Работающие пенсионеры - люди, как правило, на высокие руководящие должности не претендующие, несмотря даже на немалый трудовой стаж, опыт и зачастую приличное образование. Казалось бы, перечисленные качества, помноженные на почтенный возраст, обязывают работодателя к почтительному и уважительному отношению к пожилым людям. Однако такое бывает далеко не всегда. Пример тому - письмо мурманчанина Игнатьева. Геннадий Иванович прийти на «круглый стол», к сожалению, не смог - не отпустили с работы, поэтому написал свое предполагаемое выступление и принес его в редакцию позже. Прочитав, мы решили его опубликовать, потому что ситуация, в которой оказался автор, весьма типична.

График моей работы был построен таким образом, что в течение трех месяцев рабочих часов у меня было в полтора раза больше, чем положено по норме. Я не смолчал и заявил о несогласии с существующим порядком. Мои слова вызвали у администрации не только раздражение (какой-то пенсионер смел заявить о своих правах!), но и желание поставить меня на место.

Зная, что я являюсь опекуном несовершеннолетнего ребенка, все же было сделано так, что в течение лета все утренние (дневные) дежурства в нерабочие дни были расписаны мне. А потому все детские мероприятия, куда бы мы могли сходить с внуком, стали для него недоступны. У меня же отняли возможность надлежащим образом исполнять опекунские обязанности. Так меня попытались приструнить через внука.

Пришлось обратиться в суд, и он принял мою сторону. Этим поступком я создал прецедент, пример для других. Несогласные с незаконными действиями администрации нашлись. Трудовой конфликт разгорелся с новой силой.

Поводом для него стали графики сменности, ежемесячно составляемые с нарушением ТК РФ и других нормативных документов, в том числе локальных, регламентирующих трудовые отношения. Администрация учреждения проигнорировала решение суда о том, что «графики сменности надо доводить до сведения работников не позднее чем за один месяц до введения их в действие». С ними нас знакомили с опозданием, а даты ставились нужным числом. Затем их и вообще стали прятать под замок, чтобы в случае обращения работников в суд они не могли сделать копии документов.

Своими действиями администратор лишил нас возможности заранее меняться сменами, следить за равномерным распределением между нами выходных в нерабочие дни месяца.

В назидание другим мне запланировали на апрель, май, октябрь 2007 года дежурства в течение 7 и 8 дней подряд без выходных. В то время ТК РФ допускает продолжительность рабочей недели не больше 6 дней. Такой же режим работы был обеспечен мне и на октябрь нынешнего года.

Одной из моих коллег, которая посмела отказаться от выполнения бесплатной работы, не входящей в ее должностные обязанности, в октябре поставили дежурства в течение 10 дней подряд, без выходных (70 рабочих часов). Правда, позже это безобразие отменили.

Очень рассердило работодателя и то, что по моему требованию ему пришлось изъять из моей должностной инструкции, незаконно внесенные в нее дополнительные обязанности. Сравнив отраслевую должностную инструкцию с действующей в учреждении, я заявил о неправомерной перегруженности последней лишними обязанностями. Ответ готовился 90 дней вместо положенных по закону 30. И только после вмешательства Гострудинспекции был наведен порядок.

Однако после этого нам был понижен тарифный разряд, а значит, уменьшен оклад. Моим коллегам объяснили, что это из-за меня, из-за моей излишней грамотности и принципиальности. Не добавило приязни работодателя ко мне и то, что через суд ему пришлось оплатить переработку.

Всякая демонстрация неуважения к человеку, пренебрежительного отношения к нему, каждое покушение на его законные права, их ущемление у любого вызовет стресс. А что говорить о пожилых людях, вынужденных трудиться и после ухода на пенсию, чтобы обеспечить достойную жизнь себе и близким?

Геннадий ИГНАТЬЕВ, работающий пенсионер.