Группа российских журналистов по приглашению МИД Финляндии на прошлой неделе побывала в этой стране. Темой всех встреч и обсуждений была арктическая политика. Сегодня она, как отмечалось, обрела совсем иное звучание, чем 10-15 лет назад, ведь интерес к этому региону все возрастает. На пресс-конференции министра иностранных дел Финляндии Эркки Туомиоя одним из первых прозвучал вопрос о милитаризации Арктики и возможной угрозе военного конфликта.

- На мой взгляд, ее нет, - уверен министр. - Арктическое сотрудничество хорошо налажено, взаимное доверие весьма высокое. Военные ведомства тоже принимают участие в сотрудничестве. Так и должно быть, потому что в Арктическом регионе по мере изменения климата открываются новые морские пути, растут транспортные потоки и объемы перевозок, начинается поиск и освоение природных ресурсов. Значит, увеличиваются и риски, а вместе с ними - необходимость обеспечения прежде всего экологической безопасности. Должны быть четко отлажены соответствующие механизмы взаимодействия на случай любой аварии. И в Арктическом совете год назад было подписано первое соглашение о сотрудничестве в ликвидации разливов нефти. В решении этого и ряда других вопросов необходимо четкое взаимодействие как гражданских, так и военных.

Интересовала журналистов и позиция финского МИДа в отношении акций, подобных организованной недавно «Гринписом» на российской платформе «Приразломная». Эркки Туомиоя признался, что и сам некогда был в рядах «зеленых», принимал активное участие в демонстрациях и разных акциях. Свобода проведения подобных мероприятий - основополагающий элемент любого правового государства. Но при этом они должны проходить без применения насилия, с соблюдением закона. Финляндия не вмешивается в российское судопроизводство, а лишь внимательно следит за происходящим. При этом она контактирует с правительствами стран, граждане которых находятся среди обвиняемых по этому делу. Первые озвученные обвинения в пиратстве, по мнению финского чиновника, были необоснованными. Но и за последние объявленные формулировки следует достаточно суровое наказание. Если вина участников акции будет доказана, будет и наказание по закону. В Мурманске и Петербурге процесс идет параллельно тому, который рассматривается в трибунале по морскому праву в Гамбурге по иску Голландии.

- Нужно уважать право на демонстрации и выражение мнений, но и демонстранты должны знать законы и существующие ограничения. Я во многом согласен с мнением «Гринписа» по поводу экологии Арктики, но не согласен с методами его выражения, - подчеркнул г-н Туомиоя.

Что касается высказываний о наложении моратория на разработку полезных ископаемых и, соответственно, промышленное развитие Арктического региона, министр подчеркнул, что в любом случае до начала крупномасштабного освоения природных богатств необходимо укрепить международную правовую базу. В частности, признать некоторые территории особо охраняемыми, такими, где не допускается добыча полезных ископаемых и любая промышленная деятельность. Если при разливе нефти в Мексиканском заливе за несколько месяцев пятна испарились, то подобная авария в Арктике оставит след на несколько десятилетий. К тому же надо уважать права на привычный уклад жизни коренных народов, проживающих на этих территориях. И одна из особенностей работы Арктического совета в том, что за одним столом с высокопоставленными представителями стран - членов совета при обсуждении всех вопросов сидят и представители коренных народов.

Министр не раз подчеркивал главенствующую роль Арктического совета. Только восемь постоянных его членов: Россия, Канада, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Швеция и США - принимают все решения. Тем не менее все больший интерес к Арктике проявляют государства, не имеющие выхода к Северному Ледовитому океану: Китай, Индия, Южная Корея и другие. Но, по мнению финского министра, их в большей мере, чем природные богатства Арктики, интересует Северный морской путь, который значительно сокращает время перевозок между Европой и Азией. Члены Арктического совета пришли к выводу, что эти государства тоже могут быть в роли наблюдателей, поскольку это только укрепляет его роль в определении условий всей деятельности в этом регионе и разработке их правовой базы.

Заинтересована ли Финляндия в более активном экономическом сотрудничестве с Мурманской областью?

- Конечно, заинтересована, а имеющиеся препятствия мы устраняем, в том числе и в рамках Арктического совета и Совета Баренцева Евроарктического региона, - ответил Эркки Туомиоя. - Недавно правительство Финляндии одобрило новую Арктическую стратегию, предполагающую в числе иных и расширение приграничного экономического сотрудничества. Нужно проводить более активную работу по пробуждению интереса у бизнеса, я сам сталкивался с тем, что финские компании не сумели воспользоваться имеющимися возможностями, не удалось заключить какие-то контракты. Но и роль правительств в развитии сотрудничества с соседними российскими регионами, в том числе и Мурманской областью, важна, прежде всего в плане совершенствования инфраструктуры, в том числе транспортных коммуникаций.

Последняя проблема, кажется, не останавливает лишь наших соотечественников. Представительства МИД Финляндии в Российской Федерации оформляют миллион 300 тысяч виз ежегодно. Подавляющее большинство из них - многократные. А количество пересечения границ растет ежегодно на 10-15 процентов. Финляндия намерена и дальше наращивать объемы туризма и контактов между нашими странами и их жителями. Соседи делают ставку на постепенный переход к безвизовому режиму, оговоренному Евросоюзом и Россией.

Немало наших соотечественников вообще обосновалось в этой стране. Растет число межнациональных браков, но, увы, и конфликтов в них, когда семья распадается. В Финляндии проживает около 60 тысяч человек, для которых родным является русский язык. И международные браки, по мнению господина Туомиоя, разрушаются по тем же причинам, что и «местные»:

- Мы договорились с российской стороной об обмене информацией о таких конфликтных ситуациях. И если конфликты обостряются, они разрешаются согласно международной договорной базе, поскольку и Финляндия, и Россия являются членами Гаагских конвенций по семейному праву. У меня есть и личный опыт работы с этой проблемой: 45 лет назад я был председателем комиссии по защите детей в тогдашнем муниципалитете Хельсинки. Споры об опеке в семейных отношениях, когда конфликты между родителями слишком накаляются, наиболее сложны. Я понял, что, во-первых, нельзя выносить на суд общественности какие-то конкретные случаи и личные дела отдельных людей, и во-вторых - делать выводы только на основании мнения одной из сторон.

Напоследок российские журналисты поинтересовались, видит ли господин Туомиоя себя в будущем президентом страны.

- Нет, - ответил он решительно и добавил с улыбкой: - Это даже не политический вопрос для меня, а личный. Я хочу жить у себя дома и не хочу жить в зоопарке.

Правда, кто обитает в этом зоопарке, осталось неизвестным.

Юния ВАЛАМИНА, Хельсинки.