Женский голос в телефонной трубке взволнован:

- Давайте вспомним Достоевского! Нужно назвать шесть предметов, которые спасли Раскольникова. Первая - евангелие Сони Мармеладовой. Вторая - нательный крестик. Какие еще?

Собеседница срывающимся голосом называет варианты. Я напрягаю память: хочется хоть как-то помочь. Представляю, как ее сын в питерской коммуналке в одиночку готовится к сочинению. Как напрягает зрение, надевая и снимая очки, поднося к глазам лупы с многократным увеличением и выискивая в произведении классика эти самые предметы, которые спасли бедного студента от смертной казни... А мама срочно обзванивает знакомых в Мончегорске...

Диагноз, который поставили офтальмологи мончегорскому школьнику Жене Кондратьеву еще в 4-м классе, звучал как приговор: дистрофия сетчатки глаза с поражением центра, остаточное боковое зрение. В научно-медицинском центре Санкт-Петербурга, куда обратились родители ребенка, их "успокоили": классический исход заболевания - полная слепота к 30-50 годам, если, конечно, не лечить.

- Лечить, чего бы это ни стоило! - так решила семья судьбу третьего ребенка - последнего сына в семье. И вот уже 8 лет они ездят по врачам, опробуют новые методики и молятся за своего младшенького. Но как уменьшить нагрузку на глаза, если у Жени любознательный ум и патологическая тяга к знаниям? Помочь учиться! Маму, в ту пору работавшую воспитателем детского сада, учить этому было не надо. Два года она пыталась облегчить учебу сына в общеобразовательной школе (он хотел быть как все, и с его мнением взрослые в семье считались): чертила таблицы, начитывала текст на магнитофон, постоянно созванивалась с учителями 1-й школы, где Женя учился. И они в поддержке не отказывали. Особенно много сил отдала ребенку классный руководитель Галина Романова. Строгая и справедливая, она не делала скидок на его положение и была очень внимательна к успехам. Но, когда болезнь стала прогрессировать, в школе родителям сказали:

- Вам нужно особое обучение - в небольшом классе, с использованием специальной техники.

Жене предложили учиться дома. Он наотрез отказался: хотел быть в коллективе и жить как все! Он еще не осознавал, как это трудно: хотеть видеть и не видеть, быстро решить задачу и с трудом ее записать в тетради, а самое главное - не придавать значения своему недостатку, не замечать его. К сожалению, спецшкол для слабовидящих детей в Мурманской области до сих пор нет. И перед семьей встала дилемма: определить ребенка в спецшколу в Белоруссию или оставить его дома, похоронив разом все мальчишеские мечты. Решили: спецшкола, и отправили сына в Гродно, там старшая сестра Кристина училась в хореографическом колледже.

Желаний у подростка было много, а с возрастом стали проявляться все ярче и незаурядные способности. Он неплохо играл в шахматы (в 7-м классе стал чемпионом Гродно в своей возрастной группе), любил музицировать на гитаре, которую ему подарила сестра, среди ровесников-музыкантов был не на последнем счету. На "отлично" закончил и 7 классов школы. Дальше для продолжения учебы в Белоруссии нужны были деньги (страна другая, требования - тоже). Тогда мама и обратилась в первичную организацию Всероссийского общества слепых в Мончегорске: что делать?

Председатель общества Наталья Горбенко вместе с родителями искала варианты: одной из ближайших специальных оказалась школа № 1 в Санкт-Петербурге, адрес которой подсказала специалист управления образования города Ольга Запольских. Мончегорская администрация нашла возможность оплатить обучение Жене. И вот три года учебы позади. Только мама знает, сколько труда, переживаний, нервов и денег (по мобильнику связь с сыном не прерывалась ни на день) все это стоило!

Евгений рос, а вдали от дома росли и проблемы. Психологически подростку было очень тяжело. Вспомните себя в 15-17 лет! Хочется быть сильным, умным, нравиться девушкам, любить. Веришь, что целый мир у твоих ног... И такой приговор - инвалид. Смириться с этим юноше, обдумывающему житье, нелегко. И Женя решил:

- Сдаваться? Ни за что! Если есть хоть один шанс, я его использую!

В желании быть полноценным членом общества навстречу парню пошли и мончегорские врачи: дали "добро" на дальнейшую учебу. На очередной медкомиссии Евгений сказал, что хочет приобрести специальность и будет учиться на факультете туризма одного из обычных санкт-петербургских колледжей. Оказывается, он уже год, втайне от родителей, занимался там на подготовительных курсах и успешно их закончил. Ему, единственному иногороднему, благодаря заместителю главы администрации города Маргарите Бирюковой и мэру Санкт-Петербурга Валентине Матвиенко было выделено место в общежитии.

Сейчас мама говорит, что сыну в этой ситуации помогло то несусветное упрямство и юношеский максимализм, с которым она пыталась бороться в период его взросления. Зная беду сына, она старалась смягчить удары судьбы, помочь ему, вселить надежду. Он же в достижении цели - быть как все - идет напролом! По вечерам разбирает и читает заданное, а ночью решает задачи, учит стихи и целые отрывки, переводит английский. На сон остается 3-5часов. Он не понимает, как люди не ценят то, что у них есть руки, ноги, светлая голова и возможность ВСЕ ВИДЕТЬ! И внутренне абсолютно нетерпимо относится к тем, кто бесцельно проводит свои лучшие годы, спивается, попадает в наркотическую зависимость. А таких вокруг - полно! Частенько вспоминает слова мамы, выливающиеся в стихи:

Все непросто, сынок, все непросто...

Что с тобою беда - все для роста!

Кто-то скажет, наверно: так надо!

За терпенье всегда ждет награда!

Хорошей наградой для Жени стал специализированный компьютер со всем необходимым оборудованием для слабовидящих. Его подарила парню Кольская горно-металлургическая компания, где работает Женина мама.

- Мир не без добрых людей, - сказала Любовь Александровна, - а мне на них всегда везло! Трогает внимание тех, кто выслушал меня, благословил на это дело, подсказал адреса, куда обратиться, помог оформить письма. Все не только прониклись моим горем, но и нашли слова, чтобы успокоить и помочь. Очень внимательно отнеслись к моей просьбе заместитель генерального директора Кольской ГМК Татьяна Яценко, заместитель мэра Мончегорска Маргарита Бирюкова и председатель комитета соцзащиты Клавдия Михеева. Им и всем, кто принял участие в нашей судьбе, мы очень благодарны!

Как сложится судьба Евгения дальше? Трудно сказать. Радует то, что медицина не стоит на месте, и, возможно, в скором времени ученые найдут способ возвращать людям зрение. Сегодня можно сказать одно: компьютер, который получил Женя, поможет ему жить как обычный человек, работать, в будущем обрести и содержать семью и воспитывать детей. При желании может организовать свое дело и стать бизнесменом. Дирижерская палочка жизни теперь в его руках. И пусть музыка ее будет радостной и созидающей!

Людмила КАРХУ, Мончегорск