Семья - самый стабильный социальный институт, говорят ученые. Он изначально присутствует в любой культуре. Тем не менее в последнее время мы только и слышим, что о кризисе семьи. Даже Год семьи в стране объявлен - значит, ей решено уделить внимание "на самом высоком уровне". Правда, об этом самом кризисе впервые написал русский социолог Питирим Сорокин почти сто лет назад. Получается, из кризиса семья так и не выходила... Как же тут говорить о стабильности? Разобраться в ситуации помогла научный сотрудник Центра гуманитарных проблем Баренц-региона КНЦ РАН, доктор исторических наук, профессор кафедры философии и социологии КФ ПетрГУ Ирина Разумова.

- Ирина Алексеевна, что же мы называем семьей? Для меня, например, это родственники, что тут еще можно придумать?

- Да, в широком смысле семья - это круг родственников. Но социологи говорят о семье как социальном институте или как о малой группе со своей системой взаимоотношений. Как социальный институт она выполняет множество функций, основные из них в наше время - воспитание детей и стабилизация взрослых (во всех отношениях - социо-культурном, экономическом, эмоциональном...). Соответственно, как полифункциональный институт "ячейка общества" осуществляет определенную деятельность. Если с какой-то функцией не справляется, то мы говорим, что она дисфункциональна, деформирована. Второй подход - семья рассматривается как малая группа. Здесь изучают систему взаимодействий между ее членами. И такой подход называют микросоциологическим.

- Раз существуют разные подходы к изучению семьи, значит, исследования идут давно и серьезно. Видимо, вы, ученые, и есть те люди, которые могут точно ответить на вопросы - что же такое современная семья и что ждет ее в будущем?

- Самая острая проблема фамилистики (это круг наук, изучающих семью, куда входят этнография, социология) как раз в том, что от нас все время требуют прогнозов и "диагнозов". Но в данном случае это дело неблагодарное. После Питирима Сорокина, крупнейшего русского социолога, который в 1916 году написал статью "Кризис современной семьи", рассуждать о кризисе стали все - и специалисты, и непрофессионалы. Однако прошло столько лет, а семья живет.

- Так есть кризис или нет?

- Многие считают, что семья изжила себя. При этом одни воспринимают это как трагедию или повод к действиям во ее спасение - такова позиция многих политиков, общественных и религиозных деятелей, другие (например, феминистки) утверждают, что кризис есть, и это хорошо, потому что семья закабаляет женщину, - долой домашнее рабство! Но если семьи больше нет, что же тогда изучать?

Более научным и сбалансированным мне представляется подход, сформулированный в свое время в европейской науке. Семья не "сломалась" под ударами индустриализации и урбанизации, а в очередной раз перегруппировала свои функции и продолжает существовать. И этот живучий организм становится в таком случае очень интересно исследовать. Это институт адаптации человека к другим культурам, к меняющимся социально-экономическим условиям, даже к другому климату, если люди переезжают, и так далее. А вот как семья это делает - и является среди прочего предметом наших исследований. Проблема, надо сказать, необъятная. Но мы можем рассмотреть, в частности, на примере Крайнего Севера, как люди переживали разрыв прежних семейных отношений при переезде, как приспосабливались к полиэтническому сообществу, к новым природно-экологическим и социально-бытовым условиям...

- Значит, говорить надо не о кризисе, а о том, как семья приспосабливается к меняющемуся миру?

- Да, меняются ее формы, и говорить стоит только о кризисе отдельных форм. Например, с началом индустриальной эпохи патриархальная семья уступает место наиболее распространенной в наше время моногамной нуклеарной семье (это родители или один родитель и дети, без бабушек и дедушек поблизости), а также так называемым альтернативным моделям вроде однополой семьи. Такая смена форм - нормальна, если учесть, что она происходит все время, на протяжении веков. То, что мы, русские люди, привыкли называть семьей, и что связано с представлением о домашнем мире, приватном, уютном, возникло в Европе в XVII веке, а в России только в XVIII.

В более ранний период семья - мир гораздо более открытый, чем мы можем себе сегодня представить. Приватное существование почти отсутствовало как реальность и не осознавалось как ценность. Ну, например, патриархальная семья - и дворянская, и крестьянская, и купеческая - жила открыто друг для друга, а к семье причисляли не только бабушек-дедушек, но и слуг тоже.

Постепенно "ячейка общества" все больше обособляется, и вот уже сегодня она предстает как узкий круг близких людей, состоящий только из родителей и детей. И еще характерный признак сегодняшней семьи - детоцентричность. Она создается и существует ради детей. Скажем, студенческие пары "расписываются", узнав, что у них будет ребенок. Поэтому ни для какого другого времени невозможна привычная теперь картинка - папа, гуляющий с малышом... Раньше у отца семейства главными были другие функции.

- Похоже, разговор о современной семье обещает нам немало открытий. Ирина Алексеевна, надеюсь, мы продолжим его?

- С удовольствием. Наш центр гуманитарных проблем в сотрудничестве с коллегами-социологами из Кольского филиала Петрозаводского университета проводит разносторонние исследования семьи: мы изучаем современные практики воспитания, отношение к генеалогии в современных семьях, есть исследования по саамским семьям, материалы по современной городской семье северян - все направления трудно перечислить.

Много проектов на стадии идей. Допустим, интересно определить, что же такое в современном обществе неблагополучная семья. Вот, например, очень обеспеченная семья, откуда ребенок задолго до начала занятий сбегает в школу (это в лучшем случае) или еще куда-нибудь, потому что мама и папа - соответственно, с любовником и любовницей разъехались по престижным курортам... Это благополучная семья или нет?

- Надеюсь, читатели "Мурманского вестника" с вашей помощью получат ответы на многие вопросы.

Фото:
Фото:
Фото:
Фото:
Зоя КАБЫШ, Апатиты