Сегодня мы начинаем публикацию интервью, посвященных приближающемуся 15-летию законодательного собрания региона - Мурманской областной думы. Нашими собеседниками станут люди, работавшие во всех созывах регионального парламента и представляющие все его фракции. Открывает эту серию беседа с Владимиром Ахрамейко, входящим во фракцию «Справедливая Россия».

- Владимир Николаевич, с какими чувствами вы вспоминаете 1994 год? Как зарождалась Мурманская дума?

- Вместе с воспоминаниями приходят и разные чувства - и огорчение, но в то же время и удовлетворение, и радость от того, что все эти годы я был востребован моими избирателями, теми людьми, с кем я жил и работал в том далеком прошлом. Помню и те выборы - это были выборы надежды, так же как и в Верховный Совет России, на съезд народных депутатов СССР.

Тот первый призыв в областную думу я бы назвал призывом романтиков. Мы баллотировались с твердой уверенностью в том, что вот мы придем и изменим жизнь наших людей к лучшему. Все высказывали свои идеи. Будучи главой Кандалакшского района, я твердо верил, что Кандалакшу мою родную обидеть при утверждении бюджета на заседании думы будет нельзя.

Да и не только я, каждый из депутатов первого созыва верил, что примем для Мурманской области такие законы, которые изменят жизнь к лучшему. И сделать в том созыве удалось многое. Но второй и третий созывы были более плодотворны. Ведь вначале мы только-только создавали базу, стояли у истоков парламентаризма Мурманской области, приглядывались и прислушивались друг к другу.

Помню, на первом заседании была очень жаркая баталия по выборам председателя думы. Баллотировались двое - Ахрамейко и Сажинов. Голосование шло много раз, очень долго, но ни один из нас не мог набрать достаточного количества голосов. В перерывах бесконечные консультации, в конце концов, я вышел на трибуну и объявил, что снимаю свою кандидатуру. На этом выборы закончились, все дружно проголосовали за Павла Александровича Сажинова, а потом и еще два раза. На трех созывах он был председателем думы.

- А чем запомнился второй созыв?

- Второй созыв также был достаточно боевой, прошедший через избирательные баталии. По 8-10 кандидатов на каждый депутатский мандат. Конечно, то, что и второй, и третий, и четвертый раз я победил, меня воодушевляет и в то же время накладывает очень большую ответственность - я не имею права ни на один день, час, минуту забыть об интересах тех людей, которые меня сюда избирают.

Во втором созыве я отказался баллотироваться на выборах председателя комитетов, которые мне предлагали, а поставил перед собой задачу создать комитет по образованию, науке, культуре и делам молодежи.

Прошел год или даже полтора, мы много раз выходили на заседания думы, убеждали своих коллег, и в конце концов комитет был создан, меня избрали его председателем.

Тогда началась очень плодотворная работа. Десятки законопроектов, которые были внесены мной вместе с коллегами, были приняты. И первая большая удача - 1999 год, когда был принят закон о социальной поддержке работников культуры, работников библиотек.

Перекидывая мостик от того времени к этому, иногда ставлю перед собой вопрос: «Слушай, у тебя 15 лет работы в думе. А стало ли лучше людям, которые тебя избирают?» Это главный вопрос, и, честно признаюсь, однозначного ответа нет. Скорее всего, годы, которые мне пришлось пережить на посту главы Кандалакшской администрации (1990-1997), были особенно тяжкими. А последующие - время каких-то постоянных реформ, зачастую совершенно непонятных людям, а порой просто им ненужных.

- Но ведь реформы проводят для улучшения того, что идет плохо?

- Любая реформа должна ставить конкретные цели и задачи. Анализируя сегодняшние реформы, я не вижу ни в одном направлении каких-то улучшений. К примеру, как мы ни бились за улучшение дел в образовании, главный вопрос - достойная оплата труда учителя - остается нереализованным.

Жилищная реформа. Казалось бы, самое больное для людей. Посмотрите, как люди живут - многие по-прежнему в бараках, в ветхих домах, которые разваливаются прямо на глазах. В моей Кандалакше и Зеленоборском это просто трагедия!

А нынешняя военная реформа - как можно выкидывать людей, оставляя их без работы и без жилья! Представьте, человек 15 или 20 лет занимался своим делом, верил, что нужен стране, и вдруг ему говорят: уходи! Разве можно принять такую реформу? Причем никто не объявляет четко и ясно ее цель.

Принятый бюджет области - это, по нашему мнению, откат назад. Не индексируется заработная плата, но говорится о том, что не ухудшается положение бюджетников. Растут тарифы, квартплата, растет инфляция. Говорить, что бюджет хорош и социально ориентирован, на мой взгляд, нельзя.

- Да, неюбилейный какой-то разговор у нас получается.

- Но ведь именно перед юбилеем человек анализирует, прикидывает: а правильно ли все сделано за эти годы? Если нет среды, в которой можно доказывать, отстаивать свою точку зрения, убеждать и убедить своего оппонента, - нет прогресса. Начинается застой. Может быть, у нас все это не так очевидно, многое зависит от решений, принятых наверху.

- И какой же выход?

- Одно спасение для России вижу в будущем - если то, что сказал президент об изменениях в избирательной системе, назревших уже давно, о поддержке, в том числе в СМИ, одинакового отношения ко всем партиям, станет реальностью.

Говоря о модернизации, и Путин, и Медведев понимают, что без нее страна постепенно выгребет из своих закромов все, что есть. Дома как валились, так и будут валиться, как горели интернаты для престарелых, так и будут гореть. Потому что финансирования на все это нет. Как не было дорог, так их и не будет. А был великолепный шанс во время кризиса и людей занять, и поправить дела в строительстве, в том числе жилищном.

Ну хорошо, революций не надо. Об этом говорит лидер нашей партии Сергей Миронов, об этом же говорю и я, в том числе когда иду на выборы. Не надо насильно национализировать, отбирать то, что отдано, потому что это кровопролитие, бардак на многие-многие годы. Россия вот так наелась этого! Но ведь можно же принять закон, ввести другую шкалу налогов: не плоскую (13 процентов со всех), а прогрессивную, как это сделал весь мир. Мы говорим, что в Америке, Англии, Швеции хорошо живут. Так введите 50 процентов налога, к примеру, хотя бы на прибыль в миллион долларов: и образование, и наука заживут ого-го как!

- Но в будущем вы ожидаете улучшений?

- Честно говоря, все-таки я верю в будущее. Иначе и жить не стоит, и ни одного дня я здесь бы не задержался. Я много раз уже думал: надо бросить все и уйти. Но если я буду молчать, если я не буду бороться, как та лягушка в жбане с молоком, то кто?

Как мне кажется, президент Дмитрий Медведев верно почувствовал, что пора внести коррективы в нашу политику. Надо изменить избирательную систему, навалиться на модернизацию. Верю и в то, что Медведев сумеет положить конец фактической монополии одной партии - «Единой России» - на власть, сумеет своими действиями убедить россиян, что у России есть будущее. Со своей стороны я тоже буду убеждать, что будущее есть. Народ наш невероятно терпелив, и его терпение еще не исчерпано.

Беседовал Игорь КАТЕРИНИЧЕВ.