Спад на фоне дат

В 2011 году нам предстоит отметить три знаменательные даты - 150-ю годовщину отмены крепостного права в России в 1861 году, 35-летие начала массовой выдачи паспортов колхозникам в 1976-м и 20-летие упразднения Комитетом конституционного надзора СССР института прописки в 1991-м. Первое событие подробно освещается в школьном курсе истории, и о нем помнят даже троечники. О втором знают куда меньше. Действительно, тот факт, что еще 35 лет назад треть советских жителей не имела легальной возможности перемещаться по стране, в начале XXI века выглядит диким и абсурдным. Наконец, юбилей упразднения прописки и вовсе кажется смехотворным. Административные барьеры для свободы передвижения никуда не исчезли, а объем внутренней миграции упал за 20 лет в 2,5 раза.

Значение внутренней миграции в истории России трудно переоценить. Большинство территории страны было освоено именно благодаря переселению жителей. Примеров миграционных революций достаточно - от походов Ермака и столыпинского вывоза крестьян в восточные районы России до освоения месторождений Западной Сибири во второй половине XX века, без которого вряд ли было бы обеспечено нефтегазовое благополучие последних десятилетий.

Конечно, темпы миграции в России были скромнее американских. Там в разгар золотой лихорадки население Сан-Франциско выросло за 1849 год с 800 до 25 тыс. человек - и для этого не потребовалось ни ГУЛАГа, ни государственной поддержки переселенцев. Но сегодняшние цифры удручают еще больше. Если житель США в среднем меняет место жительства 13 раз, Великобритании - 7 раз, то гражданин России - 1,5 раза за всю жизнь.

Между тем в 2011-2012 годах прогнозируется ежегодное выбывание до 1 миллиона человек вследствие демографического кризиса. В дальнейшем сокращение численности трудоспособного населения будет идти еще более высокими темпами. Так что переезд граждан из депрессивных территорий с растущей безработицей в более благополучные - единственный способ сохранить экономический потенциал последних без масштабного привлечения рабочей силы из-за рубежа. При этом внутренняя миграция продолжает сокращаться. Только в 2009 году она снизилась на 12% - с 1,94 до 1,7 миллиона человек. Общероссийские показатели внутренней миграции сегодня находятся на уровне 1897 года.

Демографы выделяют несколько потоков существующей внутренней миграции: Восток - Запад, Центральная Россия - мегаполисы, республики Кавказа - Предкавказье, мегаполисы Центра и Поволжья, Север - Юг, Север - Северо-Запад, Дальний Восток - Предкавказье, граница с Казахстаном - города Поволжья и Урала. Но два ключевых направления миграции, как и в 70 - 90-е годы XX века, - это село - город и регионы - Московская агломерация. По данным Московского инвестиционного агентства недвижимости, на первом месте среди интересных для переезда остается столица (более 55%), на втором - Подмосковье (20%), на третьем - регионы Поволжья (до 10%).

К барьерам!

Сокращение внутренней миграции - результат сочетания целого ряда факторов. Есть среди них и позитивные. Так, снижение привлекательности переезда на Дальний Восток (население которого сократилось за 16 лет на 18% при среднем показателе по стране 3,3%) - результат не только утраты прежних привилегий и льгот, но и развития рыночной экономики, позволившей активной части граждан применить предпринимательские навыки на «своей» территории.

Но негативных факторов куда больше. Это и инерция граждан, и нерешенность проблемы обеспечения жильем при переезде, и множество административных барьеров.

Первое препятствие - зарегулированная система регистрации. По данным ВЦИОМа, только 35% граждан не сталкивались с проблемами при ее оформлении. 45% опрошенных фиксируют большие очереди, 26% - неудобный график работы госучреждений, 23% - грубость работников регистрационного учета, по 12% - взяточничество, превышение установленных законом сроков оформления документов, требование чиновниками дополнительных документов, 10% - необоснованные отказы.

Следующая проблема - колоссальная социально-культурная инерция граждан, которые к переезду обычно не готовы. Согласно оценке ВЦИОМа, переезд является одним из наименее приемлемых для граждан способов поиска работы. К переезду в другую точку России готовы 10%, что сопоставимо с числом готовых уехать в другую страну (7%). А согласно данным «Левада-Центра», почти половина граждан считают, что нет нужды ни в каких мигрантах, в том числе и во внутренних! Переехав на другое место, граждане испытывают массу неудобств. Так, несколько лет назад на Ставрополье ввели квоты на прибытие в край граждан России. Прием со стороны местных жителей тоже не назовешь радушным. Громкий скандал разгорелся в прошлом декабре в Хакасии: там в День энергетика случилась драка между жителями поселка Черемушки и «пришлыми» строителями, приехавшими на восстановление Саяно-Шушенской ГЭС.

Но главное препятствие на пути внутреннего мигранта - это отсутствие жилья. Приватизация жилья, когда-то замышлявшаяся как рыночная мера, усилила у граждан страх перед его потерей или невыгодной продажей в случае переезда. Не только покупка, но даже наем жилплощади для большинства людей недоступен. Высокие ставки обусловлены в том числе малоразвитостью рынка. В России сдается лишь 5% квартир (столичный показатель несколько выше - 15%), в то время как западный показатель, по оценкам ассоциации «Деловая Россия», составляет 55-65%. А во Франции на законодательном уровне установлено, что не менее 30% муниципального жилья должно быть арендным. Работодатель тоже не спешит обеспечить жильем: лишь в 5% вакансий, предусматривающих переезд, оговаривается выделение временной жилплощади. Предлагаемый же уровень зарплаты редко делает возможной даже аренду.

Испытание кризисом

На смену еще не завершившемуся экономическому кризису в 2010 году надвигается социально-трудовой. С января идет рост безработицы, продолжается нарастание диспропорций между отдельными территориями, в некоторых малых городах жилищно-коммунальные тарифы превысили размер зарплаты граждан.

По прогнозу Всемирного банка, в ходе восстановительного роста новые работники не понадобятся вплоть до 2011 года, а после кризиса естественный уровень безработицы в целом увеличится…

На сегодня кризис не стал стимулом к повышению мобильности граждан. Наоборот, по данным ВЦИОМа, число готовых к переезду жителей России сократилось с 16% до 10%. Однако проблема безработицы в ближайшие месяцы, возможно, обострится, а формы квазизанятости (неполная занятость, общественные работы) оправдывают себя далеко не во всех случаях.

Что делать?

Оживление миграционных потоков обычно происходит в периоды экономического развития, тогда как «оседание» предвещает застой и деградацию. Поэтому продолжающееся снижение мобильности граждан является тревожным знаком с точки зрения перспектив экономического роста.

Активизация внутренней миграции возможна лишь при целенаправленной поддержке со стороны государства. Прежде всего речь идет об активизации жилищного рынка. Назрела необходимость формирования фонда подменного жилья, которое муниципалитеты могли бы предоставлять переселенцам в первые годы после переезда. Оживить рынок аренды мог бы переход от сегодняшнего акцента в сторону приобретения жилья в пользу развития найма. Имеет смысл рассмотреть вопрос о предоставлении гражданам права на однократное получение субсидии с целью переезда в другой регион (за исключением Москвы и Санкт-Петербурга).

Сегодня понятие «миграционная политика» ассоциируется у нас не с поощрением переезда граждан в благополучные регионы, а с ограничением этого притока. Здесь назрел целый комплекс мер: ликвидация административных барьеров для граждан России, содействие в социализации переехавших на новое место жительства, снабжение жителей «проблемных» территорий информацией о вакансиях, стимулирование создания подменного жилого фонда. Даже Федеральная миграционная служба постепенно устает от функции цербера и пытается перейти к поиску рациональных решений. Первая из таких инициатив - обещанный с 2012 года переход к уведомительной процедуре регистрации граждан по месту жительства. О необходимости изменить отношение к миграционной политике заявил и первый вице-премьер Игорь Шувалов: по его словам, люди должны чувствовать себя «достойно, а не униженно». Препятствий здесь множество - бюрократия будет встревожена перспективой лишиться коррупционной ренты, а общество вспомнит об угрозе «засилья мигрантов».

Но, что бы ни утверждали критики, позитивный опыт внутренней миграции уже появляется. При строительстве олимпийских объектов в Сочи сделан акцент на привлечении рабочей силы из числа жителей России. Внушает оптимизм опыт Белгородской области, власти которой смогли стимулировать переезд в регион большого числа мигрантов-россиян…

Успешная миграционная политика сулит и другие преимущества - например, постепенный запуск потока переселенцев из мегаполисов в регионы Центральной России, Урала, Сибири, Дальнего Востока. Качество жизни в областных и краевых центрах постепенно растет - а значит, перспектива покинуть «столицу» будет выглядеть не столь уж мрачной. Неудача же миграционной политики окончательно поставит крест на планах по выравниванию уровней социально-экономического развития регионов.

Журнал «Профиль», № 19 от 24.05.2010.

Публикуется в сокращении.

Леонид ДАВЫДОВ*

* Автор - председатель комиссии Общественной палаты РФ по региональному развитию и местному самоуправлению, советник губернатора Мурманской области.