Они знают, чем порадовать и как отвлечь от тяжелых мыслей одинокую старушку, где купить продукты подешевле и получше качеством, не пропустят сроки уплаты по счетам и выписки новых рецептов на лекарства. И больше всего боятся опоздать к своим подопечным к обговоренному часу, знают - те будут стоять у окна, поджидая их. Они - это сотрудники социальной службы, которые занимаются обслуживанием пожилых людей на дому.

Накануне их профессионального праздника я побывала в отделении социального обслуживания на дому Апатитского центра соцобслуживания населения. В обычный рабочий день, с утра. Здесь многолюдно и шумно - сотрудники пришли на очередное собрание, потом одни получали проездные на автобус, другие оформляли доверенности у заведующих, чтобы потом разбежаться по своим подопечным. Всего их на домашнем обслуживании находится почти 500 инвалидов и одиноких пожилых людей человек, а самих соцработников в четырех отделениях - 57 человек. Список гарантированных услуг довольно широк, включает 24 пункта: от покупки продуктов и получения лекарств в аптеках до мытья окон и сопровождения к врачу.

На несколько минут мы присаживаемся в "чайной",комнате и женщины с удовольствием рассказывают о своей работе. Все они работают подолгу, текучки кадров здесь почти нет, так что со своими подопечными успели почти что сродниться.

Как утверждают мои собеседницы, главное в их работе - терпение и такт, знание психологии возраста. "Мы все уже геронтологи-практики", - смеются женщины. Какое бы ни было настроение у подопечного, соцработник раздражаться и нервничать права не имеет.

- Остановишься порой у двери, вздохнешь, иной раз и помолишься, потом улыбнешься - и звонишь, - делятся они секретами. - А бывает, что бабуля с порога ворчит, не останавливаясь, да еще и спрашивает недовольно:"А что ты все улыбаешься? Чего хорошего-то видишь?". А я ей отвечаю: "Если мы вместе плакать будем, еще хуже станет".

Во-вторых, должностными инструкциями отношения здесь не исчерпываются. Потому что это особенная работа, здесь никаким регламентом не предусмотрено, что бабушке и дедушке важнее пакета крупы или молока может быть общение. Или что кого-то из них придется провожать в мир иной. Мария Патрикеева отработала в этой службе больше двадцати лет и с грустью говорит о том, что за эти годы от первой ее группы уже осталась только одна бабушка. Не раз приходилось Марии Ильиничне и за руку держать умирающую вместе с вызванным по "скорой" врачом...

Недавняя диспансеризация (кстати, первая за все время существования службы) выявила у соцработников свои профессиональные болезни. Варикозное расширение вен и больные суставы - вот что "зарабатывают" эти женщины, набегавшись по городу с тяжелыми сумками. Об этом рассказала заведующая одного из отделений Елена Федорова.

"Но главное, жить и работать стало все-таки легче", - считают женщины. И вспоминают девяностые, когда пришлось им лиха хлебнуть. Всем тогда приходилось туго, конечно, но представьте: каждый из нас стоял в очереди с талонами только на свою семью. А им надо было отоварить еще и своих бабушек-дедушек. "Чего только не наслушались тогда, - со вздохом вспоминает Мария Ильинична. - Меня однажды из очереди просто выбросили - упала, ударилась...". Да и других трудностей хватало. Зарплата у соцработника всегда была маленькая, зачастую меньше, чем пенсия у их подопечных и всегда - ниже прожиточного уровня. Только с этого года они вышли из-за черты бедности - теперь со всеми накрутками зарабатывают аж 7200 рублей. Это максимальная зарплата.

- Никогда не хотелось бросить все, найти другую работу? - спрашиваю я.

- Ну что вы! А где такая работа, что совсем без трудностей? - отвечают мне.

- Я лично знаю: моя это стезя, я ее нашла, и мыслей об уходе и не возникает, - говорит Мария Ильинична. По образованию она медик, милая, спокойная, располагающая к себе.

- Мария так мне помогла на первых порах, - делится со мной Елена Калиниченко, когда мы выходим из здания центра, направляясь к одной из ее подопечных в гости. - Я вообще-то строитель, по распределению сюда приехала. А когда трест наш развалился, пришлось другую работу искать. Как же мне трудно было поначалу - я ведь очень эмоциональная, а здесь все эмоции в кулак надо зажать. Если бы не советы и поддержка Марии, да и других опытных наших коллег, не знаю, справилась ли бы.

Восемь лет уже отработала Елена, на нужную волну давно настроилась. Тем более сейчас действительно стало легче работать. Нет, трудности-то остались, куда ж без них! В очередях - скажем, в сбербанке к окошечку коммунальных платежей или в аптеке на пункте выдачи бесплатных лекарств их по-прежнему пропускают "с боем".

- Хотя в аптеке даже время специальное для нас выделено, - удивляется Елена. - И все равно, придешь в "свое" время, и тебя же и не пускают, возмущаются.

Приходится постоять соцработникам и за талончиками на прием к врачам - узким специалистам. Как и всем - с пяти-шести утра, а то не достанется. Одно время соцслужбе выделяли талоны, теперь перестали. Почему? Не понятно.

Зашли мы с Еленой в магазин, купили хлеба, молока, сметанки - сегодня небольшой заказ бабушка сделала - и вот уже звоним в дверь к Валентине Михайловне.

- Ой, а как это вы прошли, я в окошко смотрела-смотрела, вас не видела, а вы уж в дверях, - приговаривает она, встречая нас в прихожей. "Вот так многие - у окошка сидят, ждут", - шепчет мне Елена.

Мы проходим в комнату, здесь царит чистота и порядок, и сама хозяйка - очень приятная, аккуратная пожилая женщина. Бывший медработник, полгорода ее знают и помнят. Она из семьи спецпереселенцев, привезли ее в Хибины двухгодовалым ребенком вместе с родителями в 31-м году. В 1944-м Валя получила образование медсестры в кировском медучилище. Долго не брали нигде на работу - как член семьи спецпереселенцев она была лишена многих прав. Однако потом каким-то чудом все же устроилась и 37 лет отдала медицине, начав работать задолго до того, как Апатиты стали городом.

- И за врача приходилось работать, специалистов-то не хватало, - вспоминает она. - До сотни вызовов в день было к детям. Часто только в половине одиннадцатого ночи домой приходила.

Мужа Валентина Михайловна похоронила, единственного сына - тоже, родни в городе не осталось. Вот и пришлось обратиться за помощью в соцслужбу, так что уже больше десяти лет помогают ей по дому социальные работники.

Мы уходим. У подъезда оборачиваемся - Валентина Михайловна машет нам в окно. На бульваре я прощаюсь и с Леной, которую ждет ее путь - самый короткий путь помощи людям.

Фото: Кабыш Зоя
Елена Калиниченко и Валентина Михайловна Лощенкова.
Фото: Кабыш Зоя
"Авоська" - к каждому празднику соцработники готовят стенгазету.
Фото: Кабыш Зоя
"Авоська" - к каждому празднику соцработники готовят стенгазету.
Зоя КАБЫШ, Апатиты.