Второй год подряд честь первыми возобновить законотворческую работу после новогодних каникул выпадает депутатам комитета облдумы по делам семьи, молодежи и спорту.

Повестку вчерашнего заседания комитета никак нельзя было назвать напряженной. Первым значился внесенный губернатором проект изменений в областной Закон «О размере оплаты труда приемных родителей и льготах, предоставляемых приемной семье». Докладывал зам. министра образования и науки Сергей Мякишев. Собственно, долго ему докладывать не пришлось: речь в рассматриваемом документе шла о приведении норм регионального закона в соответствие с федеральным законодательством. И свелось это приведение в основном к замене слов «оплата труда приемных родителей» на «вознаграждение приемным родителям». Размер же этого вознаграждения, по словам Сергея Борисовича, останется неизменным. Каким именно?

На 1 января 2010 года в нашей области числятся 5153 сироты. 3924 из них охвачены разными формами семейного воспитания. В семьях усыновителей воспитываются 1705 бывших сирот, в приемных семьях - 374, в семьях опекунов - 1845. И государство щедро оплачивает любовь неродных родителей.

Усыновители получают две единовременные выплаты: областную - 100 тысяч рублей и федеральную - 15 тысяч. Приемным родителям и опекунам казна ежемесячно выплачивает на содержание каждого ребенка от 6786 до 9089 рублей (в зависимости от его возраста) плюс порядка 10 тысяч на летний отдых ребенка, к которому также предоставляется бесплатный проезд к месту отдыха - ежегодно. Ну и вознаграждение приемным родителям - 17563 рубля на каждого сироту ежемесячно. А если это «особенный» ребенок (например, инвалид), сумма увеличивается наполовину.

Получается, приняв на воспитание двух нездоровых сирот, вы за свою доброту получите более 50 тысяч рублей в месяц. Что заметно выше средней зарплаты работающего человека. Понятно, что это вознаграждение нельзя называть оплатой труда, ведь тогда - руководствуясь формальной логикой - и другие граждане могут потребовать от государства плату за воспитание своих родных детей: чем они хуже?

Стремление государства дать сироте новую семью вне всяких сомнений разумно, гуманно и справедливо. И наверное, экономически целесообразно: содержание сироты в семье обходится казне дешевле, чем детдомовщина, а о качестве воспитания и говорить не приходится. По словам Елены Придатченко, зам. нач. отдела опеки и попечительства регионального министерства образования и науки, «у нас в области, слава богу, нет компанейщины по принципу «Всех в семью!» Наоборот, кандидаты в приемные родители проходят тщательный отбор и обучение. При этом число детей в приемных семьях выросло с 10 в 1999 году до 374 в нынешнем.

И все же при всех плюсах такой системы в разговорах «не для печати» и чиновники областного правительства, и депутаты сокрушенно соглашаются: есть здесь какой-то сбой. Выходит, что дети из «нормальных» семей видят от государства заметно меньше поддержки, чем дети «лишенцев». Ведь получается, что «нормальные» платят дважды: содержа родных детей и налогами оплачивая вознаграждения и пособия приемным семьям. Интересно, почему бы не попробовать законодательно обязать лишенных родительских прав платить государству алименты на своих «кукушат»?

А комитет по делам семьи, молодежи и спорту проект изменений в закон о размере оплаты труда приемных родителей рекомендовал к принятию. Также была поддержана и законодательная инициатива Госдумы Ставропольского края.

Тамошние депутаты хотят изменить статью 4 Федерального закона «О дополнительных мерах господдержки семей, имеющих детей». Тут речь тоже о деньгах. А суть вот в чем. Случается такая беда, что новорожденный ребенок оказывается нежизнеспособным и умирает на первой неделе жизни. Пенсионный фонд в этом случае отказывает родителям в праве на получение материнского (семейного) капитала. Что, по мнению ставропольчан, несправедливо - мама-то ведь свой долг выполнила, родила. Эту несправедливость они и предлагают устранить. Наверное, это правильно. Хотя лично я сомневаюсь, что несколько сотен тысяч рублей (да хоть миллионы!) хоть немного утешат в горе потерявших ребенка родителей.

Петр БОЛЫЧЕВ