Сенечку собирали по кускам. Он недавно заново родился. Говорят, у кошки девять жизней - так этот щуплый подросток мотает уже вторую. Под ноги своей случайной спасительнице он упал прямо с неба. Избит, упакован в мешок и выброшен из окна пятиэтажки. Хозяин - его оказалось несложно найти - описал разборки с котом просто:

- Достал он меня! Я его как кролика - за лапы и головой о стену.

В начале июня Сенечку отнесли в «Приют», мурманское добровольное общество защиты животных. Нашлись врачи, согласившиеся на рискованную операцию. Коту с переломанными челюстями и начинавшимся некрозом дали шанс. Голову собрали и сшили, как у тряпичной куклы. Она пока на проволочном каркасе, с пуговкой около носа. Сеня сидит на глюкозе, но уже может съедать по ложке бульона в день. Кости вроде бы срастаются, а вот в каком состоянии голова, нет ли гематомы, неизвестно - томографию животным у нас не делают.

- Тяжелых приходится забирать домой, - рассказывает о хвостатых больных Сенина теперешняя «сиделка» Оксана Анчишкина. ~ Это проще, чем трижды в день приезжать в приют делать перевязку, промывание и так далее.

У Оксаны, человека, в миру очень далекого от медицины, теперь на руках целая палата разношерстных малышей. Каждый с историей. За свою маленькую жизнь они очень многое успели узнать о людях.

Крикс - упитанный бело-серый котяра с независимой физиономией. Только сломанные клыки да шрам на губе напоминают о прошлом. Его латали, как и Сенечку. Морда была разбита чьим-то тяжелым ботинком. Челюсти срастались не одну неделю... Завидя медицинскую проволочку на письменном столе - в случае надобности он превращается в операционный, - Крикс упрямо грызет ее, перекусывает. Помнит, видно, как сам жил на таком железном «скелете».

Пока зарастала челюсть, твердая пища для Крикса была запретной. Допускалась только нежная сырая говядина. Такой рацион сказался не только на здоровье, но и на внешности красавца. Теперь жирнюга-Крикс в маленьком лазарете верховодит. К новым постояльцам в меру строг, может и неудовольствие выразить, проворчать что-то выразительное. Но для малыша Каси он делает исключение.

Этого пушистика Крикс считает чем-то вроде младшего брата. Нянчит и опекает. Взял на себя ответственность за его воспитание и всячески поддерживает в кошачьих бедах. Они даже под наркозом перед операциями засыпали только вдвоем, прижавшись друг к другу.

Касю когда-то придавили дверью. Раздробленные бедро и передняя лапа, перелом со смещением, осколки кости... Теперь собранный по кускам кот выглядит совершенно здоровым и вполне упитанным. И даже, кажется, не испытывает недоверия к людям, едва не искалечившим его. Ластится и мурчит.

А вот с Муслиной Крикс, увы, не дружит. Рычит на нее, когда та белым облачком плывет мимо. Муська зеленым глазом косится на собрата и тихонько, по-женски, ворчит. Муся пришла в приют, истекая кровью и гноем, с жутким внутренним воспалением. Облезлая, тощая, с острыми торчащими лопатками. Оперировали. Выходили.

Муся лежит на моих коленях, внимательно слушая человеческий разговор, поет свою сонную песенку. Прозрачные зеленые глаза глядят по-взрослому, серьезно. Лохматенькая Рыся на диване рядом - совсем иной характер. Лукаво поглядывает на собратьев, норовит зацепить коготком проходящего мимо Крикса. Игривая любительница плюшевых мышей, Рыся - инвалид. Нижняя часть тела парализована. Задние лапы и хвост беспомощно волочатся. Кисе покупают детские памперсы как настоящему лежачему больному. То ли собаки ее схватили, то ли вновь человек отличился - у Рыси серьезнейшая травма позвоночника.

Врач сказал: чудеса бывают, ждите. Но Рысины опекуны ждут уже не чуда. Они ждут, что в России появятся приспособления для четвероногих инвалидов. Эти мини-колясочки есть в Европе, а у нас их и не делают, и не продают. Рыська на такой могла бы передвигаться. Ей этого очень хочется: барышня подвижная, даже научилась семенить на двух лапках, волоча беспомощное маленькое тело.

Ее любимый друг - огромный пес Виконт. Породистая лайка, с родословной, с клеймом сейчас тоже пациент домашнего лазарета. Первый хозяин-охотник не слишком берег пса, а второй, похитивший собаку на охотничьей базе, оказался вовсе разгильдяем. В Мурманске поселил Виконта в общежитии, присмотра никакого. Сам ли пес решил свести счеты с жизнью или помогли ему, неизвестно. Он прыгнул - или упал - с пятого этажа. Результат - тяжелейшие переломы.

Оперировали его уже дважды в Петербурге. Везли туда - редкий случай - на добровольные пожертвования. Увидев по телевизору сюжет о Виконте, люди принялись звонить журналистам, чтобы передать деньги на лечение. За четыре дня собрали 20 тысяч. Помогли и Пулковские авиалинии: вопреки правилам разрешили везти собаку в салоне самолета и денег за провоз пса не взяли. Викоша еще долго будет в гипсе, но главное - ему встретились люди, умеющие любить.

Старый упрямый кот Маракас - огромный пуховый красавец, жизнерадостный хитрющий пес Ося, Крикс, Муся и вся хвостатая братия, обитающая у Оксаны, легко уживаются под одной крышей. Большой секрет маленькой компании - это любовь. Появляется в доме новый болезный - его принимают безропотно.

Четвероногих калек стали потихоньку забирать из приюта. Приезжают чужие, незнакомые - и обещают кров и любовь. Уехал в Снежногорск слепой пес Ежик - у его новой хозяйки на попечении уже две незрячие собаки. Забирают потерявшего глаз пекинеса. Может, найдутся хозяева и для кошки с нервным тиком, и для прооперированных собак...

Немногие рискуют взять домой и здоровую бездомную собаку, что говорить о больных! Сотрудников приюта, может, и непросто понять сразу. Взвалить на себя ответственность за десяток жизней - это значит пожертвовать собой, своим временем, своим комфортом. Стоит ли это делать ради собак и кошек?

Но если один из нас, людей, сильных, наделенных правами, защищенных законом, походя разбил чужую жизнь, пусть маленькую и слабую, значит, другой, хоть кто-то, должен исправить беду. На ненависть ответить любовью. Иначе одичаем.

Татьяна БРИЦКАЯ.