Наверное, такими высокими, крепкими, русоволосыми, как Владимир Колыбелкин, и были дружинники русских князей. Через века ему передались не только гены витязей Киевской Руси и Московского княжества, определившие его внешний облик, но и любовь к ратному искусству, к военным доспехам и оружию.

Владимир Колыбелкин в столицу Северного флота попал пяти лет от роду. Сюда перевели его отца вместе с экипажем тяжелого авианесущего крейсера "Киев". В детстве, как и все мальчишки его возраста и той поры, живущие в городе-гарнизоне, играл в войну, пытался изобрести взрывчатку, мастерил ракетные двигатели. После взрыва одного из таких устройств на лице остался шрам, а в бедренном суставе до сих пор сидит осколок.

После школы было ПТУ-19, полученная в его стенах специальность токаря, работа на СРЗ-82, служба в части связи Кольского соединения ПВО на засекречивающей аппаратуре. Сменил несколько мест работы, пока отец, работавший после увольнения в запас электриком, не предложил устроиться в МУП "Североморские теплосети". Там и трудится вот уже полтора десятка лет машинистом котельного оборудования.

Есть у Владимира увлечение, которому отдает все свободное время и силы, - создание старинных доспехов и оружия. Однажды ребята из североморского клуба "Гиперборея", которым он одолжил кольчугу и латы монгольского воина для участия в фестивале, принесли их ему прямо на работу. Коллеги увидели и уговорили принять участие в творческом конкурсе, который проводился на предприятии. Жюри по достоинству оценило результаты кропотливого труда, присудив ему приз "За оригинальность". Можно было бы и "За усердие", если бы таковой существовал. Ведь только представить, его кольчуга состоит почти из 20 тысяч переплетенных между собой закаленных стальных колец. Их крепость Владимир проверял остро отточенным топором, ударами ножа. Рубились в ней ребята и на турнирах. Выдержала кольчужка, ни одного кольца не утерялось. А ведь в старину эти кольца еще и склепывали между собой. Скольким воинам спасла жизни такая стальная рубаха в жестоких сечах. На ее изготовление у Владимира ушло два года.

А монгольские латы? Их и шлем монгольского воина он создавал по рисункам, найденным в исторической литературе и Интернете. Четырежды, не удовлетворенный конечными результатами своего труда, он заново переделывал латы. Ковал железо, кроил и сшивал кожу, подгонял размеры, пока не получилось то, что хотелось.

Самое странное в том, что это - не продолжение увлечения юности. К изготовлению старинных доспехов и оружия он приступил уже после службы в армии. Изучал историческую литературу, советовался с такими же увлеченными натурами из мурманского клуба "Северный замок", искал, ошибался, находил верные решения и добился своего.

Были у него и собственноручно выкованные мечи, которые раздарил знакомым, семь шлемов, из которых осталось два. Их тоже ковал сам, разогревая металл на примитивном горниле. Двое суток напряженной работы, когда кисти и плечи немеют от усталости, уходило на ковку одного шлема.

И сейчас он время от времени вновь становится к горну и берет в руки молоток. Новое увлечение - старинные топоры. Один из них находится в стадии завершения. Это будет настоящее произведение искусства. На его лезвии специально изготовленным зубильцем Владимир выгравировал растительный орнамент, изображение птицы, которое скопировал со старинного новгородского браслета.

К нему часто обращаются старые знакомые по "Северному замку" и "Гиперборее", выезжающие на фестивали таких же одержимых людей, прося изготовить ремни, пряжки, застежки, ременные бляхи, стилизованные под старину. И Владимир не отказывает, особенно если форма изделия необычная и ему ничего подобного делать не доводилось. Выковал целую связку ключей для девиц, принимающих участие в фестивалях. Они носят их на поясах, подчеркивая домовитость и хозяйственность.

Спросил я Владимира Анатольевича и о ближайших творческих планах, на что получил неожиданный ответ: "Женюсь и нарожаю кучу детей". Так что, северянки, не упустите завидного жениха и свой шанс, соединить свою судьбу с благородным рыцарем.

Фото: Юрий Банько
Юрий БАНЬКО