Учи дитя, пока поперек лавки лежит - так гласит народная мудрость. Если время упущено, то к воспитанию повзрослевших отроков подключаются чужие тети и дяди. Наверное, не ошибусь, предположив, что отделение по делам несовершеннолетних в любом ОВД на особом счету. Работа хлопотная, требующая не только юридических знаний, но огромных душевных затрат.

Часто от качества труда этих людей зависит, кто через несколько лет шагнет во взрослую жизнь: потенциальный преступник, по которому тюрьма плачет, либо единожды оступившийся паренек или девчонка. Успели вовремя остановить, вправить мозги - и ребенок больше не пойдет по скользкой дорожке. Не удалось - подростка ждет сначала спецшкола, а там и до колонии взрослой недалеко.

Поэтому главной задачей инспекторов является профилактика правонарушений.

- Простую детскую шалость от преступления может отделять очень тонкая грань, - рассказывает Руслан Шехирев, возглавляющий оленегорское отделение по делам несовершеннолетних. - Потому так важно прививать ребятам правовую грамотность уже с первого класса, что мы и делаем, посещая школы и выступая с беседами. "А что мне за это будет?" - спрашивают мальчишки, называя те или другие проступки. Объясняем, растолковываем, с какого возраста наступает уголовная ответственность, как могут быть наказаны родители. Судя по тому, как ребята реагируют на эту информацию, понимаешь, насколько важно вовремя "соломки подстелить".

Вспомним хотя бы недавнюю волну, когда пошла "мода" звонить в школу и сообщать о бомбе - вроде шутка, а наказание может быть серьезным. Казалось бы, что ты за родитель, если не способен справиться со своим чадом. Однако даже добропорядочные семьи вынуждены обращаться за помощью. Приходит на память прошлогодний случай. Забежала я как-то в отделение узнать новости, вижу в приемной семью - папа, мама, кроха сын и девочка лет 8-9. Нервничают, им неловко. Позже узнала от инспектора, что мама и отчим девчушки пришли за помощью: девочка... пристрастилась к вину, пиву. Ее отец был большим выпивохой, дочка где-то попробовала, понравилось. Стала искать любые возможности, чтобы "остограммиться". Например, подружилась со старшими во дворе. За спасение юной любительницы абсента взялись сообща и уберегли от пагубной привычки.

Что уж говорить, когда в семье не все ладно у взрослых - пьющие родители, обиды, рукоприкладство... Как водится, яблочко от яблоньки вряд ли далеко укатится. Тем более надо бороться за этих детей - они ведь не виноваты, что им достался такой жизненный старт. Поэтому инспекторы держат таких ребят под контролем, стараясь сначала испробовать все доступные средства, прежде чем "заводить дело". Это, конечно, прежде всего присмотр за подростком и воздействие убеждением. Когда получается - это радует.

К сожалению, удача случается не всегда. Инспектор рассказал случай: парень был условно осужден и буквально в тот же день повторно совершил кражу мобильного телефона. Рецидивное преступление - это очень серьезно, возбуждено уголовное дело.

Кому-то достаточно беседы в милицейском кабинете, чтобы сделать выводы насчет своей дальнейшей жизни. Если подросток не запущен педагогически и не растлен вседозволенностью, а просто ему по жизни не хватало мужского совета - мама растила без отца, то такой разговор не пройдет бесследно. Для другого действенной станет мера покрепче, например, определение по суду в Мончегорский центр временного содержания. Проведенные там 30 дней хорошо отрезвляют тех ребят, кого еще можно, как говорится, перевоспитать.

Неважная наследственность порой - что черт из табакерки. Так, воспитанник оленегорского детдома угрожал убийством педагогу: тряс бейсбольной битой, вонзал в стену нож, кидал оземь телефон. Мама мальчика алкоголичка, ведущая непутевую жизнь.

Подростковый возраст - мостик во взрослую жизнь, перейти который не у всех получается гладко. Недостаток любви, горькие сомнения в своей значимости, упреки миру за его жестокость... Столько всего намешано в этот период в голове и сердце "гадкого утенка".

Вероника (имя изменено. - Т. П.) с двух лет росла у дедушки. Мама и папа разошлись и занимались исключительно своей жизнью. Дед, по мнению внучки, был не подарок. "Сталинский дед, - говорила о нем девчонка, - достал своим воспитанием, запилил насмерть". Дедушка, может, и перегибал воспитательную палку, но, как ему казалось, из благих побуждений. А Веронике шел "уже" 14-й год. В ознаменование своей взрослости попробовала с подружками спиртное, дед заметил, отругал.

И тогда она придумала, как решить все проблемы разом: купила три медицинских градусника и... добавила ртуть в кашу. Дедушка кашу съел и только потом на донышке заметил ртуть. Вызвал милицию. Инспекторы по делам несовершеннолетних направили представление в суд для определения Вероники в центр временного содержания. Но суд отказал в этом, посчитав, что здесь больше виновата мать, которая не занималась воспитанием девочки.

В общем, конфликт был урегулирован, дед простил внучку, а мама вернулась домой. Веронике до 14 лет недоставало нескольких дней - именно с этого возраста наступает уголовная ответственность за преступление, которое классифицируется как покушение на убийство. В милиции говорят, что девчонка, пережив страшный шок, преобразилась. Ведь этот поступок мог направить ее судьбу совершенно в другое русло. Не хочу кощунствовать, но каша с ртутью стала блюдом, которое отрезвило всех участников трагедии и заставило задуматься, что же они делают со своей жизнью.

...На учете в оленегорском отделении состоит 94 подростка. За каждого из них приходится воевать. Школьные педагоги, члены комиссии по делам несовершеннолетних при городской администрации и инспекторы в погонах - с одной стороны. Вольница, зеленый змий и наркотики, юные страсти-мордасти - с другой. Организуются летние трудовые лагеря, работают спортивные секции, бассейн - это, конечно, хорошо. Однако увлечь трудных подростков порой непросто. Чтобы не оказались детки в тюремной клетке, нужно много всего. А самое главное - любовь родителей.

Татьяна Попович, Оленегорск