Сейчас, спустя неделю, можно уже сказать - страсти по поводу трагедии на Пяти Углах в Мурманске пошли на убыль. Того накала эмоций, что потряс город в первые дни после аварии, уже нет - более взвешенными стали оценки произошедшего, спокойнее тон высказываний в обсуждениях как в разговорах горожан, так и на интернет-форумах. Определять и наказывать виновных - дело правоохранительных органов. Зацепило другое - реакция общества. Случившееся, говоря без преувеличения, показало нам самим, какие мы есть - здесь и сейчас. Чего боимся, во что верим, в чем ищем опору и утешение, а что не готовы простить никому-ни за что-никогда.

По-прежнему на газоне рядом со злополучной остановкой лежат живые цветы, стоят фотографии в рамках, забавные мягкие игрушки, горят свечи. Люди подходят к этому «мемориалу», чтобы усадить на мокрую от дождя землю еще одного лопоухого плюшевого зайца, положить еще пару гвоздичек… Останавливаются, молчат, курят. О чем думают?

Конечно, первой реакцией был шок - страшно! Страшно на дороге - за рулем дорогих иномарок неадекватные лихачи, которых отмажут, что бы они ни натворили. «Я лучше пешком», - написал один форумчанин. «В России и пешком страшно, и на тротуаре достанут», - поспешили его «утешить». В России не только страшно, но и «правды не найти» - в этом вопросе царило редкое единство. Сила не в деньгах, а в правде, брат, - давно озвученное глубинное убеждение нашего народа. А потому особенно обидно, что деньги почему-то всегда берут верх над правдой. Свидетели аварии нашлись, по крайней мере в Интернете, - но на призывы не оставаться равнодушными и идти в милицию какой-то внятной реакции не последовало. Зато было множество версий, как именно милиция замнет это дело. Если бы она, милиция, захотела, то нашла бы на форумах массу советов, как ей выйти из положения…

Градус сочувствия тоже неуловимо менялся. «Соболезную всем, какое горе, ужас, всех жалко», - сначала. Потом стало «жалко, но не всех» - есть невинные жертвы, есть злодеи, которых надо… Что? Призывы к экстремизму и брань полились через край, а попытки вычистить ее из форумов воспринимались как цензура и прочее удушение свобод. Здравые мысли по поводу того, как бы надо наказывать лихачей за рулем - штрафы увеличивать или, к примеру, права у задержанных за рулем в пьяном виде отбирать на всю жизнь, - тонули в мрачном убеждении, что просвет для простого человека наступит лишь тогда, когда «передавят всех богатых». Некий «циник с мозгами» попытался было на одном из форумов призвать к спокойствию, но тут же получил ответ, что «циникам здесь не место, особенно с мозгами».

Однако это было лишь проявлением глубокого шока общества, который, как говорят психологи, надо выплеснуть из себя - не разбирая слов. И хорошо, что только словами - пусть злыми, грубыми, подчас несправедливыми - все обошлось. Душа попросила надежды, и люди нашли ее в добром деле - стихийно организовался сбор денег в помощь семье пострадавшего таксиста, у которого остались жена и маленький ребенок. Его коллега, которая оставила на одном из форумов свой телефон для связи, рассказала мне - звонков было много, народ спешил пожертвовать кто сколько может. Попытки покликушествовать еще возникали со стороны не вполне уравновешенных - например, пошли вдруг слухи, что жертва трагедии - молодая девушка - была беременна. Но это уже, скорее, относилось к области чистой фантазии - из таких сплетен рождаются всякие нелепые городские легенды. Не удивлюсь, если местные готы, которые черными столбиками дежурили на месте трагедии в первые дни, или кто-то еще и призраков увидят. Но в целом народ, осознав, что может хоть что-то в этой ситуации сделать своими силами, хоть что-то решить, с воодушевлением помогал пострадавшим, находя в этом выход эмоциям и чувствам.

Нам не хватает эмоций. Вроде бы жизнь в последнее время становится все более быстрой, полной и насыщенной. Это стало уже штампом - живи быстро, успей больше! Конкретного же наполнения у этого «быстро и больше» практически нет. Все поглощает суета, в которой тонут чувства, привязанности, желания. Собственно, нас потихоньку приучили стремиться к одному - к потребительскому комфорту. Быстрей и больше купи - вещей, ощущений, впечатлений. Только не купить тех впечатлений, которые нам действительно необходимы, - они душевной работы требуют: любовь и дружба, или способность чем-то пожертвовать для другого, или умение сопереживать. Нас приучили верить в то, что время сейчас другое - жесткое, не до сантиментов. И эмоция в нем осталась одна - деньги. Их ведь тоже можно любить…

Но времена не меняются. Вгоняя себя в эту нелепую душевную аскезу, говоря себе - никого не жалко, потому что меня никто не пожалел и не пожалеет, мы уродуем себя. Сознательно. И за очень сомнительный результат. А потому так остро переживаем ситуации, которые дают нам возможность ощутить себя живыми, настоящими людьми, а не кассовыми аппаратами.

- Я никого из них не знала, - сказала пожилая мурманчанка, принесшая цветы к месту аварии. - Но это же не важно - мы же все в одном городе живем!

И это, пожалуй, главные слова - мы все живем в одном городе. Нам так редко в последние годы удается почувствовать себя единым целым - городом, обществом, страной. Нам нужно пережить это чувство - общности, единения. Соборности - это слово почти забыто, а ведь оно, по словарю Ожегова, подразумевает именно то, к чему мы подсознательно тянемся - духовную общность многих совместно живущих людей. Пусть, к сожалению, пока нас по-настоящему тесно сплачивает общее горе, роднит сострадание. Будем еще и радоваться вместе. Научимся не терять это прекрасное ощущение в обычной жизни, по отношению к обычным людям - родным и чужим, которые окружают нас каждый день.

Юлия МАКШЕЕВА