С октября некоторым воспитанникам мурманского детского сада № 78 начали отчаянно завидовать другие дети и их родители. Еще бы, там в подготовительной к школе группе работает самый настоящий "усатый нянь". Впрочем, слово "усатый" скорее все-таки дань популярной кинокомедии, но легкая модная небритость в облике присутствует. Дети - те, которым повезло с воспитателем, души в нем не чают.

- Он хороший, он добрый! - кричат они мне наперебой, сияя широкими наполовину беззубыми - самая пора перехода на взрослые резцы да моляры - улыбками. - Он сильный, нас на плечах самолетиками катает, - пищат девчонки. - Он играет с нами в шашки, стрелялки, войнушку! - воодушевленно перечисляют мальчишки.

Юрий Сергеев уже два месяца как совмещает работу по избранной специальности с учебой - он студент второго курса дошкольного факультета Мурманского педуниверситета. Мужчина в детском саду, если он не плотник и не дворник, - в нашей стране явление редкое, почти небывалое. И в силу профессиональной традиции, и по материальным причинам... Поэтому не удивительно, что в этот садик зачастили журналисты: то телевидение наведывалось, то мы вот с фотокором пришли. Оно понятно, что слава, которая волей-неволей осенила молодого воспитателя, идет авансом, от ситуации. Но вполне возможно, что будет еще и "получка" - весомая, заработанная.

Пока я разговаривала с ребятишками, выясняя все достоинства их воспитателя, к Юрию Сергеевичу выстроилась очередь девчонок заплетать косы. Некоторые, увидев, что фотограф наводит свой объектив на эту процедуру, стали срочно лохматить свои причесанные ранее головенки, чтобы попасть в историю. Надо отметить, что косички Сергеев плетет довольно искусно.

- Где научился? - спрашиваем.

- На однокурсницах в университете, - отшучивается он.

Веселый, энергичный, интеллигентный парнишка. Такие идут нынче в какой-нибудь менеджмент: ноутбук, органайзер, переговоры с представителями... Он же - носы вытирать.

- В школе я увлекался геологией, участвовал в конференции "Шаг в будущее", был дипломантом этой конференции, даже геологический памятник открыл - ущелье одно у нас в области, - рассказывает он. - Но после того как поработал вожатым, понял, что это мое. Именно дошкольный факультет - выбор сознательный. Этим летом я был директором одного из трудовых профориентационных лагерей. Там дети 14-15 лет. Возраст самый сложный, и по тем педагогическим проблемам, которые возникали, видно, что корни их в более раннем возрасте.

Вот и решил Юрий Сергеевич избывать эти проблемы на корню.

- Главное в педагогике, - объясняет он мне, - отзывчивость. Необходимо реагировать на каждое обращение ребенка, даже если он просто хвастает или информирует, мол, мы сегодня на танцы пойдем... Замечательно, что пойдете! Танцуй на здоровье, потом расскажешь. Надо, чтоб ребенок был всегда услышан, чтобы контакт с ним не прерывался.

Словно в подтверждение этих слов, контакт с детьми не прерывался у него в течение всего нашего разговора.

- Юр Сергеич, а как катапульта стреляет?

- Вот так.

- Полиция! Всем лечь на пол!

- Автомат в сторону отведи.

- А посмотрите, как я мозаику сделала.

- Молодец!

- Стоять! Полиция! Всем оставаться на местах!

- Вижу твое удостоверение (старый автобусный проездной. - Г. Д.), иди играй.

- Юрий Сергеевич, а они на девочек обзываются, они говорят нехорошие слова.

Нарушители спокойствия тут же призваны к воспитателю. По-отечески приобняв их за плечи, он строго и задушевно спрашивает:

- Вы у нас кто?

- Ма-а-альчики, - хором тянут провинившиеся.

- А мальчики что должны делать?

- Де-е-евочек защищать! - четко показывают свою теоретическую подкованность пацаны.

- А вы что делаете?

После секундной задержки, переосмысления теории и практики грянуло дружное:

- Мы больше не бу-у-удем.

И снова:

- Полиция! Заложников отпустить!

И автомат из конструктора "Лего" нам в лицо... Достал парнишка! Сколько же боевиков за свои семь лет успел он пересмотреть? Но воспитатель невозмутим, как скала, и мудр, как Песталоцци, и вот уже неугомонный полицейский сидит за столом и тычет в шашки пальчик.

- Чем больше работаю с детьми, тем больше убеждаюсь, что не ошибся в выборе профессии. Да и все великие педагоги были мужчинами! - пытается отстоять свое право на место около детей мой собеседник. - Коменский, Сухомлинский, Ушинский...

- А Мария Монтессори? - пытаюсь восстановить гендерное равновесие.

- Ну разве что Мария Монтессори, - милостиво соглашается он.

- А кто из педагогов ваш идеал? - раз уж заговорили о великих, поинтересовалась я.

- Идеал? Мой папа. Он 23 года проработал в 42-й школе, сейчас директор школы в 17-й исправительной колонии. Я у него многому научился. Да, может, и в педагоги бы не пошел, если бы не ежедневный родительский пример.

А вот станет ли он постоянно работать в детском саду, в этом мой герой не уверен. На крохотную воспитательскую зарплату семью, которая непременно будет, не прокормить. Но семья и собственные дети, которых, как он проницательно замечает, воспитывать сложнее, чем чужих, это еще впереди. Пока же изо дня в день маршрут один: университет - детский сад. Сад, куда он приходит, по его признанию, каждый раз с радостью.

Галина ДВОРЕЦКАЯ