О начале этой истории «Мурманский вестник» рассказал еще в мае 1999 года. Тогда в областном Дворце детского творчества «Лапландия» вручались путевки на учебу в Нахимовское военно-морское училище Петербурга первым десяти заполярным подросткам. Вручались по региональной программе содействия сиротам. Губернатор на торжестве тогда пообещал следить за успехами «крестников» и подарил каждому часы с говорящим названием - «Командирские»…

А ЧАСИКИ-ТО С НАМЕКОМ

- Долго я носил эти часики! - вспоминает сегодня лейтенант-подводник Дмитрий Воронов. - Как взглянешь на них, сразу дом вспомнишь, особенно в первый год, когда было немножко тягостно на новом месте…

Но обо всем по порядку. Весной 1999 года бабушке восьмиклассника мурманской школы № 48 Александре Яковлевне позвонили официальные лица. Так, мол, и так, пилотная областная программа, не хотите ли отдать внука в нахимовцы? Сам-то Дима и думать не думал тогда о военно-морской карьере, но волшебные слова «полное гособеспечение» буквально заворожили. Ведь, оставшись без родителей, мальчик вместе с сестрами Олей и Светой жил у бабушки, а к 14 годам мужчина уже обычно осознает цену хлеба. Поэтому согласился сразу и безоглядно.

Питер поразил красотами, а уж здание Нахимовского училища напротив легендарной «Авроры» на Петроградской набережной Невы показалось сказочным дворцом. Но служивые будни быстро отрезвили.

- Поначалу было тяжеловато в непривычной обстановке, - вспоминает Дмитрий. - Но когда я сказал себе, что «нахимовка» - это та же моя родная мурманская школа, только в морской форме, сразу стало полегче. Втянулся, обвыкся, а уж после первого выхода на учебном катере в Финский залив - тогда казалось, почти в открытый океан! - вообще осознал реальную перспективу. Штормило! А качку, оказывается, переношу нормально…

Вот с того-то дня на свои часы юный последователь адмирала Нахимова стал поглядывать без сентиментальной тоски. Но ведь недаром они назывались «Командирскими».

КВАРТИРА НА ВЫРОСТ

Не дожила любимая бабушка до золотых погон внука… Но когда летом 2007-го новоиспеченный лейтенант Военно-морского флота России предстал при полном параде в Мурманске перед сестренками Ольгой и Светланой, те обомлели. Племянник Максимка и по сей день уверен, что главная отличительная черта настоящего морского волка - кортик.

После Нахимовского училища Дмитрий Воронов плавно перешел в том же Петербурге в Военно-морской инженерный институт имени Дзержинского. Выбрал факультет замысловатый - «комплексные системы управления техническими средствами подводных лодок», а закончив его, попросил распределить на Северный флот.

Его направили в Видяево, в 7-ю дивизию атомных подводных лодок. Едва осмотревшись в гарнизоне, лейтенант Воронов тут же опять отбыл на учебу в подмосковный Обнинск, в учебный центр ВМФ. Здесь ему предстояло пройти четырехмесячный курс так называемой доподготовки для службы на подводном крейсере строго определенного проекта - «Святой Даниил Московский». И сегодня успешно доподготовленный офицер вполне комфортно чувствует себя в должности командира группы автоматики грозной отечественной субмарины, давшей название всему проекту.

Между прочим, когда Дмитрий прибыл в Видяево, холостяку тут же дали двухкомнатную квартиру. Как говорится, на вырост. Опытный кадровик как в воду глядел…

«Она еще ни разу не повторилась!»

Ровно год, день в день, понадобился лейтенанту Воронову, чтобы повести под венец совершенно незнакомую девушку, с первого взгляда поразившую его полным соответствием характера и внешности его собственным представлениям об идеале.

А дело было так. Солнечным вечером 29 августа 2007 года в Мурманске Дмитрий заглянул на огонек к знакомым.

Среди прочих гостей оказалась и приехавшая из Североморска Юлия Попова, как позже выяснилось, корреспондентка телевидения Северного флота и (внимание!) дочка старшего мичмана, то есть коренная морячка, с детства знающая изнутри все тяготы и прелести жизни семьи военного моряка.

И ровно через три дня после знакомства девушка в полной мере ощутила горько-сладкий вкус встреч и расставаний. Опустим за банальностью обмен телефонами, влюбленный лепет СМСок, первый танец на дискотеке. Уже 1 сентября лейтенант Воронов вдруг отбыл по приказу в Обнинск на четыре месяца, но об этом мы уже упоминали…

Девушка рассудила здраво: что такое, в сущности, эта разлука? Ведь не в дальний же океанский поход ушел любимый! В октябре взяла да и приехала в Москву на две недели, чтобы оказаться поближе к Дмитрию и его строго закрытому учебному центру… Новый, 2008 год, тоже встретили вместе.

Решительное объяснение случилось в феврале, в маленькой кафешке на проспекте Ленина неподалеку от «Детского мира» столицы Заполярья. Дмитрий долго собирался с духом, а потом и брякнул: «Выходи за меня, а?» Юлия сказала «да», еще он не успел и фразу закончить.

Периодически наезжая к будущему супругу в Видяево, невеста уже провела рекогносцировку в его холостяцкой квартире: здесь поменяем обои, здесь кафель, тут будут мои цветы, а там - коврик для маленькой собачки (Юлия обожает комнатные растения и диванных Тузиков).

- Боже, а как она умеет готовить! - делится маленькой холостяцкой радостью Дмитрий.

- И какое же у нее фирменное блюдо? - поддерживаю приватный разговор.

- До сих пор не знаю, - озадачивает меня счастливый жених. И тут же сражает наповал: - Она еще ни разу не повторилась!..

Не забыл «крестника»

Вчера, 29 августа, бывший нахимовец сыграл свадьбу. В новом мурманском ЗАГСе собрались родные, близкие и друзья Дмитрия и Юлии. Между прочим, свидетелем со стороны жениха стал его бывший однокашник по Нахимовскому училищу Алексей Павленко.

В том далеком мае 1999 года Алексей тоже был в первой десятке нахимовцев, отправившихся в Питер с легкой руки губернатора. Правда, судьбы у друзей сложились по-разному. Окончив Нахимовское, Павленко нашел себя на «гражданке». Сегодня работает механиком в мурманском Ледовом дворце и одновременно заканчивает учебу в экономическом вузе.

…А губернатор Юрий Евдокимов не забыл своего первого «нахимовского крестника». Он приехал в ЗАГС, отстоял среди гостей всю церемонию регистрации, речей не произносил, а просто вслед за родителями невесты и сестрами жениха подошел к молодым, расцеловал их и что-то негромко пожелал. И пока стояла поздравительная суета, незаметно покинул зал. Пятница, рабочий день…

А свадебный-то марш Мендельсона звучал в этот день с каким-то особым военно-морским, даже, пожалуй, нахимовским шиком.

Фото: Вишневский Павел
Губернатор Юрий Евдокимов не забыл своего первого «нахимовского крестника».
Фото: Вишневский Павел
Племянник Максимка уверен, что главная отличительная черта настоящего морского волка - кортик.
Фото: Вишневский Павел
Фото: Вишневский Павел
Свадебный марш Мендельсона звучал с каким-то особым военно-морским, даже, пожалуй, нахимовским шиком.
Фото: Вишневский Павел
Свадебный марш Мендельсона звучал с каким-то особым военно-морским, даже, пожалуй, нахимовским шиком.
Фото: Вишневский Павел
Свадебный марш Мендельсона звучал с каким-то особым военно-морским, даже, пожалуй, нахимовским шиком.
Фото: Вишневский Павел
Губернатор Юрий Евдокимов не забыл своего первого «нахимовского крестника».
Павел ВИШНЕВСКИЙ