В начале октября «Грузинская мечта» явила миру настоящее чудо. Шутка ли, едва ли не впервые на постсоветском пространстве оппозиция пришла к власти без разноцветных революций и крови, а демократичным выборным путем.

Но дело даже не в этом. Собственно коалиционной партией «Грузинская мечта» была провозглашена всего менее полугода назад - в апреле 2012-го, образовавшись из одноименного общественного движения. Его в декабре прошлого года создал обнаруживший вдруг в себе политические амбиции миллиардер Бидзина Иванишвили. За столь короткий срок, до сих пор известный грузинской общественности исключительно как меценат и филантроп, он сумел не только консолидировать грузинскую оппозицию, но и так сгруппировать силы, что нынешний разгром партии власти на выборах аналитики не называют разве что постыдным. Набрав почти 55 процентов голосов, новорожденная «мечта» может претендовать теперь на 83 мандата из 150 мест в грузинском парламенте. Но и это - не главное. Согласно обновленному некоторое время назад грузинскому законодательству именно партия-победитель формирует кабинет министров. Чем, кстати, уже не преминул воспользоваться Иванишвили, представив на этой неделе кандидатов в новый кабмин.

Некоторые представители российской оппозиции, а также грузинского и американского истеблишмента поспешили привесить новоявленному грузинскому лидеру набивший оскомину ярлык «кремлевского проекта», зацепившись за один пункт предвыборной программы - о налаживании контактов с Россией. Однако даже при беглом взгляде на поствыборное медиапространство становится понятно, что явленное чудо «Грузинской мечты» породило больше вопросов, чем ответов.

К примеру, западные СМИ назвали победу оппозиции не иначе как «геополитическим землетрясением на Кавказе». Похоже, что по большому счету до сих пор никто толком и не знает: с чего это вдруг? И кто вы, мистер Иванишвили? Хотя скудной имеющуюся информацию не назовешь. Как-никак - 153-е место в списке самых богатых людей мира по версии журнала «Форбс».

Состояние свое Иванишвили наживал совсем не на родине, хотя и родился в грузинском селе Чорвила в шахтерской семье. Вероятно, поэтому эксперты и сейчас совсем не спешат категорически связывать миллиардера узами с Грузией, а политкорректно называют его в комментариях «бизнесменом грузинского происхождения». Правда, на родине он успел с отличием окончить инженерно-экономический факультет Тбилисского госуниверситета. Затем - аспирантура в НИИ труда в Москве, защита диссертации, ученое звание и открытый карьерный рост в науке. Не улови он вовремя ветер перестройки…

Свой первый бизнес - кооператив по производству армированных шлангов он создал уже в конце 80-х. Дальнейшая бизнес-биография, пожалуй, характерна для большинства олигархов, умножавших капиталы в России 90-х. В ней присутствовало много чего - начиная от аптечных сетей и заканчивая горнодобывающей промышленностью. Но ставку в базовом бизнесе Иванишвили сделал не на недра, а на финансы, основав в начале 90-х банк «Российский кредит». Считается, что бизнес в Москве, включая банк, Иванишвили продал перед началом политической карьеры. Во всяком случае, сам он заявил именно это. Но, по некоторым данным, «Российский кредит» все еще юридически находится в его собственности. Сделка по продаже должна быть закрыта до конца года. А пока процедура не завершена, ее всегда можно отыграть назад.

Нельзя не отметить, что основательно обжившись в Москве, Иванишвили не особенно торопился воссоединиться с родиной и после распада СССР получил российское гражданство. А с начала 2000-х с его гражданским самоопределением и вовсе началась полная чехарда. В 2002-м Иванишвили переезжает во Францию, но через два года, по некоторым данным, все-таки возвращается в родное село, получая в 2004-м году гражданство Грузии. Однако в 2010-м получает французское гражданство, автоматически по грузинскому законодательству лишаясь юридической принадлежности к родному государству. Но не сразу, а годом позже по решению суда - буквально в канун своего неожиданного решения выйти на большую политическую арену. Он добровольно отказывается и от российского, и от французского гражданства и пытается через суд восстановить грузинское. Но неудачно. Пока гражданство этой страны возвращено только его жене, которая номинально и числилась одно время лидером «Грузинской мечты».

Сам же Иванишвили, оказавшись главной политической фигурой на грузинской шахматной доске и юридически являясь лицом без гражданства, попал в правовую коллизию. Есть информация, что срок его пребывания в Грузии должен был истечь в конце прошлой недели. Дело о восстановлении гражданства рассматривается в Верховном суде, и сейчас уже никто не сомневается, что будет решено положительно. Но, как говорится, дорога ложка к обеду. И тут очередной неожиданный шаг делает президент Саакашвили - в воскресенье в интернет-пространстве появляется информация о том, что глава Грузии готов внести поправки, либерализующие правила пребывания в Грузии, и Иванишвили может оставаться в стране, не нарушая при этом визовые ограничения.

Поведение Михаила Саакашвили во всей этой истории тоже не может не вызывать удивления у наблюдателей. С чего бы сейчас такая милость к политику, которого в 2011-м он лишил гражданства, не особо церемонясь? Да и практически весь предвыборный год в прессе появлялось немало публикаций о нелегком политическом настоящем сторонников партии «мечты». Тем более что согласно соцопросам, на результаты которых ссылаются все без исключения российские и международные СМИ, практически до сентября этого года Саакашвили вообще не беспокоился о своем будущем и его «Единое национальное движение» имело явный потенциальный перевес.

Все изменило грузинское центральное телевидение, продемонстрировавшее аккурат незадолго до выборов скандальные ролики с пытками заключенных в тюрьме. Взрыв общественного негодования оказался настолько мощным, что обрушил рейтинги правящей партии сразу на 20 процентов, и исправить ситуацию в короткий срок уже не могли никакие пожарные меры, включавшие громкие раскаяния и не менее громкие отставки.

После 1 октября от Саакашвили ждали чего угодно, особенно горячие головы не исключали и силового решения ситуации. Но неожиданно для всех, даже не дождавшись стопроцентного подсчета голосов, президент признал победу «Грузинской мечты», заявив чуть позже, что отныне он сам уходит в оппозицию. При этом Саакашвили не сделал даже попытки воспользоваться своим правом президента предложить кандидатов на посты министров-силовиков. И до сих пор продолжает демонстрировать всяческую лояльность к победившему оппоненту. Это немало озадачивает российских политологов, которые уже чуть не в один голос признают, что считать реализацию «Грузинской мечты» прокремлевским проектом, по меньшей мере, наивно. Кстати, не в пользу этого говорит и предложенная на пост министра обороны кандидатура Ираклия Аласании, чей отец, будучи офицером, погиб в начале 90-х во время войны в Абхазии. А сам он какое-то время возглавлял прогрузинское правительство Абхазии в изгнании. Победившая «мечта» действительно заявляет, что готова вести переговоры со всеми заинтересованными сторонами, включая Москву, о статусе Абхазии и Южной Осетии. Однако при этом подчеркивается, что говорить о признании независимости этих республик никто не собирается.

Да и вообще ближайшая политическая программа новой партии власти изобилует стремлениями соединить мокрое с твердым. Иванишвили собирается налаживать диалог с Москвой, одновременно подчеркивая, что не намерен отказываться от стремления Грузии вступить в НАТО. И первый визит он намерен нанести именно в США, объясняя логичность поездки тем, что: «За все это время - и до, и во время, и после выборов - решающую роль играли американцы, которые заняли очень принципиальную позицию. И не только во время выборов - они много инвестиций вложили в развитие демократических институтов в Грузии».

Не в пользу пророссийских настроений говорит и то, что представители Иванишвили успели фактически ответить отказом на предложение президента Белоруссии Александра Лукашенко о вступлении Грузии в СНГ.

Россию также всерьез беспокоит будущее черноморской геополитики, и в частности роль нового лидера в тандеме Грузия-Украина. Особенно остро вопрос встает в преддверии Олимпиады в Сочи, к которой российское минобороны планирует увеличить группировку сил Черноморского флота.

Что уж говорить о том, что именно Грузия является наиболее комфортным плацдармом для эскалации ситуации в Иране и взятия под разведывательный контроль едва ли не всего Каспийского региона.

Впрочем, и наши вечные оппоненты на Западе не спешат праздновать победу. США и их сателлитов, по данным американских СМИ, всерьез беспокоит, не договорится ли Иванишвили с Кремлем до такой степени, что будет готов открыть наземный коридор через Армению и дальше - в Иран? В нынешнем фактическом противостоянии по иранскому вопросу это было бы, как говорится, уже «ни в какие ворота»...

Как признаются западные журналисты, Саакашвили оказался далеко не единственным, кто просчитался в этой истории. От Тбилиси до Вашингтона мало кто ожидал столь ошеломительного успеха «Грузинской мечты», давшей повод вновь пенять грузинским лидерам на их непредсказуемость. Кстати, по одной из озвучиваемых в эти дни версий стремительного взлета «мечтателей», именно непредсказуемость, а точнее необязательность в исполнении спущенных указаний, стала главной причиной в попытке заинтересованных сил вколотить гвоздь в крышку политического гроба пока еще действующего президента.

Вопрос о том, сможет ли Саакашвили удержаться на посту главы государства до конца срока, хотя он и отказался от предложения Иванишвили добровольно подать в отставку, пока остается открытым. По мнению экспертов, невзирая на начатый переговорный процесс, ситуация в Грузии сейчас напоминает скорее вооруженное перемирие, нежели конструктивный диалог. Стороны на всякий случай обменялись предупреждениями о готовности воспользоваться своим правом: одна - импичмента, вторая - роспуска парламента, и приступили к процедуре мирной передачи власти.

Фото:
Бидзина Иванишвили.
Фото:
Фото:
Екатерина КОЗЛОВА. Использованы материалы открытых источников