«Работа, ее приливы и отливы. Трепет операций. Жгучие послеоперационные переживания, когда сливаешься в одно с едва мерцающей жизнью оперированного. Не спишь ночь, чтобы облегчить, понять, уяснить. Трудно высказать, как дорог больной, который доверился вам. Ваша энергия, воля - слиты с ним не только до выхода его из клиники, но и потом, и всегда…» Эти слова принадлежат первой в России женщине-хирургу, княжне Вере Игнатьевне Гедройц.

А вспомнилось это пронзительное откровение после недавней встречи с ведущими реаниматологами области, где я услышала что-то очень близкое по духу. Быть может, это были не столь яркие слова (ведь Гедройц была и выдающимся врачом, и талантливым литератором), но совершенно искренние.

Поводом для разговора послужил Всемирный день анестезиолога, который отмечался 16 октября. В череде многочисленных дат для большинства из нас этот день мало чем примечателен. Тем не менее, с 1846 года он вошел в историю развития медицины - именно тогда была проведена первая в мире операция под эфирным наркозом. Пионером в этом важнейшем деле стал американский зубной врач Томас Мортон.

Первой применила общий наркоз в Кольском Заполярье хирург-анестезиолог Мурманской областной больницы Вера Федоровна Тетенева. Произошло это в 1956 году. До того в арсенале заполярных врачей имелся лишь новокаин, который позволял применять только местный наркоз. Нынешний же уровень службы анестезиологии и реаниматологии в сравнении с тем временем можно без преувеличения назвать фантастическим. О том, что сегодня она представляет собой, шел разговор на пресс-конференции, в которой приняли участие ведущие реаниматологи нашего края - Гарри Клейн, Александр Петров, Сергей Тепляшин и главный хирург областного комитета по здравоохранению Киракос Аветисян.

Представители этой специальности, пожалуй, впервые за многие годы почувствовали внимание прессы. А ведь у очень многих из нас есть причина выразить им свою признательность. И самоотдачи их труд требует ничуть не меньшей, чем работа других врачей, находящихся на острие борьбы за человеческую жизнь. Случайные люди в этой профессии не остаются - не выдерживают: реаниматолог никогда не может сказать с уверенностью своим близким, когда закончится его рабочий день.

- Это в Европе реаниматологи работают ровно восемь часов. Наши со временем не считаются: нередко бывают ситуации, когда все 24 часа от больного не отходят, чтобы не потерять его. Так что физическими силами нужно обладать немалыми. И моральными, конечно, тоже, - заметил Александр Петров.

Понятно, что специфика работы реаниматолога не каждому по плечу. Самая актуальная проблема службы анестезиологии и реаниматологии - нехватка кадров. Сегодня на 258 врачебных ставок приходится всего 166 врачей. Правда, в сравнении со среднероссийским уровнем обеспеченности специалистами этого профиля наш край еще находится на высоте. К тому же и эффективность работы нашей реанимационной службы гораздо выше, чем в среднем по стране.

Объясняется это не только высокой квалификацией врачей. Медицина сейчас шагает семимильными шагами, так что реаниматологу без новых знаний не обойтись. Поэтому, как прозвучало на встрече, учатся все и постоянно - невзирая на опыт и уровень квалификации.

Вполне закономерно, что областная больница является организационно-методическим центром по этому профилю для лечебных учреждений области. Здесь собраны отличные кадры и лучшая техника. А после завершения реконструкции оперблока вступит в строй и комплекс новейшего анестезиологического и реанимационного оборудования.

Но и сейчас уровень работы реанимации и интенсивной терапии несравнимо выше, чем пять лет назад. Во многом это связано с активным внедрением высокотехнологичных операций, количество которых год от года растет. С освоением новых хирургических технологий внедряются и современные методы анестезии, требующие применения новейших фармакологических препаратов.

Впрочем, ситуация с обеспеченностью таким оборудованием изменилась не только в областной больнице. За последние пять лет отделения лечебных учреждений городов и районов тоже получили современные аппараты искусственной вентиляции легких и наркозно-дыхательные, мониторы и другую необходимую технику. Обошлось это для областного бюджета и территориального фонда ОМС в51 миллион рублей. Результат не замедлил сказаться.

- Когда в молодые годы я работал медбратом в одной из ленинградских больниц, то в отделении реанимации почти каждую ночь не доживали до утра пять-семь человек. А сейчас в реанимационной службе нашей областной больницы такая статистика - за год. Вот такой прорыв достигнут, - отметил Гарри Клейн.

Примечательно, что когда журналисты поинтересовались, какими качествами должен обладать реаниматолог, то вопрос несколько даже смутил врачей: не в их привычках произносить высокие слова о своей работе.

- Четыре месяца у нас пациент находился в реанимации на аппарате искусственной вентиляции легких. Но все обошлось, на днях уже уйдет домой. Что тут скажешь? Конечно, это хорошо… - вот так скупо, как Александр Петров, обычно и говорят эти врачи о смысле своей работы. Наверное, потому, что думы о другой стороне дела всей жизни все равно никогда не отступают.

- Не удалось спасти человека - и ты его помнишь, продолжаешь переживать, что ничего уже нельзя было сделать… Это всегда очень тяжело, - говорит Гарри Клейн. - Но такая это профессия.

Ольга НУРЕЕВА