"Родительский дом - начало начал..." поется в популярной песне. И это правильно: почти все, что в нас заложено - это из семьи, из детства.

Недавно я посетила семью из трех человек: бабушка, дедушка и внук. Так сложилось, что мать мальчика (назовем ее Светлана) проживает отдельно. Мне повезло: в тот день она пришла навестить сына. Молодая симпатичная женщина, но какая-то потухшая. Разговорились. Светлана рассказала, как в компании впервые попробовала наркотики. Понравилось. Тем более, это было бесплатно.

Люди, попробовавшие впервые наркотик, совсем не собираются стать наркоманами, почти все знают, к чему это может привести. Но когда бесплатно дают - как удержаться? Недаром говорят: бесплатно и уксус сладок.

Сегодня Светлана уже наркоман со стажем, остановиться она не может. Периодическое лечение в наркологии хороших результатов не дает. Ведь для того, чтобы держаться, нужна огромная сила воли. Светлана трезво оценивает ситуацию, в которую попала. Она сама отказалась от ребенка (опекунами сына являются родители). Женщина периодически посещает реабилитационный центр, где находит поддержку. Родные не отвернулись от нее, и она старается их не подвести. Правда, пока не очень получается. Ведь даже, если наркоману удается "завязать", то изменения, произошедшие с его организмом, личностью, необратимы, зависимость остается.

Но не все наркоманы понимают трагичность своего положения, раскаиваются. Иногда приходится против их воли забирать детей...

Приходим в квартиру наркоманов. Маленькая крошка тихо лежит на кровати. Ребенок практически не плачет: он привык лежать часами голодный и грязный, лишенный внимания родителей. Даже мы, неспециалисты, понимаем: малыш явно отстает в развитии, физическом и умственном. Мальчику около полутора лет, а по внешнему виду не дашь и года. Гены отца-токсикомана и матери-наркоманки сказались на ребенке. И теперь ему всю свою жизнь расплачиваться за грехи родителей. Осматриваем квартиру. Мамы нет, ушла в поисках очередной дозы. Папа сидит, прислонившись к стене. В воздухе витает разъедающий глаза стойкий запах растворителя.

Папа - токсикоман со стажем - не считает это чем-то страшным. Вот то, что жена наркоманка, по его мнению, плохо. Он не сразу понимает, что мы пришли, чтобы забрать ребенка. Наконец осознав, начинает громко кричать, ругаться, размахивать кулаками, хвататься за мальчика. Хорошо, что мы с участковым. Случается, когда одурманенные родители набрасываются на инспекторов с ножами, сковородками, топорами. Было и такое, когда мать, не понимая, что делает, пыталась выбросить ребенка с балкона, "чтобы он никому не достался".

В Ленинском округе на учете состоит немало неблагополучных семей. В эту категорию попадают те, где матери и отцы не выполняют должным образом свои родительские обязанности, злоупотребляют спиртными напитками. Есть и родители-наркоманы.

Много лет работая инспектором по делам несовершеннолетних, не могу найти объяснение: зачем им дети? Это своего рода садизм по отношению к собственному ребенку. Нормальный человек не может без слез смотреть на страдания маленьких, беспомощных детей. Да и какой пример такие родители могут подать своим чадам? Как "правильно" уколоться, напиться?

Помните известную фразу Экзюпери, ставшую афоризмом: "Мы в ответе за тех, кого приручили"?

- В ответе? Перед кем? Это мой ребенок, нечего лезть в мою личную жизнь. Я его родила, и мне решать, как его воспитывать! - слышу в ответ на цитату классика от матери-алкоголички.

- Заберите дочь, я устала от ее выходок, она меня не слушается, я напишу отказ от ребенка! - кричит мать, не пьющая уже ... месяц. Она считает, что совершила подвиг. "Вот возьму и опять запью", - угрожает она нам. В том, что она уже давно потеряла уважение дочери, что девочка, не видя нормального общения и родительской любви, сама с 15 лет начала прикладываться к бутылке, мать винит всех: школу, милицию, соседей. В минуты трезвости рьяно принимается за воспитание дочери. Она по-своему любит девочку. Когда ее поместили в центр помощи детям, мать закодировалась и устроилась на работу, забирала Олю уже в отремонтированное жилье. Почему же все начинается сначала?

- Нашли алкоголика! - возмущается отец семейства на комиссии по делам несовершеннолетних. - Мальчишке скоро 17 лет, а его за то, что выпил глоток вина, привлекают к административной ответственности. Да я в его годы уже водку пробовал и алкоголиком не стал!

Знаем ли мы наперед, как организм подростка будет реагировать на алкоголь? Не наступит ли потом физическая зависимость. Где та грань?

Не зря до совершеннолетия употреблять спиртное строго воспрещается. Не просто не рекомендуется, а именно запрещается! Детский организм не готов принимать алкоголь.

Инспекторы подразделений по делам несовершеннолетних совместно с наркологами ведут учет подростков, употребляющих спиртные напитки. Среди них есть и 16-17-летние алкоголики. В наркологическом диспансере кодировать их отказываются: психика подростка не устойчива, и ребенок вдобавок к алкоголизму может получить заболевание, связанное с психическим расстройством (хотя и сам алкоголизм непременно ведет к разрушению психики). С ребятами и их родителями постоянно проводится профилактическая работа: разъясняется недопустимость употребления спиртного в столь раннем возрасте, тяжесть последствий для детского организма, асоциальность этого явления. Зачастую родители поздно начинают казнить себя за то, что вовремя не начали бить тревогу.

Как-то ко мне на прием пришла женщина, которая была очень обеспокоена поведением дочери. Ее мучили сомнения: употребляет ли она наркотики? Не хотелось раньше времени поднимать панику, травмировать девочку. Пришлось объяснить, что можно анонимно сдать анализы и сомнения отпадут. Через некоторое время мама пришла поделиться со мной радостью: ее опасения не подтвердились. А странности в поведении - это, скорее всего, проявления переходного возраста.

Мне кажется, у этой мамы девочка вряд ли станет наркоманкой. Многие родители боятся смотреть правде в глаза, тешат себя надеждой, мол, только показалось. Но, как говорится, под лежачий камень вода не течет. Чем раньше начать действовать, тем лучше будут результаты. Позднее лечение, к сожалению, может быть просто бесполезным.

Галина ЮРГИЛАС