В области начался отопительный сезон. Как проходила подготовка к нему в условиях реформирования жилищно-коммунального хозяйства? Уменьшилось ли количество проблем, которые ежегодно приходится решать в этой связи руководству региона и каждого муниципального образования? Об этом с корреспондентом «Мурманского вестника» побеседовал министр энергетики и ЖКХ Мурманской области Геннадий МИКИЧУРА.

- Геннадий Иванович, в этом году выездная межведомственная комиссия посетила некоторые муниципалитеты не один раз. Сложности, которые там возникли, типичны и для всех остальных населенных пунктов области, или речь шла о чем-то из ряда вон выходящем?

- Проблемы во всех городах и поселках одинаковые. Это неплатежи, сложные отношения с подрядчиками и управляющими компаниями. Поэтому положение дел в разных муниципалитетах зависит от того, как каждый глава относится к ситуации и справляется с ней. Можно сказать, сегодняшнее время - судный день для каждого из них. Проверка на компетентность, работоспособность - одним словом, на профпригодность. Потому что главный критерий состоятельности глав муниципальных образований - это ЖКХ вообще и подготовка к зиме в частности. Поэтому и результаты всюду разные. Оценку «хорошо» я бы никому не поставил. В основном работа проведена удовлетворительно. Но есть, к сожалению, и неудовлетворительные результаты.

- Вы, конечно, имеете в виду Никель?

- Не только, но его в первую очередь. Там глава муниципального образования и глава поселковой администрации не нашли общего языка ни друг с другом, ни с руководством Печенгского района, ни с дирекцией Кольской ГМК, от которой поселок всецело зависит. Итог плачевный. На последнем заседании правительства глава администрации Маруженко подал в отставку. Я бы сказал, что ушел он слишком мягко, избежав вполне заслуженного наказания. Неоднократно с ним беседовали, неоднократно в Никель выезжали комиссии. Показывали, объясняли, заставляли - и все без толку. Последняя комиссия была там 29 сентября, с тем чтобы произвести проверку выполняемых работ. Ведь незадолго до этого работники тамошней управляющей компании под камеры телеоператоров закапывали в землю голые трубы, лишенные изоляции. А Маруженко утверждал, что работы ведутся в соответствии с технологией и под его личным контролем. Официальные результаты последней проверки будут известны в конце недели. Но уже сейчас ясно: все делалось второпях, абы как, хотя расплатились с исполнителями по сметам. То есть так, как будто работы производились с соблюдением всех технологий. Поэтому разбирательство будет серьезное. По документам Никель к зиме не готов, поскольку ни один контролирующий орган не даст заключения о том, что там все сделано как надо. Тем не менее тепло подавать можно, и его подали. Но сами понимаете, все очень ненадежно и нет никаких гарантий, что подача тепла будет стабильной. Об этом говорит и тот факт, что первая же подача носителя привела к четырем порывам в сетях.

- Яблоком раздора в Никеле стала местная котельная. Этот вопрос как-то решается?

- Ее собственник до сих пор не определен. В свое время КГМК передала ее району. А по закону котельная должна принадлежать городскому поселению, которое не хочет принимать ее на баланс, потому что не сможет содержать. Два года назад ее хотели передать ТЭКОСу. Но местные власти доборолись друг с другом до того, что теперь ее уже и ТЭКОСу передать нельзя. Я говорил еще летом: «Принимайте котельную, определите собственника, как положено по закону. Потом мы будем решать вопрос с ее состоянием». Они своевременно не сделали первого шага, а сегодня уже не сделаешь второго. И теперь решить вопрос с котельной будет сложнее.

- Насколько я помню, проблема Никеля заключалась еще и в том, что не было денег на закупку нормативного запаса топлива.

- Теперь оно есть благодаря вмешательству правительства области. Вопрос в том, как случилось, что при высокой платежеспособности населения собираемость квартирных платежей в Никеле такая же низкая - около 65 процентов, - как в Териберке, где, как известно, безработица. Это опять же вопрос отношения главы к проблеме. Ведь кто, как не он, должен поддерживать контакт с управляющей компанией и следить за ее работой по сбору платежей?

- Каким образом главы местных администраций могут влиять на УК, чтобы те выплачивали ресурсоснабжающим организациям столько, сколько собирают с населения за коммунальные услуги?

- Во-первых, муниципалитеты являются собственниками неприватизированного жилого фонда. И зачастую процент муниципального жилья достаточно высок. Во-вторых, если у тебя на территории действует компания, занимающаяся обслуживанием жилого фонда, ты должен следить за ее работой. Потому что забота о нем - твоя непосредственная обязанность как главы администрации. И третье. Есть еще такая вещь, как административный ресурс. Но надо сказать, что сегодня практически нигде нет плотного контакта администрации с УК. Всюду только конфронтация. Хотя, делая одно дело, мы могли бы находить консенсус по любому вопросу. Как-то в разговоре с работниками УК «Комфорт» в Териберке я спросил: «Вот вы собираете 55-60 процентов платежей. Почему вы на эти деньги ничего не сделали за лето в плане подготовки к зиме?» Мне ответили: «Этого хватает только нам на зарплату». То есть единственное, что заботит УК, - обеспечить себя финансами. А то, что остается, они якобы пускают на обслуживание жилого фонда. Хотя если бы они действительно заботились о жилфонде, то получали бы зарплату пропорционально собранным средствам. Потому что это их обязанность - собирать с населения деньги. Единственный город, в котором нет таких проблем, - Североморск. Там нет управляющих компаний, жилым фондом занимаются муниципальные предприятия, но и там огромная задолженность по оплате за тепло.

Сегодня у нас заканчивается формирование саморегулируемой организации, куда войдут строительные и управляющие компании. Ею будут разработаны стандарты, которые будут контролироваться правительством, общественными организациями и населением. С ее помощью мы надеемся оставить на рынке жилищно-коммунальных услуг наиболее профессиональных и достойных. Не должно быть УК, у которых в активе только авторучки, а для производства работ они нанимают подрядчиков. Есть определенные условия: наличие материально-технической базы, персонала и т. д. Если требования будут соблюдаться, это позволит очистить рынок от недобросовестных компаний.

- Так область встречает отопительный сезон в полной «боевой» готовности или все-таки нет?

- Что касается технической стороны дела - да. То есть тепло в дома дадут. Север ведь, куда деваться? Другое дело, что зачастую засвидетельствовать это официально невозможно. В Ура-Губе, например, нет паспортов готовности на тепловые сети. Принцип главы этого муниципального образования, как, впрочем, и многих других, «никуда не денутся, тепло дадут». Так оно и получается. А долги там сумасшедшие, больше 10 миллионов. И никто этим не занимается.

Выступал глава Междуречья на правительстве. Доложил, что все готово и в принципе ситуация нормальная. Только не хватает денег для расчетов с энергетиками из-за разницы между тарифом и выставляемыми счетами. А привести его в норму не может, потому что для этого надо на 60 процентов увеличить выплаты населения. Дело в том, что он не менял нормативы потребления четыре года, потому что все время проходили какие-нибудь выборы. По нашим данным, за последние два года он ни копейки не заплатил энергетикам. Как я могу требовать, чтобы они подали электропитание? А они подали. Глава пообещал на правительстве, что разработает мероприятия, изменит норматив потребления, начнет платить. Прошла неделя - никаких документов не представлено. Это я опять же об отношении глав администраций к своим обязанностям.

- Ну Мурманск-то уж наверняка подошел к холодам с более благополучным результатом?

- Здесь тоже ситуация аховая. Надо закупать топливо, ТЭКОС в тяжелом состоянии, а муниципалитет на начало сентября был должен около 130 миллионов рублей. Сегодня долг снизился до 86 миллионов. Это за август. И пока нет текущих платежей за сентябрь. Хотя мэр заявил, что перед ТЭКОСом долгов у города нет. Тем не менее сюда идет топливо, взятое без оплаты, под честное слово губернатора. Мэр клятвенно обещал на встрече с главой региона, что 30 сентября деньги будут заплачены. Но платежи до сих пор не сделаны. И за какие деньги топливо закупать? Основной источник средств для этого - платежи потребителей, в том числе населения. Другого нет. У бюджета нет возможности компенсировать недобор. Сейчас в общей сложности город должен ТЭКОСу чуть больше миллиарда рублей.

Вообще до ресурсников доходит в среднем 50-60 процентов от того, что они выставляют. Долги растут, и сегодня сказать, что мы остановили этот вал, пока нельзя. Серьезной проблемой остаются и заниженные нормативы на тепло.

- «Вестник» неоднократно рассказывал о ситуации в Териберке. Там котельная уже дает тепло, но внутридомовые сети в плохом состоянии. Что-нибудь изменилось?

- Пока нет. Котел работает, а дома не готовы. Денег туда выделено достаточно. Работы проводятся, но уж очень медленно.

- А практика перехода на электроотопление, которая получила развитие в Териберке…

- Там один дом, где осталось всего две квартиры на центральном отоплении. Это не практика, это преступление. Самое настоящее самоуправство. Переход на электроотопление - дело очень серьезное. Нужно заключать договор с компанией, которая поставляет электроэнергию. Она выставит специальный тариф, причем немалый. Надо переделывать все электрические сети, чтобы они выдержали такую нагрузку. Ведь они рассчитаны только на потребление, достаточное для работы нескольких бытовых приборов. Но никак не для отапливания помещений. И только после всего этого можно говорить о переходе. То есть глава должен был создать для него условия. А он исходил только из того, чего хочет или не хочет население. Понятное дело, людям нравится ни за что не платить - у них ведь даже счетчиков зачастую нет - и получать и тепло, и электричество. Но ведь так нельзя. Да и, не дай бог, что случится из-за перегрузки сетей - отвечать будет глава поселка.

- Неужели нет положительных примеров?

- Была у нас очень серьезная проблема в Зареченске. Я не буду останавливаться на подробностях. Скажу только, что глава очень активно ее решал, привлекая к этому и областное правительство. И в итоге к отопительному сезону подошел практически готовым, хотя времени у него было очень мало. Жалоб из Зареченска пока нет.

Неплохо работала Кандалакша.

- Правительство будет делать выводы по поводу глав образований, работу которых считает неудовлетворительной?

- Правительство выводы уже делает. Кроме того, за каждым человеком остается моральное право признать, что он не справился со своими обязанностями, и уйти. Каждый прежде всего должен понимать свою меру ответственности за состояние вверенного ему муниципалитета. Человек должен быть способен объективно оценить свою работу. Пока желающих уйти больше нет. Все исповедуют принцип, о котором я уже говорил: «никуда не денутся, дадут».

- А с другой стороны, маленькие муниципалитеты законом предоставлены самим себе со всеми их большими проблемами.

- 131-й закон никто не отменял. И на руководстве администраций лежит обязанность заботиться о благополучии ЖКХ поселков. А основа их финансового благополучия - платежи населения. Как и в магазине, бесплатно никто ничего не даст. Да, он будет обеспечен теплом в любой ситуации. Но какой ценой, какими усилиями и за какие деньги? Ведь у нас сегодня как: если платишь вовремя, цена топлива одна. А если берешь кредит, уже совсем другая. В прошлом году она колебалась от 6 до 14 тысяч за тонну мазута при 5 тысячах в тарифе. Цену формирует множество факторов.

- Может быть, нашим энергоснабжающим предприятиям стоит закупать топливо там, где оно продается с наименьшим количеством посредников?

- Это тоже вопрос. Сегодня предприятия, которые производят топливо, сами им напрямую не торгуют. У них есть фирмы, которые занимаются сбытом этого продукта. И когда речь идет о фирмах, которые являются непосредственными партнерами того же ЛУКОЙЛа или «Газпромнефти», это одна цена. А если все идет через мелкие какие-то левые компании - совсем другая. Нам поставляет топливо для ТЭКОСа «Селена», которая лет 8 уже работает на рынке. Эта структура работает напрямую с нефтедобывающими компаниями, поэтому и цена относительно невысокая - 9 тысяч рублей за тонну мазута. ТЭКОС должен ей уже 330 миллионов. И тем не менее поставки продолжаются под устные гарантии губернатора.

Сегодня мы остаемся единственным мазутозависимым регионом в стране. С одной стороны, выход в том, чтобы применять новые технологии и переходить на другие виды топлива. Для этого нужно разработать соответствующую программу. На это уйдет год. Допустим, мы найдем деньги, чтобы перевести все котельные на уголь. Но с другой - как раз к тому времени заработает, как нас убеждают, Штокмановское месторождение и появится газ, который еще дешевле.

- Создание «ТЭКОСэнергосбыта» отразится на тарифах на тепло для населения?

- Нет. Мы создавали эту компанию, чтобы можно было закупать топливо, пока ТЭКОС находится в состоянии, когда вопрос стоит о его ликвидации. Она не имеет никакого отношения к тарифу ТЭКОСа.

- К нам в редакцию поступают звонки с вопросами о том, почему в домах нет тепла в то время, как на дворе уже зима. Например, жительница Ревды жаловалась, что там уже снег выпал, а трубы холодные.

- Можно сказать, что область на 98 процентов к зиме готова. Выездная комиссия слышала немало бравых отчетов. Но у нас ведь, как всегда, зима приходит неожиданно. И именно сейчас становится ясно, кто на что способен и кто действительно работал. Решение о дате начала отопительного сезона принимает глава администрации в соответствии с законом. Глава Териберки решил, что тепло пойдет в дома 30 сентября. В Коле начали топить с 28-го. В Ловозере, Гаджиеве, Ревде - с 29 сентября. Технология пуска тепла предусматривает, что этот процесс может растянуться на срок от недели до 10 дней. Но это не касается поселков с четырьмя домами. Так что можно считать, отопительный сезон в области стартовал. И топят уже во всех муниципалитетах, за редким исключением. Даже Никель - и тот сегодня с теплом.

Беседовала Оксана ДУШЕНЬКОВСКАЯ