Печально известный тезис об обострении классовой борьбы по мере развития социализма, похоже, рано списывать со счетов. Если применить его к борьбе предвыборной, получим практически полное совпадение. То есть по мере приближения выборов борьба между депутатами и фракциями за «светлое думское будущее» становится все более ожесточенной.

Примеры в изобилии предоставило недавнее пленарное заседание областной думы, проходившее два дня - 6 и 7 июня. К концу работы в понедельник оппозиционные фракции то и дело покидали зал заседаний. Поводом стало обсуждение новой редакции закона о выборах депутатов Мурманской областной думы. Любопытно было бы спросить у избирателей, голосовавших за представителей партии «Справедливая Россия», поручали они своим избранникам хлопать дверью или предпочли бы, чтобы те, кому они отдали свои голоса, отстаивали позицию, отыскивая все новые и новые аргументы. Кстати, козырять мнением неведомых и безымянных «простых избирателей» давно уже стало чем-то вроде заклинания у оппозиционеров.

Тягой к демаршам члены фракций СР и КПРФ, видимо, заразили даже одного из самых выдержанных депутатов - коммуниста Павла Сажинова. Он заявил об отказе работать над единороссовским законопроектом о выборах в составе комитета по законодательству и государственному строительству, им же самим и возглавляемого! Плох или хорош законопроект, но Павел Александрович всегда стремился решать конфликтные ситуации за столом переговоров, а не выкриками и демаршами на публику.

Честно говоря, даже обидно, что такой уважаемый и опытный политик вдруг польстился на лавры записных думских «ораторов». Взять хотя бы кулачный грохот по трибуне эсера Владимира Ахрамейко и его посулы «микрофоном настучать по голове» всем, чья точка зрения на тот или иной законопроект отличается от его мнения. Или провокационные, на грани фола, реплики коммуниста Василия Калайды в адрес коллег. Впрочем, выкрики, перебивание выступающих - те методы, которыми зачастую грешат многие представители парламентского меньшинства.

Характерно, что фракции как эсеров, так и коммунистов ранее довольно часто пользовались поименным голосованием как жупелом - дескать, «высветив» свои имена, не все единороссы рискнут проголосовать за непопулярные с социальной точки зрения законопроекты. А тут - о чудо! - лидер фракции эсеров Александр Макаревич заявляет в ответ на предложение лидера фракции ЕР Игоря Сабурова голосовать поименно, что это «лишает депутата права на личный выбор». Поэтому и фракция СР не примет участия в голосовании по этому законопроекту и покидает зал заседаний. Такая вот словесная эквилибристика в стремлении выдать черное за белое.

- Интересно, демарш на два дня или только на сегодня? - задал риторический вопрос Андрей Иванов (ЕР).

- Мне тоже интересно, - усмехнулся спикер, единоросс Евгений Никора.

Надолго, правда, эсеров не хватило. Вернулись после голосования. Правда, потом все равно зал покинули, да еще и коммунистов с собой прихватили.

На второй день думской сессии, правда, «блуждающие фракции» были на месте как штык. Правда, недоставало лидера эсеров Александра Макаревича. Василий Калайда и Андрей Иванов в течение дня обменивались загадочными репликами о том, почему один из них до сих пор еще здесь, а не под замком, а другой в новой рубашке взамен порванной. Не менее загадочно перешептывались депутаты и в кулуарах во время перерывов.

Картина более-менее прояснилась после заявления Андрея Иванова о предоставлении видеозаписи камер наблюдения, установленных в коридоре 3-го думского этажа, за понедельник примерно в пять минут девятого вечера. По словам Андрея Степановича, там случился конфликт между ним, Василием Калайдой и Александром Макаревичем. Причем конфликт закончился врукопашную.

Судить о чьей-то вине без знания всех обстоятельств, со слов только одного участника, конечно, не возьмусь. Поделюсь лишь своими впечатлениями о каждом из них. Андрей Иванов проявил себя в думе как трезвый политик-реалист. Достаточно уравновешенный, умный, хоть и любящий подчас прикинуться простачком. В думу он пришел из бизнеса, где подобный набор личных качеств считается чем-то вроде обязательного стандарта.

Александра Макаревича, пожалуй, смело можно назвать профессиональным политиком, со всеми присущими этой профессии достоинствами и недостатками. По характеру он довольно эмоциональный, иногда даже взрывной. В своей области знаний хорошо образован, правда, не всегда соотносит стиль речи с уровнем аудитории, перед которой выступает.

Наконец, Василий Калайда, если так можно выразиться, «анфан террибль» нашего заксобрания, депутат всех созывов, делавший краткий перерыв в своем депутатстве на время работы вице-губернатором. В нынешнем думском созыве затих и практически «лег на дно», активизировавшись лишь в последние несколько месяцев выборного года. Известен своей громогласностью и не всегда щепетильным выбором выражений по адресу своих коллег. Между прочим, пять лет назад, весной 2006-го, была темная история, когда прокуратура проводила проверку по заявлению одного из работников думского аппарата. Тот обвинял депутата Калайду в попытке оскорбления личности. Тогда дело замяли. Посмотрим, как будут развиваться события на этот раз.

А вообще случай с рукоприкладством, если он будет доказан, - довольно закономерный итог развития отношений между фракциями в нынешнем созыве областной думы. Не припомню случая, чтобы законодательные инициативы оппозиционеров прорвались через блокирующее большинство единороссов. Неумение договариваться и искать компромиссы заставляет использовать любые способы проявить себя. Так что получается, как в знаменитой песне Юза Алешковского «Товарищ Сталин, вы большой ученый»: «Мы это все, конечно, понимаем как обостренье классовой борьбы».

Игорь КАТЕРИНИЧЕВ