…На награждение я безнадежно опаздывал. Сначала во Франкфурте сотрудница аэропорта с милой улыбкой доложила о часовой задержке рейса на Порту («Извините, у «Люфтганзы» неполадки сразу у трех самолетов»), затем таксистка в аэропорту долго пыталась понять, куда меня везти. Ну кто же мог предположить, что Ilhavo по-португальски читается как Ийяво и мы потратим еще десяток драгоценных минут на определение маршрута. К тому же дама с детства была уверена, что кроме ее родного языка знаменитых мореплавателей, остальных просто не существует, а я из португальского освоил только «си», то бишь «да»…

На столе капитана «Седова» Максима Родионова - две серебряные волны на массивных деревянных постаментах. Первый этап регаты «Фуншал 500» от Англии до Португалии наш барк выиграл по всем статьям - и в своей группе, и в общем зачете. «Седов» давно ничего не брал в регатах, не хватало ему ветра северных морей, и только здесь, в Атлантике, оказавшись в родной океанской стихии, был неудержим.

- В Бискайе хорошо дунуло, - капитан еще не отошел от сладких минут триумфа, - разогнались до 13 узлов. Он ведь и строился для океана, Балтика для нас просто лужа. А здесь отработали, и экипаж, и курсанты себя молодцами проявили.

А курсанты-то - совсем мальчишки. Стоят на корме, покуривают, яблоки грызут, меж собой перешучиваются, подкалывают друг друга. Повезло этому, третьему в нынешнем году, рейсу, ох как повезло. Летняя регата Тall Ships сорвалась для «Седова» из-за каких-то странных запретов российского МИДа на заходы в порты Англии и Норвегии. И даже встреча в голландском Ден Хелдере с финишировавшими там участниками той регаты настроения тогда не добавила. Все с гонки, возбужденные, делятся впечатлениями, лишь мы туристами подкатили…

Зато теперь горят глаза мальчишек. В этот рейс отправились курсанты нашей средней мореходки, а еще ребята из Архангельска и Астрахани добавились. Северяне на25-градусной жаре маются, все норовят раздеться, лишь волжан солнце не берет, говорят, только-только согреваться после Северного моря начали.

Второй этап регаты не заладился сразу. Волна дождя прокатилась над Португалией и ушла на восток, залила Мадрид, а на побережье затуманило так, что выйти из Ийяво парусники смогли только к вечеру 23 сентября. Старт организаторы перенесли на утро, но ветра не дождались еще два дня. Атлантика дышала широкой зыбью, и мы с сочувствием наблюдали за «малышами», которых раскачивало из стороны в сторону, зарывало форштевнями. «Седов» стоял как скала. На третий день польская яхта «Гедания» попросилась к нам на буксир: заканчивалось топливо. К этому времени питерский «Мир» уже сутки тащил за собой латышского «Спаниэля», чем дал повод для многочисленных шуток: мол, «миряне» свою собачку на поводке выгуливают, а мы чем хуже? Сбросили полякам канат - цепляйтесь, сердешные, хоть до Мадейры дотянем, нам не в лом.

Взаимовыручка на регатах дорого ценится. Гонка гонкой, но в море всегда подадут руку помощи, с этой стихией шутки плохи…

Расстояние до острова Мадейра таяло катастрофически, из 750 миль к 26 сентября осталось чуть больше 400. Капитан Максим Родионов ходил хмурый, шансы «Седова» на успех таяли на глазах. Подсчет очков на регате - штука весьма специфическая, каждый борт идет со своим гандикапом, то есть изначальным преимуществом, которое определяется возрастом судна, его состоянием, парусностью и еще черт-те чем, известным лишь судьям. А чтобы отыграть такой гандикап, нужен запас хода, его-то почти не оставалось.

Но 26-го в полдень все же стартовали, хотя ветерок задувал лениво, паруса у всех болтались, как белье на веревке. Однако прогноз обещал ветер, да и неприлично было дальше тащиться под моторами.

Старт регаты - зрелище настолько же завораживающее, насколько и слегка комичное, когда случается в безветрие. Напряжение на борту жуткое, линия старта должна пересекаться под парусами с выключенным двигателем в течение 15 минут.

Пять, четыре, три, две, одна - время пошло, паруса у всех подняты, а ничего не происходит, какие-то гонки улиток. Скорость 2,5 узла (чуть больше 4 км в час, пешеход обгонит), все как были в общей куче, так и остались. И лишь час за часом, ловя первые порывы подходящего к ночи циклона, стали определяться лидеры и отстающие, цепочка парусов растянулась по горизонту, утонула в закатном солнце. 4 узла, 6, 8 - поехали! Ветер свежеет, паруса в тугую, снасти поскрипывают - красота! «Мир» уже почти исчез за горизонтом, ну да пусть бежит, по гандикапу он нам не соперник, ему сутки надо привозить, чтобы опередить «Седов».

Дневной зной сменяется ночной прохладой, небо в звездах, словно на черную скатерть соль рассыпали, по бортам в воде планктон светится - чувствуется близость тропических широт. Задрав голову, ищу полярную звезду - где ты мой дом родной? - и с удивлением вижу, что Большая Медведица чуть не в океане купается, утянув за собой и заветный ориентир…

Вечером на вахте второй штурман Гриша Романов. Молодой, аккуратный во всем, уверенный в себе. Не первый год на «Седове», на глазах возмужал - хороший будет капитан.

- Как идем?

- Почти девять. И ветер еще усиливается, через полчасика обрасопимся, побежим еще быстрее.

Брасопиться - значит реи с парусами подворачивать под ветер. Ночной парусный аврал - красивая картинка, но только не для курсантов. Заспанная ватага нехотя вываливает из кубриков, но с работой даже спросонья курсанты справляются быстро. И снова только посвистывание ветра да гулкая перекличка корабельных колоколов нарушают ночной покой…

Финишировали 29 сентября в 9.45. Вторыми вслед за «Миром», который убежал от нас на несколько часов. Но пресловутый гандикап в итоге перевернул регату с ног на голову. В победители второго этапа в итоге выбился немецкий «Александр Фон Гумбольдт», «кузнечик», как ласково прозвали его за зеленый цвет парусов. Построенный еще в 1901 году, этот «дедушка» парусного флота ходит последнюю свою навигацию. Скоро встанет в Германии на вечную стоянку музеем иль рестораном, а потому победа эта ему как прощальный подарок от парусного братства.

«Седов» в итоге стал третьим на укороченном безветрием этапе, и вторым в общерегатном зачете. Впереди моряков ждал Фуншал, столица затерянного в океане маленького острова Мадейра, в честь 500-летия основания которого и проходила вся регата. Разбежавшиеся по склонам гор беленькие домики под черепичными крышами притягивали взгляды. Земля для приходящих с моря - лучшая награда, желанная, но такая недолгая. Через несколько дней «Седов» возьмет курс на Амстердам, затем будет пара немецких портов, и - путь к российским берегам, в Калининград, где ожидает его ремонт, долгожданная замена главного двигателя и подготовка к новым рейсам, штормам и регатам. Он знает, старый трудяга, что в душных аудиториях морских бурс уже сидят за учебниками мальчишки, грезящие его парусами.

Фото: Василевский Валерий
Барк "Седов". Парусная регата.
Фото: Василевский Валерий
Барк "Седов". Парусная регата.
Фото: Василевский Валерий
Барк "Седов". Парусная регата.
Фото: Василевский Валерий
Барк "Седов". Парусная регата.
Фото: Василевский Валерий
Барк "Седов". Парусная регата.
Фото: Василевский Валерий
Барк "Седов". Парусная регата.
Фото: Василевский Валерий
Барк "Седов". Парусная регата.
Фото: Василевский Валерий
Барк "Седов". Парусная регата.
Фото: Василевский Валерий
Старший боцман Николай Козлов. Барк "Седов". Парусная регата.
Фото: Василевский Валерий
Капитан барка «Седов» Максим Родионов.
Фото: Василевский Валерий
Судовой плотник Сергей Лукьяница. Барк "Седов". Парусная регата.
Фото: Василевский Валерий
Барк "Седов". Парусная регата.
Фото: Василевский Валерий
Барк "Седов". Парусная регата.
Фото: Василевский Валерий
Барк "Седов". Парусная регата.
Фото: Василевский Валерий
Барк "Седов". Парусная регата.
Фото: Василевский Валерий
Барк "Седов". Парусная регата.
Валерий ВАСИЛЕВСКИЙ