История эта началась полтора года назад. И лишь на днях Терский районный суд признал учителя физкультуры Сергея Малашенко невиновным в ряде очень серьезных уголовных преступлений, которые ему вменялись.

Умба поселок небольшой, люди друг у друга на виду. Не все в виновность Малашенко поверили, но когда пошла гулять по поселку молва, что к нему приходили с обыском, а потом увидели, как учителя в наручниках везут в Апатиты, многие решили: дыма без огня не бывает. Пошли разговоры о том, что учитель обманным путем присвоил то ли три, то ли пять миллионов рублей. Мало того, заставлял ребят подписывать фиктивные документы. Припомнили, что не так давно супруги Малашенко купили новую квартиру в Умбе. Правда, о том, что старую продали, любители посплетничать как-то забыли.

А тут еще статьи в газетах с категоричным выводом: «Моральный облик учителя закону не соответствует, а потому и работать в школе он не должен». В феврале 2006-го в школе по предложению профкома прошло общее собрание педагогического коллектива с повесткой «О нарушении Закона «Об образовании». Его участники единогласно постановили: «Выразить недоверие директору школы; рекомендовать администрации прекратить трудовые отношения с С. В. Малашенко». И хотя до суда (а только он определяет наличие вины и ее степень) было еще далеко, педагоги посчитали, что вправе вынести свой вердикт.

Признаться, когда я ехала в командировку, и у меня были большие сомнения. Ведь люди обвиняли учителя в присвоении денег, которые в летнем оздоровительном лагере заработали их дети. А заставить вернуть вроде бы никто не смог, потому как жена - директор единственной в поселке школы № 4, где трудится и Сергей Валентинович. Некрасивая вырисовывалась история, с душком. А тут еще в редакцию подоспело письмо от мамы одного из бывших учеников, которая писала: «Нахожусь в стрессовом состоянии по поводу обучения моих детей в школе, так как на моего старшего сына Леонида (имена и фамилии детей изменены. - Авт.) оказывалось психологическое воздействие со стороны учителя физкультуры. Недавно мне стало известно о факте рукоприкладства вышеуказанного педагога по отношению к несовершеннолетнему Диме Б.»

Впрочем, в ходе судебного заседания это тревожное сообщение не подтвердилось. Как и обвинения - практически все, - предъявленные учителю следствием. В результате перед последним заседанием суда даже прокурор отказался от уголовных обвинений в его адрес.

Решение Терского районного суда его председатель Полина Скороход, которая и вела процесс, зачитывала чуть менее трех часов. За это время можно было не только понять суть дела и позицию суда, но прямо-таки кожей ощутить, каково было Сергею Малашенко, досрочно осужденному земляками, полтора года жить среди них, работать, пытаясь сохранить душевное равновесие...

Областной комитет по природным ресурсам и охране окружающей среды вот уже несколько лет работает над целевой экологической программой, включающей в себя проект «Чистые реки». Она рассчитана и на экологическое воспитание молодежи. Специалисты комитета обратились к умбянам с предложением подключиться к проекту и поработать на себя. То есть почистить от топляка и мусора реки и озера. Комитет предоставлял самое необходимое: оборудование, технику, водолазов. На подмогу требовались ребята постарше и покрепче. Организаторы проекта обещали оплатить им при выезде «в поле» котловое питание. Вторая бригада из школьников, отдыхающих в местном оздоровительном лагере, должна была навести чистоту в самом поселке. За эту работу центр занятости населения обязался выплатить юным работникам, воспитанникам лагеря, небольшое вознаграждение - 1200 рублей за смену. Руководителем обеих ребячьих бригад стал Малашенко, который был оформлен физруком в лагерь.

Естественно, ребята трудились в разных условиях. Одни пахали, вытаскивая топляк из рек, высаживали десанты в село Варзуга и на озера. Другие очищали от мусора Умбу. Кто-то кормил мошку и комаров с мая и по сентябрь, а кто-то - полмесяца поработал и нашел себе другое занятие. А потому, когда пришло время подводить итоги, оказалось, что, к примеру, Петя на заработанные деньги может купить модную куртку, а у Лени их хватило лишь на сладости. Причем каждый из ребят понимал: что заработал, то и получил. Но тут вмешались некоторые родители...

Как рассказал мне Николай Бичук, одна мама обратилась в областной комитет по природным ресурсам с требованием вернуть деньги за питание даже за те дни, когда ее ребенок болел и не работал. Разъяснения, что такое котловое питание и почему ее требование невыполнимо, не помогли.

Однако в суде выяснился и не приятный факт: не все имена в ведомостях были истинными. То есть вкалывали одни, а в бумагах значились другие. И это, конечно, нарушение закона. Значит, все-таки дело нечисто? Судите сами.

Для работы на топляке требовались парни повзрослев и покрепче. В оздоровительном же лагере, на базе которого формировались обе бригады, были пацаны не старше 15 лет. А центр занятости имел право оплачивать работу только воспитанников лагеря. Так возникла эта коллизия. Чтобы как-то выйти из положения, директор лагеря и руководитель бригад пошли на подставки: работали (и получили деньги) одни, а расписались те, чьи фамилии красовались в ведомостях. К последним подходил учитель, просил, объяснял, что, ставя подпись, мальчишка лишь окажет помощь другому.

Но в итоге «помощь» - с подачи «доброжелателей», обнаружившихся в педколлективе и среди некоторых родителей, - вылилась в уголовное дело. И хотя то решение Сергей Малашенко принимал не один, именно ему предстоит по решению суда выплатить центру занятости куда как солидный для кошелька педагога штраф - более 42 тысяч рублей. Причем, подчеркнем еще раз, сам учитель к ребячьим деньгам не прикоснулся и пальцем: все, кто реально работал, получили заработанное до копейки. Это доказано на суде.

И продукты питания, которые физрук привозил в бригаду, полностью шли в общий котел. Парни утверждали, что кормили их очень хорошо и вкусно. А двое заявили на суде: «Если бы нам приходилось питаться дома или самим привозить пищу и если бы за работу вообще не платили, мы все равно бы пошли в бригаду. Потому что это нам было интересно». Интересно было выполнять настоящую мужскую работу. Результат ее, кстати (поднятые со дна реки водолазами и учителем и складированные ребятами многометровые кучи топляка по берегам), налицо.

Николай Бичук рассказывает: «С каким удовольствием я проплывал осенью по рекам, которые очистили малашенковские ребята. Какая там сегодня красота! Теперь и семге путь везде открыт. И проект свой мы будем продолжать. Подчеркиваю, что ни о каком ущербе бюджету области со стороны Малашенко, о котором говорилось в материалах следствия, речи быть не может. Такая квалификация юридически неверна. Тем более что договор мы заключали с Терским отделом по делам молодежи и культуре. Работы выполнены полностью».

И последнее. В адрес следственных органов милиции за грубые нарушения в ходе расследования дела Сергея Малашенко, за волокиту Терский районный суд вынес частное определение. Оно послано в УВД Мурманской области и областную прокуратуру.

Людмила ЛОПАТКО, Умба – Мурманск.