1. КОЛЬСКИЙ ГЕРОЙ

На этой неделе знаменательная историческая дата - 180 лет декабристского восстания. 14 декабря 1825 года в Санкт-Петербурге на Сенатской площади молодые русские офицеры выступили против царского самодержавия. Они хотели Россию объявить республикой, крестьян освободить от крепостничества.

Восстание подавили, пятерку главарей-организаторов казнили, тысячи участников отправили на каторгу. Часть из них предполагали содержать в Соловецком монастыре, затем всех определили в Сибирь. В Архангельскую губернию сослали пять человек - Александра Горожанского, Ивана Жукова, Сергея Кашкина, Александра Муравьева и Андрея Непеина; ни один не попал в Колу, тогдашний уездный центр. Между тем одно кольское событие успешно прописалось в русской литературе благодаря романтической повести писателя-декабриста Александра Александровича Бестужева (1797-1837) под названием "Мореход Никитин".

Четыре архангельских помора - Савелий Никитин, дядя Яков, Алексей и Иван - плывут на карбасе по Белому морю. Суденышко берет в плен английский военный корабль, но Никитин со товарищи благодаря смекалке и храбрости освободились и с трофеями вернулись домой.

В основе сюжета повести - подвиг кольского мещанина и морехода Матвея Герасимова. Летом 1810 года Герасимов подрядился на шхуне "Евплус-2" доставить груз ржи из Архангельска в норвежский порт Тромсё. В то время Россия враждовала с Англией, ее корабли крейсировали в северных морях. В районе Нордкапа поморов захватил один такой крейсер и как трофей на буксире потащил на запад.

Начавшийся шторм изменил планы пиратов. Трос обрубили, и "Евплус-2" следовал далее под управлением находившихся на борту немногочисленных английских моряков. Видя, что английский корабль ушел вперед, поморы во главе с Герасимовым сами пленили захватчиков, заперли в каюте. Те без успеха пытались вырваться, ломали двери, стреляли. Только на обратном пути в норвежском порту Вардё двери открыли.

Главный офицер-англичанин добровольно отдал Герасимову шпагу, кортик, нож. Комендант крепости написал свидетельство, что шкипер русского судна сдал местным властям 7 английских моряков. Так Матвей Андреевич Герасимов стал героем Архангельской губернии. Морехода наградили Георгиевским крестом, разрешили оставить у себя британские трофеи.

2. ПО ССЫЛЬНОМУ КРУГУ

Александр Бестужев родился в знатной, со временем обедневшей дворянской семье; из этой семьи вышли пять братьев-декабристов. Учился в кадетском корпусе, служил в лейб-гвардии драгунском полку в местечке Марли под Петергофом. Название Марли и дало в будущем псевдоним - Марлинский. Как литератор начинал с переводов, критических статей. В 1823-25 годах вместе с Кондратием Рылеевым издавал альманах "Полярная звезда". Рылеев и вовлек Бестужева в круг "дворянских революционеров", в Северное общество.

Бестужев активно участвовал в восстании, после его подавления не прятался, сдался властям, был выслушан Николаем I. На следствии не отрицал, что "умышлял на цареубийство и истребление императорской фамилии; побуждал к тому других...".

Что спасло Бестужева? Возможно, разговор с царем, содержание которого никто не знает, известна лишь фраза Николая 1:

- Я никогда не слыхал столько правды.

Александр был сослан в Якутск. Путешествие по Сибири с ним разделил М. И. Муравьев-Апостол, оставивший об этом пути интереснейшие воспоминания - как их дружески встречали тобольский губернатор Бантыш-Каменский и красноярский губернатор Бегичев, оба были писатели. А иркутский губернатор даже извинился, что их по ошибке ночевать отвели в острог, а не на квартиру.

Бестужев провел в Якутске не самые лучшие полтора года, скучал и решился на просьбу - написал письмо графу И. И. Дибичу с надеждой, что оно попадет царю. И не ошибся. Он просил "...о дозволении вступить мне рядовым под знамена, коими вы указываете след к победам... ищу не выгод и отличий - ищу только случая пролить кровь мою за славу Государя".

Марлинского определили рядовым в Кавказский корпус. Некоторое время жил в Тифлисе, где часто встречался с ссыльными братьями Петром и Павлом. Небезынтересен портрет его, данный одним тифлисским знакомцем: "Как человек он отличался благородством души, был слегка тщеславен, в обыкновенном светском разговоре ослеплял беглым огнем острот и каламбуров, при обсуждении же серьезных вопросов путался в софизмах, обладая более блестящим, чем основательным умом. Он был красивый мужчина и нравился женщинам не только как писатель..."

В 1830 году Бестужева перевели в Дербент. Он жаждал подвигов и отличия, а ему выпала четырехлетняя гарнизонная служба. Правда, однажды он отличился, когда напали непримиримые горцы и несколько дней держали город в осаде.

Здесь, в Дербенте, он написал самые крупные и лучшие произведения: "Наезды", "Лейтенант Белозор", "Страшное гадание", "Ахмалат-Бек", "Фрегат "Надежда", "Мореход Никитин"...

3. РОКОВОЙ ВЫСТРЕЛ

Есть предположение, что о подвиге кольского морехода Матвея Герасимова писатель мог слышать от сослуживца И. П. Жукова, жившего с Бестужевым в одном доме (мы упоминали его в начале статьи).

Штабс-ротмистр Белорусского гусарского полка Иван Петрович Жуков был членом Южного общества. В активных действиях заговорщиков не участвовал, не поднял полк, как задумывалось, отвлекли личные дела. Наказали только за членство в тайном союзе, сослав на службу в Архангельск.

Ссылка обернулась счастьем - на Севере Жуков нашел взаимную любовь дочери коменданта города Елизаветы Шульц. Этому союзу воспротивился отец, и расстроенный жених написал шефу жандармов Бенкендорфу с просьбой отправить его на войну с турками. Тем временем отец-комендант сдался, уступил слезам дочери. Но... в разгар свадьбы явился гонец из Петербурга. Плач молодой жены и новых родственников был слышен на соседних улицах - Жуков срочно отбыл на Кавказ.

Не миновал подобных приключений и Бестужев, одно закончилось трагически. Как писал историк Н. Котляревский в журнале "Русская мысль": "Судьба рассчиталась с ним сразу и жестоко за все его донжуанство".

В Дербенте к Бестужеву иногда приходила унтер-офицерская дочь Ольга Нестерцова. В тот вечер 23 февраля 1834 года она была особенно жива и смешлива. Разговор веселил обоих, много смеялись. Девушка бросалась на кровать, по словам хозяина комнаты, "резвилась". В очередной раз упала на подушки правым боком, лицом к стене. Под подушкой Бестужев на случай нападения горцев держал заряженный пистолет и кинжал. Пистолет неожиданно выстрелил, пуля ранила девушку, пройдя через плечо в грудь; несчастная прожила чуть более двух суток, умерла от кровопотери. Она успела рассказать коменданту, проведшему следствие, что Бестужев невиновен, она сама случайно задела оружейную "собачку".

Батальонный командир, с которым у писателя отношения не складывались, не поверил, провел свое расследование. Истолковав смерть как результат развратной жизни и буйной ревности штрафного солдата, он не сомневался, что роковой выстрел произвел сам хозяин пистолета.

Это второе расследование и выводы командира, человека грубого и злого, весьма осложнили дальнейшую жизнь Бестужева. Эпизод дербентской ссылки писателя-декабриста перерос в легенду и покатился по России до самого Петербурга... В том же году его перевели в действующий полк.

В 1837 году Россия потеряла Пушкина. Узнав об этом, Бестужев хотел немедленно ехать и стреляться с Дантесом. Спустя несколько месяцев, в начале лета, сам погиб в десанте на мысе Адлер, находился в передовой цепи. Незадолго до смерти был произведен в офицеры. На следующий день после десанта черкесы и русские обменивались телами убитых. Бестужева среди них не оказалось. Видимо, тело было настолько изуродовано, что выдавать его не захотели.

Такая смерть дала повод для новых слухов и легенд. Якобы он остался жив, в плену влюбился в черкеску, возглавил местный боевой отряд...

Владимир СОРОКАЖЕРДЬЕВ