Россия лидирует по числу обращений своих граждан в Европейский суд по правам человека. С 1998 года в Страсбург поступило около 22 тысяч жалоб от россиян. За одним из этих дел наша газета следит уже пятый год. Речь идет о жалобе кандалакшанина Константина Ложкина на действия местной таможни.

Напомню, в сентябре 1998 года Ложкин приобрел в Республике Беларусь автомобиль "Фольксваген". 2 ноября того же года он обратился в Кандалакшскую таможню для его оформления. Работники шлагбаума сделали в документах на машину отметку о том, что таможенное оформление не требуется. Кандалакшанин зарегистрировал транспортное средство в ГИБДД и стал на нем ездить.

Однако 13 августа 1999 года - спустя почти год! - таможня неожиданно (похоже, даже для самой себя) установила, что автомобиль был освобожден от уплаты таможенных платежей необоснованно. Ложкину насчитали свыше 27 тысяч рублей этих самых платежей и более 17 тысяч рублей пени за... просроченный платеж. Общая сумма, таким образом, превысила 44 тысячи рублей (считай, 1500 долларов США), практически сравнявшись со стоимостью старенького авто 1987 года выпуска.

Возмущение его владельца понять нетрудно. Какая еще пеня? Ведь Ложкин не внес платежи вовремя только потому, что сами таможенники их с него поначалу не потребовали. Да и законность взимания самих этих платежей также была поставлена кандалакшанином под вопрос. Дело в том, что на момент ввоза автомобиля в России действовало постановление Правительства, отменявшее таможенное оформление товаров, ранее растаможенных в Белоруссии.

Начались судебные разбирательства. Борьба за уплату таможенных платежей шла с переменным успехом. 14 февраля 2000 года Кандалакшский городской суд признал требования об их уплате незаконными. Но 6 сентября того же года судебная коллегия по гражданским делам Мурманского областного суда (по кассационной жалобе Кандалакшской таможни) решение своих коллег отменила. Что касается пени, то неправомерность ее взимания удалось доказать. Это подтверждено решением Кандалакшского горсуда от 25 декабря 2000 года и определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 11 апреля 2001 года. Для отстаивания своих прав наш земляк в конце концов обратился с жалобой в Европейский суд по правам человека. Ждать пришлось долго. Первая весточка из Страсбурга пришла в Россию спустя 3 года и 3 месяца после обращения. Много воды утекло за это время: Константин заплатил таможенные платежи, а машину продал. Да и сама его обидчица - Кандалакшская таможня - уже была ликвидирована.

Однако желания добиться справедливости он не утратил. Переписка с Францией продолжилась. Не будем возвращаться ко всем ее перипетиям, отметим лишь случившиеся в последние месяцы.

Учтя материальное положение истца, Страсбург выразил готовность компенсировать ему часть расходов на представительство в суде. Имеется в виду оплата услуг адвоката, почтовых расходов и тому подобного. Выделенная сумма составила 715 евро. Сейчас Ложкин ждет ее перечисления на свой банковский счет. Между прочим, если бы чиновник, рассматривавший вопрос, оказался чуть щедрее и накинул еще полсотни евро, то по нынешнему курсу это составило бы аккурат ту сумму, которую Ложкин считает уплаченной несправедливо и пытается вернуть... Впрочем, это к слову. Важнее другое. По процедуре российские власти должны представить замечания по сути жалобы. Но оказалось, что материалы этого дела таможней... утрачены. Пришлось запрашивать материалы из архива Мурманского областного суда. И вот наконец - свершилось! К последнему письму из Страсбурга на имя Ложкина была приложена копия правительственного комментария - меморандум по его жалобе, подписанный уполномоченным РФ в Европейском суде Павлом Лаптевым, и приложение к нему на 103 листах.

По мнению российских властей, данное дело не должно рассматриваться в Евросуде. Впрочем, Александр Ковалев, юрист, представляющий интересы Ложкина в этом деле, считает этот официальный ответ формальным и весьма поверхностным, смахивающим более на отписку. Вот лишь одна цитата из меморандума: "...проставление на справке-счете должностным лицом Кандалакшской таможни штампа "Таможенный контроль завершен. Таможенное оформление не требуется" являлось уведомлением о ввозе транспортного средства на таможенную территорию Российской Федерации, а не свидетельством завершения его таможенного оформления". Вы все поняли? Лично я - нет. Моих знаний русского языка явно недостаточно, чтобы уразуметь, как фраза "таможенное оформление не требуется" может означать, что это самое оформление еще "не завершено"? У юриста Ковалева к этому тезису из меморандума имеются свои, более формальные замечания.

- Лаптев пишет, что таможенный штамп являлся лишь "уведомлением" о ввозе. Но при этом не делает никакой ссылки на норму закона, подтверждая тем самым, что данная формулировка является субъективным мнением должностного лица, - отмечает Александр Викторович. - Ложкин не обязан был гадать, в чем смысл этого штампа!

Дальше - еще интереснее. Лаптев в своем меморандуме доказывает правомерность требований об уплате Ложкиным... пени. При этом он ссылается на определение судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 6 сентября 2000 года. Тут можно только развести руками. Ведь названной датой помечен другой документ - касающийся уплаты таможенных платежей. А вопрос с пеней, как уже говорилось, судами был решен чуть позже. И однозначно в пользу Ложкина! Так знаком ли чиновник со всеми обстоятельствами дела, которым его (в числе прочих, разумеется) уполномочила заниматься Российская Федерация?

Справедливость взимания самих таможенных платежей для Ложкина по-прежнему остается спорной. То, что в 1998 году этот вопрос применительно к машинам, ввезенным из Белоруссии, не был урегулирован, косвенно подтверждает сама таможня.

Как сообщил Александр Ковалев, есть показания в суде первого заместителя начальника Кандалакшской таможни В. П. Еремеева о том, что после двух совещаний в таможне было дано указание о необходимости осуществления таможенного оформления автомашин из Белоруссии в общем порядке с 25 ноября 1998 года. Таким образом, до этого Кандалакшская таможня производила их оформление без оплаты таможенных платежей. А свой автомобиль Ложкин, напомним, оформил 2 ноября 1998 года. Пусть и невелик промежуток, меньше месяца, но дело в принципе - могут ли ведомственные уложения иметь обратную силу, если они наносят конкретный ущерб конкретному гражданину?

В общем, ознакомившись с меморандумом за подписью уполномоченного РФ при Европейском суде, Александр Ковалев своего мнения по делу не изменил. Он, как и прежде, считает, что жалоба Ложкина не подлежит отклонению. Отзыв на меморандум с изложением своих аргументов Ковалев уже направил в Страсбург. Теперь, как говорится, дело за судом.

Около пяти лет назад в "Мурманском вестнике" впервые появилась заметка об этом деле. Тогда мы, конечно, не могли и предположить, что разбирательство так затянется. Собственно говоря, и масштаб конфликта вроде бы не столь велик, чтобы газета вдавалась во все его подробности. Но это как посмотреть...

В чем, собственно, проблема? В 27 тысячах рублей, которые наш земляк уплатил по требованию государства, но поскольку считает само требование несправедливым, хочет вернуть? Нет, конечно. Сумма для большинства из нас солидная, но будь она и в сто раз больше - это еще не повод для газеты отслеживать все перипетии частного конфликта. Дело тут в другом.

Человек поспорил с государством. Человек просит: "Докажи мне, государство, объясни так, чтобы я, обычный гражданин, понял, что ты поступаешь со мной по справедливости". А оно вопроса не слышит. Оно раз за разом повторяет: "Имею право. Как хочу, так и будет. Что я сделаю, то и справедливо". Можно ли иначе расценить хотя бы тот же меморандум, сочиненный Лаптевым? Ведь не от себя лично представил его чиновник - Российская Федерация его уполномочила на сей подвиг логики и компетентности...

Вот и стучится Ложкин в ворота Страсбурга. А вместе с ним стучатся многие тысячи россиян, которые не получили в родных пределах доказательства, что с ними поступили справедливо... Как хотите, а над этим нашим рекордом не тянет даже иронизировать. Ведь тут количество обиженных внятно говорит о качестве - качестве взаимоотношений с собственной властью. Поэтому чем бы ни обернулось рассмотрение дела Ложкина в Евросуде, а повод для размышлений и тревоги у нас все равно есть.

Игорь ЯГУПОВ