20 лет назад в 1 час 23 минуты в СССР на Чернобыльской атомной электростанции произошла крупнейшая ядерная авария в мире. В атмосферу было выброшено 190 тонн радиоактивных веществ. В воздухе оказались 8 из 140 тонн радиоактивного топлива реактора. Опасные вещества продолжали покидать реактор в результате пожара, длившегося почти две недели. Загрязнена территория площадью 160 тысяч квадратных километров.

Больше всего пострадали северная часть Украины, запад России и Белоруссия. Примерно 400 тысяч людей эвакуированы из зоны бедствия. Территории, которые они покинули, на много десятков лет останутся пустынями, обнесенными колючей проволокой...

Причиной аварии стал непродуманный эксперимент. Электростанции не только производят, но и потребляют электричество. Оно, например, нужно насосам, которые работают в системе охлаждения реактора и обычно запитаны из общей сети. Если реактор от нее отключается, он должен быть способен получить энергию из собственной продукции.

Если же он не производит электричество, требуется другой источник энергии для обеспечения бесперебойной доставки хладагента в реакторное ядро.

Для этого используются дизельные генераторы. Однако существует задержка, пока генераторы будут запущены. Во время этой задержки отключаемый реактор должен сам обеспечивать требуемую мощность для питания охлаждающих систем.

На 25 апреля 1986 года был запланирован тест четвертого реактора Чернобыльской АЭС по самообеспечению энергией. Персонал станции намеревался проверить, хватит ли у замедляющейся турбины мощности, чтобы эксплуатировать оборудование и насосы для охлаждения.

Этот тест уже проводился ранее, но окончательные результаты не были определены, и его решено было повторить. К несчастью, он был определен как тест неядерной части электростанции и поэтому выполнялся без необходимых предосторожностей. Действия персонала, проводившего тестирование, не были скоординированы с персоналом, отвечающим за ядерную безопасность.

В результате реактор стал очень нестабильным. Насосы, обеспечивающие его охлаждение, уменьшили подачу воды. Реактор разогрелся, что и привело к взрыву, разрушившему его ядро. Крыша реактора была разрушена, и радиоактивные вещества вырвались наружу.

Начался пожар. Из близлежащего города Припяти были вызваны более ста пожарных. Именно они приняли на себя самую большую дозу облучения и стали первыми (31 погибший во время ликвидации) но, увы, далеко не последними жертвами Чернобыля.

В результате пожара радиоактивные вещества выбрасывались высоко в атмосферу и перемещались ветром, из-за чего произошло загрязнение огромных территорий. Ситуация усугублялась отсутствием опыта борьбы с подобными катастрофами и риском цепной реакции в реакторе.

Для борьбы с огнем применялись вертолеты, сбрасывавшие специальные составы для тушения и предотвращения цепной реакции, а также песок и глину. Впоследствии обнаружилось, что они, возможно, еще более увеличили температуру реактора. Пожар был потушен только 9 мая...

Сегодня исполняется 20 лет со дня катастрофы. Ее последствия устраняли сотни тысяч человек. Она обернулась огромным экономическим ущербом для России, Украины и Белоруссии. И этот ущерб, измеряемый миллиардами долларов, будет только расти. А как оценить людские потери? Чернобыль унес тысячи жизней и продолжает их забирать...

Прошло два десятилетия. Срок серьезный. Так стала ли трагедия уроком для профессионалов-ядерщиков и для общества в целом? Сделаны ли из нее необходимые выводы?

- Самый главный вывод - трагедия не должна повториться, - говорит главный инженер Кольской АЭС Василий Омельчук. - На протяжении минувших двадцати лет вся работа профессионалов в сфере атомной науки и техники была направлена именно на это. Сегодня мы со всей уверенностью можем говорить, что повторение тех событий невозможно. Ни на реакторах РБМК, которые эксплуатировались на Чернобыльской АЭС, ни на реакторах БН или ВВЭР.

Причин тому несколько. Во-первых, изменилось сознание людей, которые работают на атомных станциях и причастны к использованию ядерной энергии. Во-вторых, существенно изменены нормативная база, конструкции, проведен целый комплекс мероприятий. В-третьих, введена новая, более совершенная система подготовки персонала. И все это исключает подобный Чернобылю сценарий. Если говорить о Кольской АЭС, то мы, как и во всей мировой атомной энергетике, тоже сделали выводы из этой трагедии. Сегодня количественный показатель ядерной безопасности первого и второго блоков, которые, по мнению некоторых природоохранных и правозащитных организаций, являются наиболее опасными, увеличен в 100 раз.

- Можем ли мы сегодня говорить хотя бы о гипотетической возможности подобной аварии на Кольской АЭС?

- Абсолютно безопасного производства не бывает. Будь то макаронная фабрика или кирпичный заводик - везде есть свои факторы риска и опасности. Если же говорить о степени безопасности нашей станции, то могу привести такой пример. Сегодня мировое сообщество признает АЭС безопасной, если вероятность тяжелой аварии на действующих блоках составляет один шанс в 10000 лет на каждый блок. На энергоблоках Кольской АЭС такая вероятность в несколько раз ниже. На ней есть полный комплекс систем безопасности, которые предусмотрены нормами, правилами, требованиями и федеральными законами. Кроме того что мы действуем по строго регламентированным нормам, атомная энергетика находится под жестким контролем государства, которое диктует нам свои правила и проводит контроль за использованием ядерной энергии. Для этого существуют органы государственного надзора, который считается самым строгим, ведомственного и собственного надзора. Выстроена целая структура интегрированного контроля, который отвечает принципу глубоко эшелонированной защиты.

- Может ли общество, а не только лишь государственные органы, следить за правильным исполнением всех норм и законов в атомном секторе?

- Конечно. Закон "Об использовании атомной энергии" предусматривает возможность такого контроля, она четко прописана в статьях федерального закона. На Кольской АЭС действует отдел информации. Его сотрудники могут приготовить ответы на заданные вопросы, осветить интересующую проблематику, подготовят, организуют и проведут встречу с руководством предприятия, что они не раз уже делали. Мы по-прежнему открыты для работы с обществом.

- Чернобыльская трагедия сильно изменила сознание людей и их отношение к атомной энергетике. Люди боятся ее, и многие считают, что АЭС не нужны вообще.

- Такие высказывания, к счастью, встречаются все реже. Но не надо забывать о том, что трагедия 26 апреля и последовавшие за ней события перевернули сознание не только населения. Они очень сильно затронули всех тех, кто работал и работает в атомной энергетике. Их сознание изменилось не меньше. И я объясню почему. Сегодня невозможно сделать даже малейшее отступление от норм регулирующего нас права. И не только потому, что вокруг нас много контролеров, инспекций. Но больше потому, что в наших специалистах воспитан, взращен соответствующий уровень культуры безопасности. При назначении на должность, от которой зависит обеспечение безопасности, высокий уровень ее культуры - приоритет! Сегодня на Кольской АЭС нет ни одного специалиста, назначенного на ответственную должность, не прошедшего скрупулезной процедуры подготовки, проверки и воспитания культуры безопасности.

- Когда-нибудь можно будет сказать, что тема Чернобыля полностью изучена, исчерпана и закрыта?

- Думаю, что нет. В первую очередь, потому что профессионал никогда не должен вычеркивать из своего опыта уроки прошлого. Настоящий специалист учится на ошибках, к которым он менее причастен или вообще не причастен. На ошибках прошлого. Эта авария для профессионалов никогда не исчезнет.

Так же, как не исчезнет она и для общества и тех государств, которые были затронуты трагедией. Пройдет еще не одна сотня лет, прежде чем "растают пятна" на тех землях, где произошли выпадения продуктов распада. Трагедия просто не даст о себе забыть. Так что эту тему в архив сдать не получится. Ни у нас, ни у последующих поколений.

Подготовили А. СОКОЛОВ и В. КУСОВ.