О работе и современных проблемах управления уголовного розыска УВД области рассказал на недавнем брифинге начальник этого подразделения полковник Николай Щегольский.

В самом начале беседы полковник сообщил, что содружество СМИ и уголовного розыска приносит ощутимые плоды.

- Мы, - отметил Николай Щегольский, - очень положительно воспринимаем не только статьи, где говорят о наших победах, рассказывают о ценном опыте, но и те, где нас критикуют. Кроме того, многие информации о преступлениях и скрывшихся злодеях помогают оперативникам в их розыске. Так, опубликованная в "Мурманском вестнике" заметка "Ребятам было всего по 18...", где говорилось о двух убитых и была высказана просьба к населению - сообщить, кто что знает по поводу случившегося, помогла получить достаточно важную информацию, и сейчас розыск преступников идет активно.

По словам Щегольского, в этом году наметилась тенденция к снижению числа преступлений, в том числе краж: из квартир, автотранспорта и других. Меньше стало и тяжких преступлений, в частности убийств: за семь месяцев 2004 года в области зарегистрировано 81 убийство (в прошлом году за это же время - 90). Всего преступлений совершено 8200, а за 7 месяцев 2003 года - 9449.

- Конечно, - резюмировал полковник, - многие могут подумать, что милиция укрывает от регистрации часть заявлений о преступлениях. Это не так. Как скрыть убийство? Есть труп - значит, надо искать злодея. Или, например, угон машины, ее кража. Здесь воруют не у олигархов, а у людей, которые всю жизнь, быть может, копили деньги на автомобиль, зарабатывая их тяжким трудом. И разве сотрудник откажется принять такое заявление?

Как считает Николай Щегольский, тенденция к снижению числа преступлений объясняется тем, что в области идет естественная убыль населения. Увеличилось количество смертей, кроме того, многие люди уезжают с Севера. Еще одна причина естественной убыли населения - алкоголь и наркотики - беда современной молодежи. Более 70 процентов молодых людей и подростков совершают преступления в нетрезвом виде.

- Это очень тяжелая проблема. Потому что, если такими темпами будет идти алкоголизация молодежи и распространение наркомании, - заметил полковник Щегольский, - то вскоре некому станет защищать государство - потому что доверять оружие наркоману, алкоголику или психически нездоровому человеку нельзя. Раньше, в советское время, существовали общественные организации, которые занимались воспитанием подрастающего поколения. И довольно успешно. Сейчас все это разрушено и ничего не создано взамен.

Рассказал начальник областного угрозыска и об убийстве известного в криминальных кругах человека - Зыкова по кличке Дзен. В Петербурге было совершено убийство одного предпринимателя, связанного с Зыковым общими делами. Оба они занимались мебельным бизнесом, а Дзен еще и рыбой, и другими делами. Об этом Николай Петрович сообщил мне уже после брифинга и еще он сказал, что, по всей вероятности, тут речь идет о переделе сфер влияния. Значит, убийство Дзена произошло по заказу. Сейчас сотрудники УУР ищут и заказчика, и исполнителя.

На вопрос о том, какова обстановка в Мончегорске с хищением металла, полковник Щегольский ответил, что хищения продолжаются.

- Правда, - сказал он, - такой массы несунов уже нет. В 1999 году, когда я работал в Мончегорском ГОВД, мы задерживали их сотнями. Они тащили металл в сумках, рюкзаках и т.п. Сейчас воровство идет другими методами, основанными на достижениях технического прогресса. И еще: теперь похищенный металл меняют на наркотики. Такой вот натуральный обмен.

Одна из важных задач, которую решает управление уголовного розыска области, - розыск людей. Это и сбежавшие обвиняемые, получившие подписку о невыезде, и исчезнувшие в других городах родственники мурмачан. Отдельная статья - поиск людей, пропавших в лесах.

- В этом сезоне, - отметил Николай Петрович, - заблудились уже 17 человек. Многие не говорят родным и близким, куда направились. Через два-три дня те несут заявления в милицию. А как их искать? Сейчас вертолет уже никто бесплатно не выделит, военнослужащих, как раньше, поднимать на поиск закон не позволяет. Предприятие, где работал пропавший, тоже сейчас людей на поиски не выделяет. А в прошлые годы все это было организовано, и людей находили. Я не могу забыть один случай: в прошлом году в Кировске трое девчушек 12-13 лет пошли в лес. Потом две девочки вернулись домой, бросив там третью. А она сломала ногу. Своим родителям девочки ничего не сказали. А мама оставшейся в лесу была в отъезде, отец сильно поддавал, ему было не до ребенка. В школу она не пришла и никто не забеспокоился, в милицию не сообщили. Девочка погибла - замерзла.

Немало случается преступлений в отношении бомжей. Потом появляются неопознанные трупы. Узнать, кто он, этот человек, подчас невозможно: документы он потерял, живет на свалке либо в подвале. Дактилоскопируем его тело, но часто отпечатков у нас в компьютерах нет. И хоронят их как неопознанных.

Правда, сейчас стараемся всех бомжей дактилоскопировать. Раньше были приемники-распределители, где они какое-то время обретались, можно было с ними работать. Сейчас эти учреждения разогнали. А так называемые приюты никто открывать не собирается. В администрации одно слышим: денег нет.

Начальнику УУР задан и такой вопрос: каково положение с кадрами в уголовном розыске. На что он ответил:

- За 2 года, что я здесь работаю, коллектив сменился на 39 процентов. Почему? По разным причинам, в том числе - материальным... В Мончегорском горотделе офицер-оперативник получает 8 тысяч рублей в месяц, а в охране комбината - 12, плюс пенсия. У нас же теперь тем, кто выслужил пенсию, ее не платят, если ты работаешь, не то что гражданским лицам. Это уже три года продолжается. Конечно, люди уходят. Не укомплектовано даже управление уголовного розыска...

Зарема БОРОВАЯ