Каждый семнадцатый житель Мурманской области в течение года на несколько месяцев оказывается безработным. Каждый десятый безработный в этом качестве пребывает более года. Всего в службу занятости за содействием в трудоустройстве обращается более 50 тысяч человек. А предприятия испытывают нехватку работников. Только в Мурманске в минувшем году требовались сотни рабочих строительных специальностей и сотни рыбообработчиков. Потребность не удовлетворена и на треть. Отчасти проблема решается за счет привлечения специалистов из-за рубежа. В 2005-м, если считать вместе с приехавшими из стран СНГ, счет гастарбайтеров перевалил за тысячу.

И это при нашей-то развитой системе образования! В области 32 вуза с учетом филиалов, обосновавшихся здесь, и 21 представительство всяческих университетов и институтов. В них ведут обучение по 104 специальностям. Студенты 30 учреждений среднего профессионального образования могут приобрести 65 специальностей. В системе начального - 17 училищ, лицеев, и все крупные - к примеру, в апатитском № 11 обучаются полторы тысячи человек. Наверное, гуще образовательная сеть быть не может. В чем же дело?

А в том, что нередко учат не так и не тому, без учета реальных потребностей - считают люди, заинтересованные в решении этой проблемы. За более полным ответом мы обратились в комитет по образованию Мурманской области. На вопросы ответил заместитель председателя Виктор ШТЫКОВ.

- У вас есть четкое представление, какие требуются выпускники? У комитета достаточно полномочий, чтобы влиять на результаты деятельности образовательных учреждений?

- Если смотреть на проблему формально, то имеется все. Есть отработанная система. При формировании контрольных цифр набора проходим цепочку согласований - с областным центром занятости и его муниципальными подразделениями, с предприятиями. Их представители ставят свои подписи, подтверждая, что рабочие той или иной специальности в предлагаемом количестве требуются. Механизм согласований отработан годами. Но вот подписи те ни к чему не обязывают. Никто в действительности не знает, сможет ли его предприятие взять какое-то количество выпускников через несколько лет. К тому же многие будут призваны на срочную службу, и неизвестно, вернутся ли на родную землю. Прибавим к этому возрастные ограничения: тех, кто не достиг определенного возраста, нельзя допускать к сложной технике, на металлургические производства, в подземные горные выработки...

Так что госзаказ формируется очень условно, училищам дается возможность обучать молодежь на свое усмотрение. И они готовят предложения с учетом возможностей - наличия материальной базы, мастеров соответствующего профиля. Их можно понять: трудно изменить специфику хотя бы частично - все получаемые средства уходят на зарплату, налоги, содержание зданий... В общем, приходится признавать, что система профессионального образования пока в большей степени выполняет социальные функции. Хочет выпускник школы определиться в жизни - значит, надо получить какую-то специальность. Он и получает. Причем именно какую-то, то есть весьма вероятно, что не ту, которая сейчас необходима. Общий итог никого не устраивает. Потому что формируемый нами заказ лишь отчасти отражает потребности.

Мы пытаемся выработать более приемлемую систему. Совместно с Мурманскстатом завершили обследование структуры кадров в разных сферах нашего региона. Проанализировав данные, узнаем, в каком она состоянии. Сделаем разбивку по группам специальностей. Госзаказ будем строить в соответствии со сложившейся структурой. Получив объективную основу для его формирования, увидим, как следует изменить. Ситуацию в начальном профессиональном образовании возможно изменить хотя бы уж потому, что оно на бюджетном финансировании и полностью нам подконтрольно.

Сложнее с колледжами и техникумами. В сузах сегодня обучаются 13,3 тысячи студентов, из них на бюджетной основе - 38,7 процента, большинство же - на договорной, или, попросту говоря, на деньги родителей. Здесь возможность контроля сужается. Но мы будем постепенно проводить реструктуризацию начального и среднего профобразования. В этом году выступим с инициативой передать все учреждения этих двух ступеней на региональный бюджет, они должны будут стать областными. На их основе предполагаем создать комплексы, в которых сконцентрируем и сузы, и лицеи с училищами, чтобы построить более гибкую систему подготовки кадров и полнее выполнять региональный заказ.

Главная трудность - с образованием высшим. Продолжает расти доля платного обучения. Сейчас из 39,3 тысячи студентов университетов, институтов и всяческих филиалов на бюджетной основе обучаются лишь 28,5 процента, а 71,5 - за свой счет. Мы не можем прямо влиять на набор там, где люди платят свои деньги. Тут чисто рыночные отношения.

- То есть если женщина хочет быть домохозяйкой с юридическим образованием и может платить за учебу, то это ее личное дело?

- В общем-то да. Но, как показывает практика, исключительно домохозяйками хотят стать очень немногие. А мужчина без стабильного заработка просто немыслим. Большинство неустроившихся все равно придут в центр занятости. Мы не можем помешать учиться на кого угодно, но должны сразу предупредить, специалисты каких профессий в избытке, каких не хватает, а какие востребованы всегда. Ведь безработица для многих становится личной трагедией. В 90-х годах очень многие захотели получить дипломы экономистов, менеджеров и юристов, чтобы попасть на стремнину рыночной экономики. Вузы откликнулись на эту возросшую вдруг потребность, торопливо открыли соответствующие факультеты. Теперь многие их выпускники не могут трудоустроиться.

Проблем с высшим и средним специальным образованием, особенно с его коммерческой составляющей, хватит на многие годы. К примеру, от числа получающих профессиональное образование процентов 70 сейчас составляют студенты вузов, а рабочие специальности осваивают лишь около 30. Такая структура нерациональна, и такой нет больше ни в одной стране. Пирамида поставлена вниз вершиной, ее придется перевернуть. Возможно, и ради этого наши полномочия следует несколько изменить. Вот получили же мы право контролировать выполнение лицензионных требований вузовскими учреждениями, и у нас оказались очень серьезные рычаги воздействия. Подобные должны быть при формировании госзаказа. Но при любых условиях мы в одиночку проблему не сдвинем. Надо чтобы на предприятиях и в отраслях экономики ведущие специалисты обрели перспективное видение. Вот что станет с рынком труда через 5-10 лет? Если не представлять этого, то сфера образования и тогда будет с ним стыковаться только отчасти.

Пока нет системы формирования перспективного госзаказа по подготовке кадров ни на федеральном уровне, ни на региональном и муниципальном. Потому в конце прошлого года мы создали координационный совет по кадровому обеспечению Мурманской области. В него вошли представители правительства, думы, государственной службы занятости населения, ректоры вузов. На первом заседании обсуждался вопрос об уровне несбалансированности рынка труда и рынка образовательных услуг. Таким образом, сделан шаг в решении этой проблемы. Будут созданы такие же муниципальные и отраслевые координационные советы.

- Все отчетливей проступает другое несоответствие. В центре занятости в списках вакансий есть специальности, которые значатся и в дипломах выпускников, оказавшихся без работы. Но их никто брать не хочет.

- Рынок предъявляет все более высокие требования к качеству подготовки специалистов. Некоторые крупные предприятия области, к примеру "Апатит", Ковдорский ГОК, "Олкон", сохранили с прежних времен или создали собственные учебные центры. Наш комитет их лишь лицензирует, контролирует соответствие требованиям учебной базы, кадровый состав обучающих. Но с этим трудностей не бывает, ведь предприятия готовят специалистов для себя. Там свои учебные программы. И там же работники проходят переподготовку, когда на производстве изменяется технология, внедряется новая техника. Это как бы параллельная система обучения специалистов.

С производств, имеющих учебные центры, мы все чаще слышим: "Перестаньте делать вид, что готовите профессионалов. У вас никогда не будет такой же техники и таких специалистов-наставников, работу которых можем оплатить мы. Давайте молодежи общее представление о профессии, а мы будем доучивать ее на местах с учетом специфики - так, как требуется каждому конкретному производству". Я думаю, отчасти к этому мы скоро придем. Предполагаемое деление выпускников на бакалавров и магистров, внедрение которого сейчас активно дискутируется, этому тоже должно послужить.

Образование попало в число приоритетных национальных программ. Золотой дождь на него, конечно же, не прольется, потому не стоит ждать каких-то прорывов, очень быстрых и существенных сдвигов. Но накопившиеся проблемы все же будут решаться активней.

Вячеслав КОНДРАТЬЕВ