Работая в правоохранительных органах, я не раз сталкивался с такими законами, которые не только ставили в сложное положение наших законопослушных граждан, но заставляли хвататься за голову и бросали в шок чиновников, которые контролировали их исполнение. Как правило, принятие таких законов ставит благую цель, но не учитывает два аспекта - психологическое восприятие населением и механизм реализации.

Проанализируем с этой точки зрения закон о транспортном налоге. Во-первых, психологическое восприятие. Государство разрешило продавать транспорт по доверенности. Где искать нового владельца и кто виноват? А если у меня машина в ремонте, за что платить? На снегоходе я езжу 4-5 месяцев, на лодке с подвесным мотором от силы 5 месяцев, а почему платить за весь год? Автовладельцы, как и все, платят другие налоги, идущие в том числе и на содержание общественного транспорта, хотя сами в нем не ездят.

Во-вторых, механизм реализации. Только представьте огромное количество служащих, занятых поиском и обработкой информации о том, какие транспортные средства имеются у каждого индивида, сколько в них лошадиных сил и по какой шкале и сколько с него причитается взыскать. А сколько бумаги уйдет на распечатку квитанций оплаты. Сколько почтальонов разнесут их по квартирам. Сколько людей, не согласных с этими расчетами, встанут в очереди в ГАИ за соответствующими справками. Потом их ждут еще очереди в налоговой инспекции, где предстоит доказать свою правоту. А вот теперь представьте, сколько времени, труда и денег надо затратить на то, чтобы собрать налог, и сколько от него реально останется для выполнения той благой цели, ради которой он был введен.

Есть ли другой путь? Как известно, ни одно транспортное средство без бензина или солярки не ездит, поэтому принятие законодательно незначительной наценки на каждый литр проданного топлива взамен транспортного налога является, на мой взгляд, тем основным звеном, ухватившись за которое, можно вытащить всю цепь.

Причем не надо дифференцировать транспорт в зависимости от мощности: чем больше лошадиных сил, тем больше потребляется топлива, а значит, больше плата в бюджет. И тогда не надо будет доводить до самоубийства владельцев коллекции раритетных машин, а автопредприятия, где треть машин в ремонте, а остальные простаивают в ожидании работы - до банкротства. Отпадет нужда "вычислять" владельцев незарегистрированных снегоходов и спрятанных в лесу лодочных моторов или проверять анонимки о том, что у соседа в сарае стоит неоформленный вертолет.

Платить будут все, кто ездит, плавает и летает, а ездят, плавают и летают столько и на том, что могут себе позволить. Расширится и налогооблагаемая база, ведь наценку заплатят все, кто потребляет топливо, начиная от владельца паяльной лампы и заканчивая теми, кто использует бензопилы, мотоэлектростанции и т.п.

В этом есть определенная социальная справедливость, так как сжигаемое топливо загрязняет окружающую среду, и все потребители должны внести некоторую компенсацию в бюджет региона за нарушение экологической обстановки. А когда платят все и честно, да с учетом сэкономленных сил и средств на исчисление и взимание налога, наценка эта может быть весьма незначительной.

Сергей РОЖДЕСТВЕНСКИЙ. г. Мурманск.