Институту полномочных представителей губернатора в Мурманской области чуть больше полугода. Однако для многих военнослужащих присутствие на торжественных построениях полпреда стало приятной неожиданностью. И не потому, что новый чиновник приехал поздравить их с Днем защитника Отечества...

Многие североморцы помнят "черный" для Северного флота день - третье декабря 2005 года. В тот год была расформирована седьмая оперативная эскадра. На церемонии прощания вице-адмирал Алексей Максимчук заявил, что "уходит с флота вместе с эскадрой". Казалось, что встретится со своим командиром, его подчиненные теперь смогут лишь на традиционных встречах с ветеранами и сослуживцами. Однако 23 февраля этого года Алексей Максимчук вновь приехал на Северный флот. Только уже как полномочный представитель губернатора.

Этот день был расписан по минутам. Начиная с раннего утра, Алексей Романович посещал войсковые части, расположенные в Мурманске, в Североморске, Полярном, Снежногорске, Скалистом. И, естественно, полпред губернатора побывал на ТАВКре "Адмирал Кузнецов". Ведь 23 февраля на этом крейсере отмечают еще и день корабля.

- Вы часто говорите, что "Адмирал Кузнецов" для Вас один из любимых кораблей. Однако служили на других крейсерах. Почему такое отношение к ТАВКРу?

- Дело в том, что практически вся моя воинская служба была связана с авианесущими кораблями.

- Как оказались на флоте? Ведь родились Вы вдали от моря.

- Да, действительно, моя малая родина - город Бельцы. Он находится в Молдове, в те времена Советская Социалистическая Республика Молдавия. Ни родители, ни другие родственники - никогда не были профессиональными военными. Тем более моряками. Ведь море от нас далеко, и ближайшее - Черное. Но, помню, когда мне было лет пять, родители отвезли меня туда отдохнуть. Две недели, и я влюбился в синий простор. Родителям сказал: "Буду моряком!" И свое обещание выполнил. Хотя военных моряков тогда не видел. Просто понравилось море, и захотелось стать военным моряком. Тем более, что о своем желании я уже тогда сказал родителям. А у меня в жизни принцип: раз сказал, значит надо сделать. Поэтому в 1975 году поступил в Калининградское высшее военное училище. После училища прибыл на Краснознаменный Северный флот. И начал служить на легендарном артиллерийском крейсере "Мурманск". Там и произошло мое становление как лейтенанта.

Через год меня назначили на тяжелый авианесущий крейсер "Новороссийск", и с той поры, вся моя дальнейшая служба была связана с авианесущими кораблями. В 1981 году я уехал в Николаев. Там проходили испытания корабля. Поэтому я участвовал в подготовке первого экипажа крейсера. А через два года мы прибыли на Северный флот.

Однако обстановка в мире складывалась так, что уже через три месяца нам пришлось взять курс на Восток. И в ноябре 1983 года наш корабль вошел в состав Тихоокеанского флота.

Поэтому дальнейшие 14 лет моей службы прошли на Тихоокеанском флоте, в основном на ТАВКре "Новороссийск", начиная от командира группы до старшего помощникам командира корабля. К сожалению, в сложные 90-е годы прошлого века крейсер вывели из боевого состава. У государства не нашлось денег для его ремонта. Больно было. Это как потерять ребенка...

После "Новороссийска" меня назначили на атомный разведывательный корабль "Урал". Это уникальный корабль. Единственный. Его создавали по программе противоатомной защиты СССР. К сожалению, сейчас принимают решение о его дальнейшей судьбе. Пока он находится в составе Тихоокеанского флота. Но экипаж уже сокращен...

После этого я вернулся на Северный флот - на должность заместителя начальника штаба 7-ой оперативной эскадры. Затем был назначен командиром бригады десантных кораблей СФ, после этого - начальником штаба. И последнее место службы - командир 7-й оперативной эскадры.

С кораблями эскадры в 2004 и 2005 году выполнял задачи боевой службы в Северной Атлантике.

- Можно ли проводить аналогии тех походов и нынешнего в январе этого года?

- Поход 2004 года - это была, по сути, демонстрация флага военно-морского флага России в Атлантическом океане. Мы тогда показали, что флот у России есть. И он начинает свой очередной этап подъема, что он вновь выходит в море.

Кстати, в 2004 году в Атлантику пошло одновременно 7 кораблей нашей эскадры. Такого даже в Советском союзе не было, когда был самый расцвет флота!

- Но ведь корабли в Атлантику и раньше выходили?

- Я имею в виду, чтоб шло сразу 7 кораблей одновременно. Да, был период, когда в море находились и 2, и даже 5 кораблей. Но, чтобы одномоментно - такого не было.

Признаюсь честно, тяжело пришлось. Даже седин добавилось. Понимаете, у офицеров штаба опыт такой боевой службы был. В советские времена мы находились по 6, а то и по 8 месяцев в морях. Но в перестроичные времена флот не имел возможности проводить такие крупномасштабные учения и нести службу в океанах. На корабли пришли молодые лейтенанты, что уж говорить, даже некоторые капитаны второго ранга - оказалось, не имеют такого опыта: они ни разу не были вдали от родных берегов. Поэтому пришлось учить, объяснять, рассказывать. Подготовка проходила очень серьезная. Чуть больше месяца мы находились в Атлантике, и все прошло хорошо. А уже в следующем, 2005 году был поход в Северное море. А в этом году корабли вышли уже в Средиземном море. Причем корабли бывшей 7-й оперативной эскадры!

То есть тогда, в 2004-2005 годах, мы закладывали основы. Да пусть этот поход был всего на два месяца. Но в скором времени, я думаю, будет и четыре, а то и шесть.

- Походы. Переброска с гарнизона в гарнизон. А как складывалась личная жизнь?

- Первый раз женился сразу после выпуска из училища. С женой прожили 16 лет. От первого брака у меня две замечательные дочери - Анна и Екатерина. Второй раз женился в 1997 году. Сыну Валентину сейчас 10 лет.

- Он тоже мечтает стать военным моряком?

- Трудно сказать, кем он станет. Ему нравится бывать на кораблях. Но я ему сказал: "Какую ты выберешь профессию - тем и будешь. Это твоя жизнь. И ты сам ее определяешь". Я свою определил. Иду по ней и дальше. Пусть я и уволился со службы, но продолжаю работать во благо флота и ЗАТО.

- Долго ли обдумывали предложение губернатора стать его полномочным представителем?

- Юрий Алексеевич лично предложил мне эту должность, когда ему стало известно, что я увольняюсь из рядов вооруженных сил. Он понимает, что я связан с флотом, прекрасно знаю обстановку, а также проблемы, которые есть и на флоте, и у жителей ЗАТО. Потому что и моя жизнь прошла в гарнизонах. Долго не думал. Буквально на следующий день дал согласие.

- Неужели других предложений по службе не было?

- Уволился потому, что принял решение. Да, были хорошие предложения по дальнейшей службе, но я сказал, что так не умею. Ведь уже заявил своим подчиненным, что увольняюсь. А я - человек своего слова. Тем более, что мне потом было бы неудобно перед своими подчиненными. Ведь 3 декабря 2005 года я с трибуны заявил: "Эскадра уходит, и я ухожу вместе с ней...".

- Почему эскадру ликвидировали?

- Продолжается реорганизация вооруженных сил. Но, по моему мнению, это было неграмотное решение. Сейчас уже понимают, что нельзя было этого делать. Что ушел тот костяк, тот опыт, который, к сожалению, вернуть уже достаточно сложно. Но возрождение эскадры в свое время произойдет. И, надеюсь, что при своей жизни я это увижу.

- Оправдываются ли ожидания от новой работы?

- Это работа более живая, более энергичная. И мои ожидания в принципе оправдываются. Я постоянно нахожусь в движении. Хотя у меня есть свой кабинет в администрации Североморска, но бываю в нем достаточно редко. Особенно в последнее время. Но это связано с предвыборным периодом. Приходится много ездить.

- В чем же состоят ваши функции?

- Я слышал, что Юрий Алексеевич образно объяснял, что полпред "обязан сидеть там, как щука, чтоб карасик либо не уснул, либо не залез куда не надо, и вовремя об этом сообщать". Но смысл в том, что институт полномочным представителей в первую очередь создан для того, чтобы у губернатора была информация по обстановке в муниципальных образованиях. В Мурманской области сейчас 42 муниципальных образования. И побывать губернатору в каждом - достаточно сложно. Поэтому и было принято решение назначить полномочных представителей. Такой опыт в других регионах страны есть. Поэтому после назначения мы стали изучать документы, которые поступили из Астраханской, Пензенской области, Красноярского края и Ханты-Мансийского автономного округа, где институт полномочных представителей действует уже давно. Мы взяли за основу часть документов и сейчас нарабатываем новые. Основный смысл наличие таких должностей -мониторинг социальной обстановки в муниципальных образованиях и принятие решений. Некоторые полномочия у нас будут, сейчас готовятся документы, поэтому сможем отдельные вопросы решать на местах, а более серьезные озвучивать на заседаниях правительства, при докладах губернатору.

- Можно ли сравнить вашу работу с деятельностью разведчика, который получает информацию и передает ее?

- С этим я не согласен. Полпред - не разведчик. Да, мы добываем информацию. Но мы не работаем подпольно. Мы официально сотрудничаем с администрацией, оцениваем документы и законы, контролируем тендеры и многое другое.

В перспективе с апреля месяца я начну прием граждан по личным вопросам. В зависимости от сложности вопроса буду решать его на месте или с докладом губернатору. Если вопрос окажется не уровня губернатора, а уровня федерального, значит информацию пойдет выше... Ведь у нас есть свои представители и в законодательных структурах: в Госдуме и в Совете Федерации, с которыми у меня также налажены нормальные взаимоотношения.

- За полгода работы есть результаты?

- Приведу два примера. В конце сентября в Полярном сложилась очень сложная обстановка с обеспечением топлива. По сути дела топлива оставалось на полтора - двое суток. Пришлось заниматься этим вопросом очень серьезно. Постоянно находился там, докладывал об остановке губернатору. Вопрос был решен и никто из жителей Полярного не почувствовал, что были какие-то проблемы. Город как жил, так и продолжал жить.

Второй пример: повышение цен на продукты питания. Я считаю, что мы среагировали достаточно быстро. И удалось удержать ситуацию под контролем. Кстати, мы продолжаем проводить мониторинг цен, иногда проводим выезды на места.

- Вы отвечаете за все закрытые территориальные образования. Однако многих жителей ЗАТО волнует вопрос объединения Полярного, Снежногорска и Скалистого.

- Да, действительно, среди населения отношение к объединению неоднозначное. Скажу так: первоначально узнал об этом, еще когда служил, у меня было чувство возмущения, мол, нельзя это делать. Но сейчас - пришел к однозначному выводу - необходимо объединять.

- Почему?

- Во-первых, эти ЗАТО находятся на одной территории. Расстояние между ними менее 10 км. То есть можно все организовать.

Во-вторых, уменьшится аппарат муниципальных служащих. За счет этого в объединенном ЗАТО появятся дополнительные средства в бюджете, которые можно будет расходовать на различные, в том числе и на социальные нужды. Сейчас же мы имеем в том районе дублирование структур.

К примеру, на эти ЗАТО есть два современных, хороших роддома, с нормальным оборудованием. Они нужны на население в 30 тысяч? В них никогда нет полной загрузки, да, и не будет.

Если бы было объединенное ЗАТО, такого бы не случилось. Да, и вопрос с транспортом уже решили бы. Сейчас между муниципалитетами нет нормального сообщения. Хотя люди, работающие в Полярном, проживают в Снежногорске. И потому им приходится добираться на рейсовых автобусах, которые ходят из Мурманска до Гаджиева, или на попутках. Когда объединят ЗАТО, можно будет организовать регулярное автобусное сообщение между городами.

- Что ожидать жителям Гремихи?

- Это тоже моя сфера деятельности. Правда, пока я туда не добрался. Но постоянно общаюсь с главой муниципалитета. Из-за большой загруженности в предвыборный период пока не могу туда вырваться, но обстановку знаю.

- Гремиху закроют как ЗАТО?

- Думаю, да. Жителям, наверное, стоит спокойнее к этому относиться и дождаться когда их обеспечат жильем в средней полосе.

- Политику называют грязным делом. Не боитесь того, что ваши в прошлом подчиненные будет говорить о вас, как об очередном чиновнике.

- К сожалению, многие думают, что у военных нет политики. Есть. Особенно на больших должностях. Поэтому на этот вопрос отвечу так, - я перешел из государственной военной службы в государственную гражданскую. То есть сменил форму: китель на гражданский пиджак. Но и с переходом на должность полномочного представителя я не ощутил особых перемен. Та же ответственность - за флот и за жителей гарнизонов и ЗАТО.

Фото: Абрамова Татьяна
Полномочный представитель губернатора в Мурманской области Алексей Максимчук.
Татьяна АБРАМОВА