- Нет, найти хорошую жену сейчас не так просто, - вздыхала Ирка, затягиваясь тоненькой сигаретой. - Одиноких женщин, конечно, много. Только ведь не на улице порядочному мужчине с ними знакомиться. И что делать?

Подружка расстроенно качнула своей симпатичной головкой со стильной стрижкой и отхлебнула коньяку из пузатого бокала. На повестке дня нашего женского собрания рассматривался один вопрос: где найти жену ее мужу? Именно эту проблему Ирка тщетно пыталась решить уже несколько последних месяцев.

Она у нас вообще очень ответственная, наша Ирка. В школе мы ее Подушкой звали. Не потому что пухленькая. Нет, она всегда была тоненькой и гибкой. Просто с ней хорошо было наши самые-самые важные девичьи темы обсуждать: ну там как на тебя мальчик посмотрел или на танцы пригласил, домой проводил, за руку взял. Ирка слушатель благодарный: ахает, переживает, головой кивает. И, главное, никому ничего не пересказывает. Нами много раз проверено было, что если Ирке какой секрет поведал, то все - могила.

Странно, но любовной лихорадкой она от нас тогда не заразилась. Хоть и общалась постоянно с "бациллоносителями". Но не зря ведь говорят, что детскими болезнями лучше вовремя переболеть. А то потом они в такой острой форме проявятся...

Школу Ирка с золотой медалью закончила, поэтому в столичный институт смогла поступить без особого труда. И тут она всех удивила. Влюбилась. Нет, в этом-то как раз ничего удивительного не было. Но в кого? В кубинца. Он тоже в Москву учиться приехал. Парень и правда был красавцем. Когда они вместе по улице шли - высокий смуглый брюнет и едва выглядывающая из-за его плеча тоненькая блондинка, - то прохожие на улице оглядывались вслед. Она и дня без своего Фиделя прожить не могла. Ходила словно чумная, глаза сияют, и вся словно светится изнутри от счастья. Четыре года этот красивый роман продолжался.

Когда институт закончили, то Фидель звал ее с собой. В России он оставаться не хотел, а Ирка не желала уезжать с Родины. Вот такая патриотка. Уж как она рыдала, когда расставались. А потом наша подружка словно потухла. Нет, она не слегла, не заболела, как это случается с героинями любовных романов или мыльных опер. Просто ее внутренний огонек погас.

Через год Ира вышла замуж. За лейтенанта. Он на Кубе срочную служил. Это для нее главным аргументом "за" при согласии на брак стало. Уж сколько она со своим Виктором по гарнизонам помоталась - декабристка, да и только. Печь научилась топить, воду из колонки носила. И ведь как ни приедет к родителям в отпуск, лишь улыбается: все у нее хорошо. Да и впрямь, на что жаловаться? Детки словно картинка, муж в чинах быстро продвигается. Когда тыл крепок, то и на службе ведь все ладится. Только не смог Виктор в Ирке тот самый огонек зажечь. Так ведь другие всю жизнь без огонька обходятся - и ничего.

Через пятнадцать лет наша Ирина стала уже полковничихой. Семья переехала в город, получили трехкомнатную квартиру. Муж при штабе служить стал. Ирка, наконец, на работу смогла устроиться по специальности. Жить бы да радоваться. Но тут у нее снова любовная лихорадка приключилась.

"Бациллоноситель", от которого она эту инфекцию подхватила, в отделе у нее работал. Высокий, стройный, смуглый. Но, что странно, на Фиделя совсем не похож. И тут уже нам пришлось давний свой долг подруге отдавать. Теперь мы Подушками стали. Она могла часами рассказывать нам, как он посмотрел на нее, что сказал, а главное, какой он замечательный . Мы так и звали его - Прынц. Именно с "ы" в серединке. Правда, звали его так только тогда, когда Ирка не слышала, а то она обижалась очень.

Роман у них не сразу начался. Это потом узнали, что Прынц на Ирку тоже сразу внимание обратил, только подходить стеснялся. То, что все у них хорошо, нам сразу ясно стало, без слов - достаточно было увидеть, как сияет от счастья наша подруга. Только Прынц еще и принципиальным оказался. Не хочу, говорит, тебя ни с кем делить - разводись, мол.

Долго мы нашу подругу пытались образумить. Ведь дом полная чаша, семья, дети, муж хороший - к ней с уважением, зарабатывает неплохо, почти не пьет. И потом, сама уже не молодуха, четвертый десяток давно разменяла. Только все наши доводы от Иркиной любви отскакивали как от стенки горох.

Признаться, она пыталась с чувствами своими совладать. Даже с работы хотела уходить, чтобы Прынца не видеть. Только не смогла. Помучилась она и пошла к мужу с повинной. Не обошлось, конечно, без скандалов и слез, но в конце концов договорились. Тем более что Ирка себе никакого другого варианта, кроме развода, и не представляла. Впрочем, чего уж скрывать - хоть и жили они с мужем мирно и ладно, однако не только у Ирки того самого огонька не было. И со стороны Виктора любовной лихорадки даже по молодости не наблюдалось. А уж с годами брак все больше стал походить на взаимовыгодное сотрудничество.

Но ведь она у нас очень ответственная, Ирка-то. Бросить мужа вот так, на произвол судьбы, она не могла. Ну, детей, понятно, она с собой заберет. Этот вопрос даже не обсуждался. Но кто ее Виктору рубашки постирает-погладит, обед приготовит, утром на службу проводит, вечером встретит? Тяжело ему одному будет, и надо эту проблему - его одиночества - решить раз и навсегда. Так Ира решила.

Вот и вознамерилась подруга своего мужа в "хорошие руки" отдать. Конечно, он поначалу сопротивлялся - мол, мы сами с усами. Но жену свою, пусть уже и практически бывшую, он знал хорошо и понимал, что если она что задумала, так треснет - а сделает по-своему. Согласился... Два месяца они вместе искали замену на вакантное место. Дело усложнялось тем, что кандидатка на эту должность должна была соответствовать строгим Иркиным требованиям - быть неглупой, симпатичной, домовитой, с легким характером. Чтобы и на людях с ней не стыдно было показаться, и в доме уют умела поддержать. И пироги бы с рыбой пекла - Виктор до них большой охотник. А самое главное - чтобы она еще и нравилась своему жениху.

Сначала они газеты с объявлениями о знакомствах покупали. Вот уж насмеялись. Чего стоит, к примеру, "зеленоглазая цыпочка ищет темноволосого пупсика". Тьф-ф-фу. Ну, такие сразу отбрасывали. Откладывали, где тексты посерьезней. Правда, как почитаешь, так все желающие завести "серьезные отношения" сплошь умные, красивые, хозяйственные. А на деле? Наказывать надо таких за недостоверную рекламу. А что? Как вы думаете, если обратиться с жалобой в соответствующие инстанции, примут ее к рассмотрению? Сколько времени из-за этих обманщиц Ирка зря потратила...

Она ведь мужа на каждое свидание лично собирала, галстук повязывала, инструктировала. Потом они вместе обсуждали претендентку. Но подходящих не находилось. Обратились в брачное агентство, потом еще в одно. К свахам ходили. Нет, наверно, на ком-то из предлагаемых кандидатур и можно было остановить выбор. Но ведь Ирка абы кому своего мужа не доверит...

Через несколько месяцев у нашей подруги совсем было руки опустились. Но тогда мы рассудили: неужели Иркиному счастью не поможем? Разве дадим ее огоньку потухнуть? Это ведь только говорят, что девичья дружба некрепкая. Да и не девичья она у нас уже, а женская, проверенная годами. В общем, после долгого обсуждения, припомнив подходящие кандидатуры, обзвонив всех своих знакомых, порой смеясь до слез, а порой до слез же ссорясь, выпив две бутылки коньку и выкурив две пачки сигарет, мы составили список претенденток, вполне отвечающих Иркиным требованиям. Одна из них понравилась при встрече Виктору. А он ей.

Не прошло, как говорится, и полгода после нашего консилиума, как Виктор женился на милой улыбчивой учительнице. А следом и Ирка со своим Прынцем воссоединилась. И что удивительно, она теперь ничуть не обижается, когда мы его так называем.

Наталья ГРЕЧИНА