Прошлым летом педагоги, работающие в учреждениях системы соцзащиты, в один не очень прекрасный день узнали о том, что их отпуск станет вдвое меньше. Об этом их известила курирующая организация - областной комитет по труду и социальной защите.

Педагог педагогу рознь

- Работникам учреждений и предприятий социального обслуживания населения, не являющихся специализированными учреждениями, должности которых не указаны в п.10 постановления Правительства РФ № 724, предоставляется ежегодный основной оплачиваемый отпуск продолжительностью 28 календарных дней в соответствии со ст.115 Трудового кодекса РФ, - пояснила главный специалист отдела по делам детей, женщин и семьи комитета Людмила Иванова. - Таким образом, часть педагогических работников учреждений социального обслуживания населения оказалась лишенной права на ежегодный основной удлиненный оплачиваемый отпуск.

"Вестник" уже писал об этой проблеме в декабре прошлого года в статье "Меняем педагогов на завхозов?". Тогда сотрудники комитета поскупились дать обстоятельный комментарий на эту тему. Зато охотно высказались работники областных детских учреждений соцзащиты. Причем не только сами обиженные педагоги, но и их руководители. Большинству позиция куратора была непонятна. По их мнению, комитет должен был найти выход из создавшегося положения таким образом, чтобы люди не потеряли льготы, в частности удлиненный отпуск. Как это сделали, кстати, практически во всех регионах страны. Прошел год. Как сегодня обстоят дела с отпусками педагогов соцзащиты?

Лед тронулся?

Судя по материалам, присланным из комитета по труду и соцзащите, кое-что изменилось. И, по мнению его сотрудников, это "кое-что" дорогого стоит.

Чиновники комитета признали, что отправлять педагогов в отпуск на 28 дней - значит нарушать статью 334 Трудового кодекса, по которой все педагогические работники имеют удлиненный основной оплачиваемый отпуск. Но урегулировать этот вопрос на региональном уровне они по-прежнему считают невозможным, мотивируя это тем, что по закону "продолжительность ежегодного основного удлиненного оплачиваемого отпуска устанавливается Правительством РФ".

- Комитет по труду и социальному развитию обратился к руководству области с предложением направить в российское правительство обращение о необходимости внесения изменений в постановление Правительства РФ № 724, - продолжила Людмила Иванова. - В марте этого года обращение было направлено. А в мае на имя губернатора получен ответ.

Из него следовало, что Минобрнауки и Минздравсоцразвития поддерживают предложение правительства Мурманской области и планируют провести работу по внесению изменений в постановление № 724 "О продолжительности ежегодного основного удлиненного оплачиваемого отпуска, предоставляемого педагогическим работникам" и распространить на педагогических работников, работающих в учреждениях и предприятиях социального обслуживания населения, ежегодный удлиненный отпуск.

- Таким образом, - подвела итоги Людмила Иванова, - органы исполнительной власти добились положительной реакции двух министерств. И мы надеемся на то, что в скором времени вопрос с предоставлением удлиненных оплачиваемых отпусков педагогическим работникам учреждений социального обслуживания населения будет решен положительно.

Отпуск дается, когда работы нет

Такие прогнозы несколько обнадеживают. Но если местным чиновникам понадобился год, чтобы достучаться до Москвы, то сколько времени нужно будет федеральным, чтобы принять столь необходимое людям решение? И что им делать сейчас, ведь лето в разгаре? Обойденным отпусками работникам еще осенью подсказали выход московские чиновники. Они советовали решать эту проблему через суд. Что и сделала учитель-дефектолог областного центра помощи семье и детям Елена Родионова. Мировой судья Надежда Науменко, рассмотрев дело, признала, что Родионова имеет право на предоставление ей ежегодного основного удлиненного оплачиваемого отпуска продолжительностью 56 календарных дней. Признала, несмотря на... активное сопротивление сотрудников комитета по труду и соцразвитию. Они заявили, что считают исковые требования Родионовой необоснованными.

Вот тебе и на! Как же так?! Ведь специалист комитета Людмила Иванова в своем комментарии отмечала, что комитет по труду не удовлетворен тем, что педработники соцобслуживания населения лишены права на удлиненный отпуск. Что, по мнению сотрудников комитета, нарушаются права их подопечных и что комитет заинтересован в сохранении ранее закрепленных гарантий.

- Правительство РФ своим постановлением № 724 данный вопрос урегулировало, - заявил на суде консультант-юрисконсульт сектора правовой работы комитета Игорь Коноплев. - В постановлении имеется конкретный перечень должностей педагогических работников с указанием продолжительности отпусков... Истцу отпуск должен предоставляться на основании ст.115 ТК РФ, то есть в размере 28 календарных дней.

Когда в прошлом году я работала над этой же темой, сотрудники комитета, ссылаясь на новое законодательство, убеждали меня, что речь идет о педагогах, работающих не в системе образования, а в системе соцзащиты. Следовательно, у них и не должно быть удлиненных отпусков. Хотя, может быть, я не так поняла своих респондентов? Тогда обратимся к материалам суда.

- Уменьшение продолжительности отпуска не ухудшает положение работника, - ответила Людмила Иванова на вопрос представителя ответчика, - это просто приведение в соответствие с законодательством... Ранее предоставлялся отпуск 56 календарных дней, так как закон толковался неправильно.

Интересно, если бы у Людмилы Ивановны оттяпали половину отпуска, посчитала бы она, что это ничуть не ухудшает ее положения? И вообще, по ее мнению, которое она также высказала в ходе процесса, государство предоставляет учителям и преподавателям возможность отдыхать 56 дней, потому что им... просто нечего делать летом:

- Законодатель исходил из специфики работы образовательных учреждений. С кем проводить образовательный и воспитательный процессы, когда ученики уходят на каникулы на 3 месяца?

То есть, если я правильно понимаю смысл этих слов, у учителей такой большой отпуск не потому, что работа сложная. А потому, что летом детей нет, некого учить и воспитывать. А в учреждениях соцзащиты дети находятся круглогодично, стало быть, и отдыхать их работники должны меньше. Интересная логика.

Ни льгот, ни денег

- У нас нет оснований полагать, что комитет стремится защитить права своих подопечных, - убеждена директор областного центра помощи семье и детям Юлия Широких. - Мы, работники центра, неоднократно, в том числе и в личных беседах, и на общих собраниях, могли убедиться в обратном. И то, что комитет продолжает выяснение вопроса с отпусками, говорит лишь о том, что чиновники хотят ясности - не более того. Возмущает то, что комитет демонстрирует незаинтересованность в сохранении высококвалифицированных кадров. Чего стоит вопрос, который на суде задала специалист комитета Иванова истице: "Если вы имеете высшую квалификационную категорию, почему вы не можете найти себе работу в сфере образования?" Увлекательная переписка комитета с московскими ведомствами шла бы, вероятно, еще долго, если бы не решение суда.

Надо сказать, что средняя зарплата по центру с учетом той, что получает начальство, - 13 тысяч рублей. Думаю, никому не надо объяснять, что это означает. Конечно, в центре работают люди, которые любят детей. Девчонки и мальчишки всегда это чувствуют, и вряд ли их заманишь туда, где их не очень-то ждут. Родителям, дети которых посещают центр на Фрунзе, нет нужды насильно приводить туда своих отпрысков. И те, и другие, стоит только завести с ними разговор о центре, не скупятся на восторженные эпитеты.

А, между прочим, любить детей с ограниченными возможностями, иногда с явными отклонениями в умственном развитии - дело непростое. Ведь некоторые маленькие посетители имеют такие диагнозы, при которых даже проявление простых человеческих реакций становится большим достижением. Умиление или слезы жалости здесь никому не нужны. Нужна реальная работа по адаптации ребят к повседневной жизни. Никто не назовет простым труд учителя в современной средней школе. Тогда представьте, какая нагрузка и ответственность ложится на педагога, работающего с детьми, которые нуждаются в социальной реабилитации. И справедливо ли, что у учителя есть и педстаж, и удлиненный отпуск, а педагог, работающий в системе соцзащиты, в конечном счете оказывается лишенным всего - и денег, и стажа, и льгот? Ответ на этот вопрос очевиден. Поэтому работники центра решили в суде выяснить, имеют ли они право не только на тяжелый труд, но и на достойный отдых. И выяснили: имеют. Хотя сотрудники комитета старались уверить суд в обратном. А после неудачи подали апелляцию.

- Меня очень возмущает то, что комитет подал апелляцию на решение мирового судьи, - выразила свое отношение к проблеме педагог-психолог центра Лариса Ивахненко. - Можно было допустить, что мы и комитет по-разному трактуем юридические нормы, тогда было бы понятно его стремление выяснить, кто прав. Но вместо того, чтобы предать решение суда гласности и предложить людям именно такой путь решения проблемы с отпусками, наш куратор снова выступил против нас.

Не мытьем, так катаньем

В конце мая состоялось заседание Первомайского районного суда, который оставил апелляционную жалобу комитета по труду и соцразвитию без удовлетворения. Комитет подал кассационную жалобу на это решение теперь уже в областной суд. И так уж совпало, видимо совершенно случайно, что уже 5 июня был издан приказ, подписанный председателем комитета Валерием Палькиным, его заместителем Еленой Викторовой, исполняющей обязанности начальника отдела по делам детей, женщин и семьи Людмилой Ивановой и и.о. начальника отдела бухгалтерского учета и отчетности Светланой Шмид "О проведении внеплановых проверок ГОУСОССЗН "Центр помощи семье и детям" в летний период". Проверка инициирована "с целью контроля за реализацией постановления правительства Мурманской области № 184-ПП "Об организации отдыха, оздоровления и занятости детей и молодежи Мурманской области в 2008 году". Согласно тексту приказа ревизии будут проводиться... с 5 июня по 31 августа. То есть все лето.

Как вы считаете, уважаемый читатель, легко ли людям работать в условиях тотального контроля? А ведь они общаются с детьми, и душевное равновесие - необходимое условие в их работе. Кому из родителей хочется, чтобы его ребенка встретил воспитатель в раздраженном или угнетенном состоянии?

- Первая ревизия состоялась 5 июня, в тот же день, как мы получили приказ, - рассказывает заместитель директора центра Елена Запевалова. - Мы выдали копии всех затребованных проверяющими документов, которые были увезены в комитет. Текст акта проверки составлялся не при нас, и нас с ним не ознакомили, хотя должны были это сделать под роспись. Могу только догадываться о содержании этого документа, но в итоге председатель комитета по труду и соцразвитию Валерий Палькин заявил мне, что 70 процентов детей, посещающих сегодня центр, имеют богатых родителей. Что это означает, я не поняла. Что местные богатеи предпочитают по блату или за взятку водить к нам своих совершенно здоровых детей, вместо того чтобы отправить их на курорт? Или что у благополучных родителей не может быть детей с отклонениями в развитии? А главное, непонятно, по какому принципу людей поделили на богатых и бедных... Второе появление работников комитета, состоявшееся через 13 дней, было по меньшей мере странным. Мы считаем, что эта проверка состояла сплошь из нарушений. Во-первых, проверяющие должны оповещать о своем приходе, а не бродить по кабинетам и, пользуясь отсутствием сотрудников, вынимать из ящиков бумаги. Во-вторых, проверяющие вели себя совершенно некорректно по отношению к работникам центра. Такое впечатление, что нас провоцировали на неадекватные действия. Чтобы избежать эксцессов, мы сняли процесс проверки на камеру.

"Ждем инспекцию по маломерным судам"

За последние три года областной центр помощи семье и детям пережил 16 различных проверок. Что только не искали, кто только не проверял - Роспотребнадзор, УВД, прокуратура, пожарники, Росздравнадзор, департамент финансов, - и это далеко не весь перечень.

- У меня складывается впечатление, что комитет не только не защищает наши интересы. Он стал карающей организацией. И касается это в основном тех, кто имеет смелость с ним не соглашаться, - поделилась своим видением непростой ситуации заведующая отделением психолого-педагогической помощи центра Ольга Панкина.

Работники центра шутят: "Нас не посетила разве что инспекция по маломерным судам". В прошлом году даже управление ФСБ искало приписки и "мертвые души". Нарушений выявлено не было. Мало того, в центр на семинары даже из Норвегии приезжают. А ведь, как правило, нам у соседей учиться приходится. Казалось бы, при такой замечательной работе руководство центром должно утонуть в благодарностях и почетных грамотах. Но все достижения работников этого учреждения проходят незамеченными. А вот проверки инициируются с завидной регулярностью. О причинах такого положения вещей остается только гадать.

- Меня уже обвинили в том, что я якобы была груба с проверяющими Ивановой и Чирковой. Они обратились к председателю комитета с мнением, что я не могу занимать должность руководителя государственного учреждения, - несколько прояснила вопрос Елена Запевалова. Может, тут и зарыта собака - в желании сменить директорат?..

Работники центра надеются, что найти ответы на волнующие вопросы им поможет прокуратура. Кроме того, они намерены подать иск о защите чести и достоинства.

Оксана ДУШЕНЬКОВСКАЯ