- Отца первый раз ранило под Харьковом в начале сорок второго. Из госпиталя сбежал обратно в часть. Второй раз - под Сталинградом, и снова вернулся на фронт, не долечившись. Третий раз - и опять в строй! А в сорок третьем уже похоронка пришла... А я сам тогда уже в школе юнг был, - вспоминает Ев-граф Яковлев. Войну он встретил в родном Архангельске мальчишкой. А мальчики тех лет быстро стали взрослыми.

В 14 лет Яковлев уже получил первое ранение. Его первый рейс на танкере «Михаил Фрунзе» стал для юноши первым испытанием.

- Когда мы уже пришли в Йоканьгу, налетели «юнкерсы». Бомба чудом не попала: пролетела между нами и причалом. Тогда нас обстреляли. И на корме загорелись чехлы, покрывавшие орудия. Я принялся сбрасывать их за борт - иначе пламя перешло бы дальше, а на палубе стояли бочки с горючим. Обожгло меня, до сих пор шрамы остались, - Яковлев показывает изувеченную руку.

Юнга с плачем упрашивал капитана не отправлять его в госпиталь, не оставлять на берегу. Тот скрепя сердце согласился.

- А у нас какая аптечка на судне была? Йод да марля. Мы ее сами на бинты нарезали, - вспоминает Евграф Евлогиевич. - Так меня кок спас. Он вымачивал капустные листы в кипятке и такие компрессы делал. Только это и помогло. А нас на «Фрунзе» шестеро мальчишек было. Потом по разным судам распределили. Я вот в конвоях ходил. Бомбили нас страшно. А в море тысячи минных заграждений...

Евграф Яковлев приходит к памятнику Алеше каждый год. Вчера, в годовщину начала той страшной войны, у мемориала Защитникам Заполярья состоялся траурный митинг. Ветераны, дети и вдовы павших воинов, школьники собрались здесь, чтобы почтить память героев.

- 66 лет назад для миллионов людей начался путь стойкости и мужества, отваги и героизма. И мы помним тех, кто до последнего был верен ему. В это день началось испытание, обжегшее каждую семью, - обратилась к ветеранам заместитель губернатора Людмила Чистова. Слова благодарности защитникам Отчизны произнесли также федеральный инспектор по Мурманской области Владимир Лосев, мэр Мурманска Михаил Савченко. Он, кстати, пообещал, что Алешу наконец отремонтируют - на это выделено 14 миллионов - и воин будет вечно стоять, глядя на свинцовые воды залива и сопки, ставшие последним рубежом для тысяч наших соотечественников.

Погода редко балует мурманчан. Пронизывающий ветер, свинцовая вода залива, неласковое небо... Сыпался не то снег, не то дождь - ледяные капли. Но пришедшие сюда долго не расходились, вспоминая товарищей, родных-защитников...

- Нас человека три осталось ходячих. Говорят, еще кто-то жив, но уже из дому не выходят, болеют, - говорит о своих однополчанах Аристарх Артемьев. Ему довелось служить в знаменитом первом корпусе противовоздушной обороны. Это их подвиг увековечил мемориал на Абрам-мысе. Аристарх Михайлович родом из, Вологды. В Заполярье попал по призыву, здесь на огневом рубеже простоял до конца войны. Здесь и остался после демобилизации.

- Я и сейчас могу орудие зарядить! - браво говорит он. - Солдат всегда в строю!

А вот отец Раисы Ганичевой и повоевать-то не успел. Их эшелон разбомбили где-то на подступах к фронту. Успел солдат написать дочери единственное письмо: «Не бойся за меня. Все будет хорошо!» Одиннадцати лет от роду она осталась сиротой.

Сколько бойцов погибло за полторы тысячи дней и ночей войны, точно неизвестно до сих пор. В эти дни открывается сезон работы поисковых отрядов. Прочесывая сопки и болота, они вновь и вновь находят останки неупокоенных воинов. Школьники, студенты - они каждое лето возвращаются к своему труду. Чтобы отдать долг памяти тем, кто прошли через боль и огонь. Тем, кто не пожалели самого дорогого. Не сдались, выстояли, победили.

Татьяна БРИЦКАЯ.