Ловить рыбу я научился у своего деда, страстного рыбака. Отец также приложил немало усилий, чтобы увлечь меня этим захватывающим процессом. А вот в своей семье мне пристрастить к рыбалке было некого. Жена моя особого рвения к сему процессу не проявляла. После многочисленных безуспешных попыток заразить ее своей страстью пришлось от этой затеи отказаться. И то хорошо, что можно было смело доверять ей улов - по части приготовления рыбных блюд она мастерица. Придешь, бывало, домой вконец измученный, усталый, искусанный комарами, залезешь в горячую ванну, и, пока там отмокаешь, по квартире потихоньку распространяться соблазнительный запах ухи.

Я все надеялся, что весь свой богатый, десятилетиями накопленный опыт рыболовного искусства когда-нибудь передам сыну. Да вот беда, одни девчонки у меня - три дочери.

Я и тут, конечно, пытался: сначала старшую, потом среднюю дочь брал с собой в походы - и на озеро, и на залив. Только скоро понял, пустые это хлопоты. А вот младшая, Наташа, где-то с пяти лет стала проявлять интерес к моим рыбалкам. Она с интересом разглядывала улов, если же приходил без добычи, неизменно говорила: "В следующий раз, папуля, возьми меня с собой, и тогда мы наловим много-много рыбы".

И вот однажды летом (Наташе, помнится, только семь лет исполнилось) я собирал свои снасти половить рыбешку с морского причала. А жена и говорит: "Возьми Наташку с собой, хоть морским воздухом подышит". Тут "мелкая" сразу условие выставляет: "Пусть мне папа сначала удочку сделает". Я клятвенно обещал, что удочка ей будет, да не какая-нибудь, а настоящий "самолов". И мы отправились на причал.

Прибыв на место, я быстренько снарядил свою снасть, опустил на дно и стал сооружать дочке какое-то подобие удочки. Пусть, думаю, дитя потешится, поимитирует процесс ловли. Наживил на крючок морских червей, опустил их в воду, передал это орудие рыбной ловли ей, наказав крепко держать удилище двумя руками. Тут у меня случилась поклевка. Пока мотал катушку, дочка стала кричать, что у нее кто-то сильно дергает за леску. Я вытащил из воды свою поклевку - небольшую, с ладонь, тресочку. Бросив снасть на землю, поспешил к Наталье. Та стояла столбиком, судорожно вцепившись ручонками в удилище. Я взял его, стал делать подмотку, и через несколько минут из воды появились сразу две сайды, довольно приличные по размерам. Радости дочки не было предела.

Снова наживил ей крючок. Подошел к своей удочке, стал приводить ее в порядок. Не успел забросить, Натка кричит: "Папа, опять клюет!"

- Ну, давай, дочка, учись ловить сама, потихоньку мотай катушку, только не дергай леску, - наконец-то начал я передавать опыт.

Так она и сделала. И вскоре первая пойманная лично ею пикшина билась у наших ног. Не успела дочь перевести дыхание, как кончик ее удилища опять затрепыхался - есть очередная добыча.

Тут к нам подошли мои давние знакомые по рыбалке.

- Здоров, Серега, как улов? Смотри-ка, дочка-то тебя, такого рыбака со стажем, вчистую обставила!

А Наташа, довольная, говорит им:

- Это что! Вот папа сделает мне настоящую удочку, буду большую треску ловить.

Надо ли говорить, в каком приподнятом настроении возвращался я в тот день с рыбалки домой. Свершилось - наследница-рыбачка состоялась!

Сергей АВРАМЕНКО