По словам Остапа Бендера, друг его детства Коля Остен-Бакен долго добивался взаимности от польской красавицы Инги Зайонц. Насколько именно долго, Остап Ибрагимович не уточнил. Я добиваюсь взаимопонимания у правоохранительных органов Мурманской области уже семь месяцев. Увы, безрезультатно.

Первая часть моих домогательств к ГИБДД и УВД была опубликована в "МВ" от 13 марта. Вот ее краткое содержание - предупреждаю, сначала будет скучно, зато потом - весело, до жути: 10 ноября прошлого года я был сбит автомобилем под управлением Евгения В. в нескольких метрах от пешеходного перехода на улице Челюскинцев в областном центре (я-то был уверен, что перехожу дорогу по правилам - темно было, а разметки с "зеброй" попросту не оказалось).

А потом начались "странности", меня увезли в больницу, а вызванные на место сотрудники ГИБДД не смогли зафиксировать ни одного свидетеля, хотя их там было десятка два. Не удалось гаишникам впоследствии разыскать (если, конечно, они это пытались сделать) и ключевого свидетеля, водителя второй машины. Зато уже через 3 дня после столкновения против меня почти составили протокол об административном правонарушении - за переход улицы в неположенном месте. Почему "почти"? Об этом чуть дальше.

Удивленный всеми этими непонятностями, 27 ноября я обратился с заявлением в отдел собственной безопасности УВД, где пообещали "во всем разобраться". Принял меня и начальник областной ГИБДД полковник Глебов, пообещал "все ускорить". "Ускорение" выражалось в назначении автотехнической экспертизы... 17 декабря. 28 января разбирающийся с моим делом лейтенант Печенин сообщил: "В отношении вас административное расследование прекращено, ни штрафа, ни чего-то другого не будет". 3 марта был проведен потребный автоэксперту эксперимент не месте ДТП.

Дни складывались в недели, те - в месяцы, полугодовой срок, отведенный на расследование подобных дел, плавно катился к концу. И я принялся названивать по телефонам руководителей УВД.

30 апреля пришел ответ за подписью и.о. начальника УВД В. Н. Пестерева. Вот несколько цитат: "С 10 по 16 ноября проведен весь комплекс необходимых проверочных действий, в результате которых была установлена вина самого пострадавшего Болычева. В отношении него 13.11.2007 г. составлен протокол об административном правонарушении... За нарушение Болычев предупрежден... 13 декабря (на самом деле - 17-го - Ред.) назначена автотехническая экспертиза... Действия сотрудников УГИБДД признаны законными и обоснованными... 01.12.2007 г., А. П. (так в тексте - Ред.) Болычев уже обращался в УВД с заявлением о ненадлежащем исполнении сотрудниками УГИБДД своих должностных обязанностей, а 13 декабря Болычеву был направлен ответ с разъяснением всех обстоятельств проверки. Считаю, что Петр Болычев в статье "Как я попал под машину. Дважды" распространил искаженную информацию. Несомненно, такое изложение событий влечет компрометацию в глазах читателей, жителей Мурманской области, деятельность УГИБДД".

Признаюсь, после этого ответа непонятностей стало только больше. Если до 16 ноября "был проведен весь комплекс", зачем 17 декабря назначать экспертизу? Не был в отношении меня составлен протокол 13 ноября, то есть попытка была, но лейтенант Григорьев в нем местом моего проживания указал Свердлова - совсем не ту улицу, что записана в моем паспорте. Сотрудница ОСБ майор Анна Булатова 27 ноября (а не 3 декабря) сама обратили на это мое внимание (спасибо ей большое!) и объяснила: из-за этой ошибки протокол является юридически ничтожным - недействительным. Больше никаких протоколов я не подписывал, никто меня ни о чем не предупреждал, а если такая бумага с моей подписью все же есть - было бы очень любопытно на нее взглянуть. Ну и никто никаких ответов 13 декабря мне не присылал. Или его тоже послали на Свердлова?

А 6 мая я позвонил на "горячую линию" начальнику УВД генералу Федотову, излил свои печали, услышал от Виталия Петровича: "Такого не может быть. Разберемся, ответим в течение 15 дней".

Уже на следующий день позвонил лейтенант Печенин: "Руководство вынесло сегодня решение. Материал направлен в суд". Это, конечно, совпадение, что решение состоялось на следующий день после разговора с генералом, впритык к истекающему 10 мая полугодовому сроку расследования.

А теперь обещанная "жуть". Забирая положенную мне копию определения у лейтенанта Печенина, я услышал от него: "Знаете, а Евгений В. 28 ноября сбил еще одного человека, девушку - на пешеходном переходе. Средний вред здоровью. Там решение уже состоялось - еще в феврале. Что присудили? Не помню, кажется, прав лишили, да он, вроде, и машину уже продал..."

На суде 27 мая выяснилось, что никто прав Евгения В. Не лишал, он по-прежнему "за рулем", "за девушку" его оштрафовали на 1,5 тысячи рублей, а "за меня" присудили 800. Тут случился вот такой юридический казус. Если водитель совершает одно и то же серьезное нарушение дважды, то за повторное его положено лишать прав. Но - тут, как говорят наперсточники, "следите за руками" - случай с девушкой был первым - по времени рассмотрения, мой... тоже первым - по времени совершения.

Если бы я, в детстве воспитанный на "Дяде Степе", не уважал безгранично нашу милицию, то мог бы подумать о нечистых на руку "продавцах полосатых палочек", простимулированных водителем и спешно раскрутивших одно дело, и специально затянувших другое. Но я так думать не буду. Правда-правда!

Тем более, что обещанный Виталием Федотовым ответ я получил. Правда, не через 15 дней. 6 июня дозвонился по череде телефонов до сотрудника УВД Сергея Колбушкова, услышал: "Виталию Петровичу подготовленный нами ответ не понравился, готовим новый". Этот "новый" я раздобыл, съездив на Ленина, 64, 16 июня. Ничего принципиально нового там не оказалось: действия сотрудников "признаны правомерными и не противоречащими действующему законодательству", а еще только их "профессионализм и исполнение своих должностных обязанностей в полном объеме... позволили установить вину водителя".

А за бумагой этой я съездил не напрасно - по почте я бы этого ответа долго ждал: в адресе был указан "дом № 21", а живу я на мурманской улице, где все дома - только с четными номерами.

Был бы я злым, обязательно б поерничал: вот они то улицу перепутают, то номер дома, то дату, то имя с отчеством, то потерпевшего с подозреваемым - неудивительно, что у них непойманные киллеры стадами бродят. Но я - добрый и ерничать не буду, ведь это могло бы "повлечь компрометацию деятельности правоохранительных органов в глазах читателей". Хотя, по моему глубокому убеждению, признание ошибки не только не наносит ущерба чести мундира, но, извините за тавтологию, делает честь его носителю.

И насчет "поисков взаимопонимания". Жаль, что наши честьмундираохранительные органы не понимают, что главный показатель их хорошей работы - не срубленные "палки", а благодарные граждане, спокойно гуляющие вечером по улицам и переходящие через дорогу "в установленных местах". В противном случае это уже какие-то, право, охренительные органы получаются...

Говорят, в годы Великой Отечественной, когда на боевые вылетал наш прославленный ас-истребитель, в эфире немцы заполошно предупреждали друг друга: "Ахтунг! Линкс Покрышкин!" Евгений В., сбивший уже двоих пешеходов, может смело рисовать на капоте своего авто две звездочки. Он в своем праве. А я предупреждаю земляков: "Ахтунг! На дороге Евгений В.!"

Бог любит троицу?

Петр БОЛЫЧЕВ