- Я тогда на «Суворове» только начал капитаном ходить. Встали мы на якорь недалеко от Уругвая, утром лоцман пришел, испанец. Кто, спрашивает, капитан? Ему на меня показывают. А я без формы - жара стояла. И было мне всего 27 лет. Испанец с таким недоверием посмотрел на меня!.. Потом, когда уже не раз работали вместе, признал.

Иван Павлович Лопатин вспоминает, как впервые ступил на мостик в должности капитана, как ходил до этого штурманом, как еще раньше учился в архангельском морском техникуме. Ему есть что вспомнить. Еще бы! Вчера ему исполнилось уже 85 лет. С чем его и поздравляли друзья и коллеги, собравшиеся в музее пароходства.

В Мурманск Лопатин попал в 1945 году. Город был сожжен и разбит, вспоминает ветеран. Судов у пароходства было мало, поэтому начал работу диспетчером. Потом ходил штурманом, капитаном. В 1957 году был признан лучшим капитаном Министерства морского флота. Награжден орденом Ленина. Поэтому не удивительно, что с 1960 года стал он заместителем начальника ММП по безопасности мореплавания.

На этом посту отработал 28 лет и ушел на пенсию. «Успешно отработал», - без ложной скромности, но и без подробностей рассказывал он журналистам о годах, проведенных в этой должности. И лишь по выступлениям товарищей, старых капитанов и работников пароходства (звучали и такие возгласы: «59 лет вместе!») становилось понятно, как нелегко порой бывало, как много приходилось вкалывать, чтобы мореплавание действительно оставалось безопасным.

- Помнишь суда типа «Ужас»? - напомнил Анатолий Александрович, который в ту пору был замом начальника пароходства по эксплуатации.

Оказывается, так острые на язык моряки прозвали рудовозы Азовского морского пароходства, которые были посланы на помощь мурманчанам. Своими силами ММП не справлялось с объемом перевозок, не хватало судов для транспортировки грузов норильского комбината. Вот и бороздили «южане» северные моря по трассе Дудинка - Мурманск. А ужас они вызывали своим техническим состоянием. Рудовозы были старые, изношенные, остойчивость имели малую. Да и сами азовские моряки считали для себя ссылкой эту работу. В общем, ужас - он ужас и есть. Это сейчас ветераны улыбаются, а тогда, поди, не до смеха было. Крутились, изворачивались, но перевозка норильского никеля была обеспечена, вспоминают Лопатин и Александрович. Причем безопасная перевозка.

- Мы учились вашим методам управления пароходством, - говорили Ивану Павловичу те, кто когда-то еще курсантскую практику под его началом проходил, а нынче сам занял солидную должность. - Ведь как бы ни складывалось положение, вы с блеском выходили из любой ситуации.

«Вы нас учили» - эти слова повторяли многие, за это благодарили.

Каким он был начальником? Как относился к подчиненным? Рассказывали: если и даст хороший втык, то потом пожалеет. Душевный, добрый начальник был: и пожурить, и похвалить мог. Он был с народом - многим руководителям этого нынче не хватает. В его биографии - история страны, и флота, и пароходства, говорили выступающие.

Виновник торжества, чувствовалось, был смущен. Но нашелся и здесь:

- Хорошее дело - юбилей, - признался он. - Так много о себе узнаешь интересного.

Галина ДВОРЕЦКАЯ.