Если вы пробегали половину рабочего дня по магазинам и над вами нависла угроза увольнения за прогул, поскорее ограбьте банк или хотя бы устройте драку в офисе своей фирмы. Ведь сегодня только приговор суда поможет вам сохранить полярные надбавки. Думаете, это шутка? Какие могут быть шутки, когда речь о деньгах!

Были времена, когда "полярки" терялись при любом расторжении трудового договора. Чтобы сохранить их, существовал только один путь - перейти на другую работу так называемым переводом. А для его получения нужно было заручиться благословением начальника - именно того, с которым вы хотели бы расстаться. Начальник мог удовлетворить заявление, а мог и выставить за дверь вместе с ним. Последнее, правда, случалось крайне редко (ведь чем хуже складывались отношения, тем с большей радостью подписывалась челобитная). Но сам механизм, для того и задуманный, чтобы затруднить человеку поиск "лучшей доли", смахивал на пережиток крепостного права.

Конец ему положила инструкция Минтруда (предшественник нынешнего Минздравсоцразвития) от 1990 года, которая определила периоды времени и случаи, при которых сохранялся стаж, дающий право на получение полярных надбавок.

В 1993 году Правительство России пошло дальше. Оно установило, что процентные надбавки к заработной плате за работу в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях сохраняются независимо от сроков перерыва в работе и мотивов прекращения трудовых отношений.

Правда, в обоих правовых актах было сделано одно исключение - увольнение за виновные действия. К таковым трудовое законодательство относит прогул, появление на работе в нетрезвом виде, грубое нарушение трудовых обязанностей, разглашение коммерческой тайны, нарушение требований по охране труда, осуждение работника к наказанию в соответствии с приговором суда и так далее.

Но "полярки" даются человеку не в качестве награды за примерный труд. Это компенсация за работу в неблагоприятных климатических условиях. Лишить прогульщика премии, даже уволить - одно дело. А перечеркнуть при последующем трудоустройстве весь его северный стаж - совсем другое. Тут налицо явная несправедливость.

Подобную позицию поддержали и судебные органы. Кассационная коллегия Верховного суда, рассматривая одно из обращений, 23 декабря 2004 года признала недействительным пресловутое "за исключением..." Минздравсоцразвития в ответ подало надзорную жалобу. Но суд чиновникам в пересмотре дела отказал.

Беда в том, что определение суда относится к конкретному делу. Без внесения изменений в законодательство оно не может автоматически распространяться на аналогичные случаи. Каждому приходилось судиться лично. И 30 июня 2005 года Верховный суд по очередному делу признал недействующим подпункт "а" пункта 2 разъяснения Минтруда 1994 года.

В пункте 2, в частности, перечислены все случаи виновных действий. И в подпункте "а" речь идет об осуждении работника к наказанию в соответствии с приговором суда. Причем недействующим он признан с 23 декабря 2004 года, то есть с момента, когда Верховный суд впервые поставил практику лишения людей "полярок" вне закона.

Казалось бы, Минздравсоцразвития давно пора подкорректировать соответствующие нормативные правовые акты. Но чиновники внесли в них изменения... только относительно подпункта "а".

И теперь получается, что если после 23 декабря 2004 года вы промышляли грабежами или совершили разбойное нападение, то, отбыв наказание, при трудоустройстве сохраните прежде заработанные "полярки". А вот если уволены за то, что полдня отсутствовали на рабочем месте без уважительных причин, потеряете их.

И это притом, что незаконность лишения вас заработанных полярных надбавок при любом основании увольнения подтверждена Верховным судом. Но чиновники пока устроили "Юрьев день" только преступникам. Всем же остальным по-прежнему нужно отстаивать свои права в судебном порядке.

Александр СОКОЛОВ