(Продолжение. Начало в № 6, 10.)

Настоящий Восток

Бирма, нынешняя Мьянма - единственная страна на нашем пути, в которую пришлось предварительно заказывать визу - всё виртуально, за пару дней, ну и за 3000 рублей. Но она того стоила, други мои, эта самая Бирма! Может быть, лучшая страна Индокитая из тех, где мы побывали.

Бирма! Вот настоящий Восток. Чистый Киплинг, который не только тут бывал, но и написал о здешних краях немало. Сначала столица - Рангун, или Янгон по-современному. Признаюсь, мне ближе прежние, колониальные, оставленные англичанами имена.

Рангун - это сплошной праздник! Нескончаемый, изменчивый, словно в калейдоскопе, карнавал, кипящий котел улиц, дворов, пагод разной величины и красоты. Удивительно, но я, русский писатель, чувствовал себя здесь абсолютно как дома, хотя внешне всё совсем иное: и небо, и город, и люди. И запахи! Последние особенно выразительны и ярки. В России таких нет, а уж смесь из них, да еще и безжалостным местным солнцем разгоряченная... - просто ух! Стоишь, обалдевший, в плотном облаке таких вот ароматов, и понимаешь: нет, не дома вы, батенька, не дома.

Да это, в общем, по всему видно. Жизнь здесь принципиально иная. Она вся - на улице. Благо климат, беспрестанные +30 и выше, позволяет.

Многоликий Рангун

А улицы в столице - сплошной нескончаемый рынок, здесь торгуют всем и на каждом углу едва ли не круглосуточно. Тут же, на свежем воздухе, множество уличных недорогих кафе - забегаловок, где можно сытно и, как правило, вкусно поесть за сто рублей.

Европейскую кухню не найдете, но азиатская - на любой вкус. Прорва китайских ресторанчиков. Там почти непременно к рису или лапше с курицей или морепродуктами вам подадут бульон с растворенным в нем яйцом. Вещь! Особенно если накануне хорошо посидели...

Рангун многолик. Здесь в достатке и китайцев, и индусов, и малайцев, и арабов всех мастей. Не забудем и тех, кто от всех отличается, - буддийских монахов. Но о них отдельно поговорим, когда речь дойдет до здешних пагод.

Европейцев, в принципе, белых в Бирме немного, русских мы не встретили никого, только в хостеле ребята с Украины: отдыхают они уже порядком, месяц жили в Индии, сейчас в Мьянме и тоже надолго.

- Как вас с работы отпускают?

- Так мы удаленно работаем. Сюда лететь далеко и дорого - не наездишься, - отвечают.

Тут же, слыша нашу русскую речь, к нам на великом и могучем обращается еще один житель хостела - солидный, плотный мужик лет пятидесяти:

- А вы откуда, ребята?

По-русски говорит хорошо, но чуть-чуть медленно и протяжно. «Финн, похоже», - подумал я про себя. Так и оказалось. Новый знакомый представился Тимофеем.

- Так поди Теему, как Селянне? - вспоминаю я имя одного из былых финских хоккейных богов.

- Да, именно! - живо откликается Теемо-Тимофей. Оказалось, у нашего финна русская жена, жил он в Москве, теперь в Минске.

- У меня дочка в Москве родилась, по-русски говорит по-московски, - не без удовольствия замечает Тима.

«Я люблю бирманцев слепой любовью...»

Отдельная статья - местные. Мужчины-бирманцы не слишком выразительные, все, как на подбор, низенькие, черненькие. Но очень доброжелательные, улыбчивые, открытые. Самое, пожалуй, примечательное в них - юбки. Штука очень удобная для здешнего климата - надевал, знаю! Единственно, карманов вот нет. В общем, для европейца (исключая шотландцев), конечно, очень непривычно.

Ну ладно, с мужчинами вроде разобрались. Иное дело женщины... Как правило, очень изящные, миниатюрные и если не красивые, то мелодичные, по крайней мере. В этом со мной и Киплинг согласен. «Бирманские женщины очень красивы, - писал он. - Когда я умру, я хочу заново родиться в Бирме».

Но тут, замечу, жители Мьянмы внешне сильно отличаются. Здесь двенадцать народов живут как-никак. Но бирманцы из них - главный, государствообразующий. Именно о них с таким восторгом пишет автор рассказов о Маугли.

«Я люблю бирманцев слепой любовью, рожденной первым впечатлением. После смерти я обязательно превращусь в бирманца - оберну тело двадцатью ярдами настоящего королевского шелка, изготовленного в Мандалае, и буду курить сигареты одну за другой. Я буду размахивать сигаретой, чтобы сделать выразительнее свою речь, пересыпанную шутками и остротами, и гулять с девушкой цвета миндаля, которая тоже будет смеяться и шутить, как всякая молоденькая женщина. Моя подруга не станет прятать лицо, ей незачем будет скрывать соблазнительные глаза под сари, когда на нее смотрит мужчина...» - так писал великий Киплинг.

Я с ним согласен.

(Продолжение следует.)