Еще в ноябре прошлого года Вячеслав Николаевич Генералов, председатель ветеранской организации Ленинского округа Мурманска, отослал в администрацию округа список адресов пустующего муниципального жилья с просьбой принять какие-то меры. Мало того, возмущался он, что городская казна в прогаре - долги по квартплате за брошенные комнаты и квартиры огромные, так и люди, кто по соседству живет, мучаются.

Однако ответа Вячеслав Николаевич так и не получил и позвонил в редакцию. А в пример привел одну из квартир девятиэтажного дома № 5, корпус 2 на улице Ушакова и подсказал телефон Галины Ивановны. Она уже четырнадцать (!) лет бьет во все колокола, добиваясь, чтобы хоть кто-то из городской администрации занялся жильем, в котором все эти годы никто, кроме бичей, не обитает. Галина Ивановна в красках рассказала мне историю своих многолетних мучений.

Когда-то эта квартира на первом этаже числилась служебной, но потом ее, как говорится, расслужебили, и вселилась туда некая Светлана В. (имя изменено). Правда, прожила недолго, начала сильно пить и куда-то исчезла. Соседи уж подумали: не случилось ли со Светой чего плохого? Но потом кто-то видел ее, совсем спившуюся, на Первомайском рынке, и все успокоились, значит, судьба такая. Людей больше тревожила брошенная квартира, в которой вовсю хозяйничали бомжи. Замок сняли, от двери одно название осталось, плиту и всю сантехнику продали. Вместо окон пустые глазницы зияли, навевая невеселые мысли о предстоящей зиме.

С первыми холодами Галине Ивановне, соседке сверху, стало совсем невмоготу. Мало того, что снизу шел отвратительный запах, так еще и пол был ледяной: батареи-то в квартире Светланы бичи давно пропили. Но и они тоже, видать, замерзали, а чтобы окончательно не околеть, разжигали на паркете костры. Сколько раз пожарных соседи вызывали, не сосчитать. Ну а потом случилось то, чего и следовало ожидать: замерзли трубы, полопались, и все фекалии поднялись в квартиры выше. "Вот тогда, - рассказывает Галина Ивановна, - тут же все начальство прикатило. А какой-то чиновник из администрации так орал на начальника ЖЭУ, что у того сердце прихватило, в больницу положили".

После этой аварии окна и дверь забили, бичи исчезли, но квартира продолжает пустовать. И куда только ни обращались с жалобами соседи, ничего не меняется, будто и нет в Мурманске жилищных проблем, и люди в очереди на квартиры десятилетиями не стоят. В ЖЭУ руками разводили, в администрации почему-то отмалчивались. "Недосуг, наверное, глобальными проблемами заняты: как бы нам еще увеличить квартплату, - задумчиво говорит мне Галина Наумова и добавляет. - А долг-то за пустую квартиру уже к 50 тысячам приблизился. Сколько в городе таких квартир! Вот они, деньги, берите! Никому не надо".

Кто - кто, а Галина Ивановна имеет полное право на критику властей. Пока ЖЭУ и УЖКХ все эти годы предпочитали в стороне стоять, Наумова вместе с соседями выяснила, что у Светланы в ордере был записан сын, которого никто из них никогда не видел. Как-то дознались, что его воспитывала бабушка, которая завещала внуку трехкомнатную квартиру на улице Книповича. Сейчас это уже взрослый мужчина. Галина Ивановна отыскала его и рассказала о матери и брошенном жилье.

Вот и вся история о том, как жильцов одного из мурманских домов чиновники довели своим бездействием до того, что люди взяли на себя обязанности сыщиков, сотрудников адресного стола и прочих служб. И все же, почему такое происходит у нас в городе? Какие шаги предпринимает администрация, чтобы не только выявить пустующие квартиры, но и обратить их, коль нет хозяев, в муниципальную собственность, дабы они не разрушались, а приносили какой-то доход? Эти вопросы я задала заместителю мэра Сергею Губичу. В ответ Сергей Витальевич даже подготовил развернутую справку, с которой мы сейчас постараемся разобраться. Сделать это, думается, надо, чтобы не стать заложниками недобросовестных квартиросъемщиков, которые вдруг некстати стали нашими соседями.

Причины, по которым часть квартир в городе пустует, конечно же, разные. Например, умер хозяин - единственный собственник жилья. Тогда заводится наследственное дело, и если через полгода не отыщутся наследники - жилье переходит в собственность государства.

Если в квартире остаются зарегистрированными несовершеннолетние, находящиеся в детдоме или у опекунов, то жилье приватизируется и передается в собственность ребенку. А еще оно может быть сдано в аренду органами опеки и попечительства или законным представителем до совершеннолетия ребенка. Примерно та же ситуация с приватизированным, частным жильем.

Нередки случаи, когда владелец квартиры или наниматель находится на принудительном лечении, в психиатрической больнице, в спецучреждении соцобеспечения. Право на жилье за ним сохраняется. Правда, частная квартира будет находиться под опекой органов здравоохранения либо соцзащиты и они вправе сдать ее в аренду.

Когда квартиросъемщик призывается в армию или служит по контракту, квартира сохраняется за ним на весь срок срочной службы или в течение первых 5 лет контрактной службы. То же самое происходит, если хозяин (наниматель) учится или работает вдали от дома. Право на жилье сохраняется и на весь период пребывания в местах лишения свободы или под стражей.

В справке, представленной Сергеем Витальевичем, я нашла и случай, подобный тому, о котором рассказывала в начале материала. Когда человек без уважительных причин не живет в квартире в течение года и местонахождение его неизвестно, то орган местного самоуправления может подать иск о признании нанимателя и его семьи безвестно отсутствующими. После этого их снимают с регистрационного учета и жилье распределяется. Иначе обстоит дело, если квартира частная. После признания собственника безвестно отсутствующим орган местного самоуправления должен назначить опекуна данного имущества и только после 25 лет тот может подать иск о признании своего права на данную квартиру.

Закон, выходит, есть. Так когда же у нас вплотную займутся квартирами-брошенками? Вот что ответил заместитель мэра Губич:

- По нашим данным, в городе на начало года была 321 пустующая частная квартира, для выяснения права собственности сделали запросы нотариусам. В результате выяснилось, что по 40 квартирам и 46 комнатам наследственные дела не заводились; они либо пустуют, либо там незаконно проживают посторонние лица. Это жилье в ближайшее время будет передано в госсобственность, затем распределено среди очередников. Брошенных муниципальных комнат и квартир с начала года обнаружено 10, поданы иски о признании нанимателей безвестно отсутствующими, все граждане сняты с регистрационного учета.

Недавно, как сказал Сергей Губич, выявлено еще около 30 жилых помещений в Ленинском округе, где длительное время никто не проживает, хотя и зарегистрированы. Хочется думать, что и квартира по улице Ушакова в том списке числится. Недавно УЖКХ направило первый иск против таких безответственных квартиросъемщиков. Посмотрим, что скажет суд. Так что, надеюсь, разговор наш будет иметь продолжение.

Людмила ЛОПАТКО