Я, действительно, уже была дедом Морозом, так что загадывать, что бы я могла сделать, облачившись в красный халат и прицепив красный нос да белую бороду, не приходится. А вот что делала в роли любимого всеми сказочного героя, расскажу.

Это было давно, было мне тогда лет 19, и работала я в детском саду воспитательницей. Не знаю, почему, но назначили меня тогда дедом Морозом, я и сейчас считаю, что роль не моя, но, как не отказывалась, пришлось входить в образ. В общем-то, ничего сложного. Делаешь то же, что и обычно, когда ты просто воспитательница: водишь с детьми хоровод, поешь песни, загадываешь им загадки. А тут в конце праздника еще и подарки раздаешь. Дети, правда, к дедушке с красным носом по разному относятся. Маленькие - из младшей группы - его боятся, даже руку не дают, за спину прячут, так хоровод и водим: дедушка с протянутой, повисшей в воздухе рукой, а рядом перепуганный ребенок с ручонкой за спиной в страхе оглядывающийся на странного старика. Для этого возраста такое поведение, кстати, естественно. Маленькие боятся ряженых, потому что не принимают всех этих условностей. Сердцем чуют, что здесь какой-то подвох, а в чем дело, понять не могут. Старшие же, наоборот, глазастые, все разглядят: и, что борода на завязочках, и нос из папье-маше, и вообще, никакой это не дед Мороз, а Галина Михайловна. Но так как у нее мешок с подарками, то так и быть, подыграем, будем называть ее дедушкой Морозом.

По сценарию, появился тогда на нашем новогоднем утреннике Снеговик - тоже воспитательница, наряженная в два белых марлевых кокона, на лицо тоже марля натянута, на ней нарисованы черные глаза - угольки, прикреплен картонный нос - морковка, под ним красной скобочкой обозначен улыбающийся рот. И вот когда я, дедушка Мороз, с этим Снеговиком под елочкой встретилась, меня перегнуло от хохота. Я вообще смешливая была в молодости, а тут увидела, что марля на лице сдвинулась и на меня наступало четырехглазое чудо (два уголька и два испуганно поглядывавших из-под марли), где-то из щеки росла морковка, а скобочка рта улыбалась из-под уха. Все слова тут же вылетели у меня из головы. Я долго не могла справиться со смехом, буквально давилась им, заталкивая назад, хрюкая и кхекая. Наконец, еле успокоившись, начала импровизировать, чтобы объяснить свое странное поведение: "Совсем дед закашлялся. Говорила же мне Снегурочка, не ешь, дедушка, много мороженого!" Но едва подняла взгляд на Снеговика, все началось сначала. Дед Мороз стал опять издавать какие-то странные звуки и хвататься за живот. Чего еще объелся дедушка, пояснять не стала. Дальше все отработала по сценарию. На Снеговика, правда, глаз не поднимала. Если и обращалась к нему, то смотрела где-то в район его пупка, не выше. И еще старалась его близко к детям не подпускать, особенно к маленьким: увидят это четырехглазое чудо-юдо, насмерть перепугаются.

Ну, а если бы я сейчас стала настоящим волшебным дедом Морозом со всеми доступными ему возможностями, что бы все же сделала? Дед Мороз - не Бог, все он сделать не может. Основная его функция - дарить подарки. Вот и дарила бы по принципу "чего у кого нет". Ну, помните, как у Окуджавы: мудрому - голову, трусливому - коня, счастливому - денег, щедрому - передышку и так далее.

Галина ДВОРЕЦКАЯ