Конкурс в медицинские вузы по-прежнему большой. Учеба на халяву там не проходит. Первые три года, по признанию студентов, приравниваются к курсу на выживание - столько надо узнать неведомого и объять необъятного. Позже учеба становится более осмысленной, но предстоит еще пахать и пахать. Преподаватели говорят, что от упорства и выдержки юношей и девушек зависит, состоятся ли они в профессии.

В наших «медах» продолжают готовить хороших специалистов, но куда же они деваются? Почему кадровый голод в больницах стал хроническим? Спрашивается, зачем молодому человеку ступать на этот тернистый путь, если заниматься потом чем угодно, лишь бы не медициной?

- Сколько мы ни бились, ни ездили на распределения в вузы, результаты оказывались плачевными. Лучше цветами торговать будем, говорили выпускники, намекая на крайне низкую зарплату врача. А здесь к тому же Север, полярная ночь. Привлечь молодежь особенно нечем, - признает Татьяна Сновская, главврач Оленегорской ЦГБ. - Зато нынче настоящая удача! Шесть молодых интернов выбрали наш город. Кто-то вернулся домой, кто-то приехал аж из Астрахани.

Да, давненько такого не случалось. Поступления медтехники, диагностического оборудования были, и довольно значительные, как по линии национального проекта, так и в рамках реализации региональных целевых программ. Пристройку к роддому отремонтировали, о чем громко и заслуженно «хвастали» на всю область. С кадрами же - черная дыра, как, впрочем, повсеместно на Севере. Причина? На всех медиков государство раскошелиться не захотело, ограничившись повышением зарплаты участковым врачам и работающему с ними в связке среднему медперсоналу. Сколь ни хвалили себя чиновники за эту щедрость, действовала она слабо. Молодые доктора, которым в муниципальных больницах светит жалованье около 8 тысяч рублей в месяц, отвечают «благодарствуйте» и ищут работу в частных клиниках либо вообще в других сферах - там, где деньги платят.

Что делать? С нами, болезными, могущими лечиться только в местной поликлинике? Вот и стали на местах думать, как здравоохранению не дать помереть. Оленегорские власти, например, всем молодым специалистам пообещали квартиры. Согласитесь, по нынешним меркам, снимать жилье на зарплату обычного врача вряд ли возможно, поэтому «приманка» сработала. Сказался и тот факт, что докторам сразу после интернатуры предложили хорошую работу.

Главврач не скрывает радости, что удалось пополнить штат сотрудников.

- Татьяна Константиновна, не боитесь, что кто-то из новичков вместо учебы цветами торговал? Все же сразу со студенческой скамьи да на ответственные должности, - спрашиваю главврача, намеренно сбивая пафосность новости.

- Ну что вы! Мы же не оставим их один на один с проблемами вхождения в профессию. Будем пестовать. Некоторые наши молодые коллеги уже обучаются на различных курсах. Например, Александр Саморуков получает квалификацию эндоскописта. Нам очень нужен такой специалист. В целом же можно отметить, что молодежь грамотная, они хорошие доктора. Уверена, со временем мы будем ими гордиться.

Кстати, Александр и его жена Светлана Бабушкина, детский хирург, из Астрахани приехали лечить северян. Хирург Сергей Диденко, педиатр Татьяна Карпова, терапевт Наталья Захаренко окончили Петрозаводский университет. А Екатерина Вашукова вернулась в родной город после учебы в Санкт-Петербурге и будет работать на «скорой», как ее мама-фельдшер.

В детском отделении, куда я поспешила на встречу с одним из новичков, неожиданно узнала в молодом докторе знакомую. Хорошо знаю всю семью Гончаров, когда пересекались где-то с мамой Любой, всегда спрашивала: «Как дети? Как Танечка?». И вот передо мной Татьяна Анатольевна, теперь уже Карпова, - красивая, с добрыми глазами, такую маленькие пациенты полюбят сразу. Старшая сестра Татьяны тоже медик, поэтому младшая осознанно сделала выбор. Мысленно я постыдилась за иронию насчет цветов во время разговора с главврачом. Ведь встретила образованного, цельного человека, очень доброжелательного, словом, доктора по призванию. Причем именно педиатра.

Мечта, как рассказала Татьяна Анатольевна, могла не сбыться, поскольку над педиатрией еще недавно ходили тучи. Их «надул» и поныне поминаемый недобрым словом бывший министр здравоохранения Зурабов. Он хотел реформировать детскую медицину, если точнее - упразднить. Все было очень серьезно, педиатрию отстаивали врачи-гуманисты, особенно доктор Рошаль. Со сменой министра губительную для здоровья нации реформу пресекли. А Татьяна обрела желанное дело.

- «Взрослый» доктор порой боится детей, и дело не только в умении установить контакт с ребенком, - рассказывает Татьяна Карпова. - В детском организме все иначе, он еще растет, изменяются внутренние органы. Нужно учитывать массу «деталей и штрихов», чтобы распознать истинную причину заболевания.

«Оценивай ребенка в целом, анализируй, к чему он может быть предрасположен, чтобы не дать недугу войти в силу», - учила свой курс любимая Танина преподавательница в университете. И я вижу: молодой доктор так и поступает.

Фото: Попович Татьяна
Педиатр Татьяна Карпова.
Фото: Попович Татьяна
Педиатр Татьяна Карпова.
Татьяна ПОПОВИЧ, Оленегорск.