Все-таки есть определенные преимущества в том, что город у нас северный и климат холодный. Не располагает Заполярье к ведению антиобщественного образа жизни… Некомфортно просить милостыню, примерзая к асфальту. Вот то ли дело столицы! Только зайдешь в метро, как следом залетает целая бригада ребятишек экзотической национальности, все разом, как по команде, становятся на колени и начинают ползти вдоль вагона, трогательно обнимая всех подряд за ноги и поливая эти ноги почти что натуральной слезой. У кого в такой момент рука не дернется за кошельком? А инвалиды, орущие дурным голосом любимые песни? А женщины с иконописным взглядом и вечным припевом «сами мы не местные»? А мелко трясущиеся алкоголики, по-собачьи преданно перегарящие в ухо безотказное волшебное слово «братан»? Такая галерея портретов, что хоть на выставку, хоть «Миллионера из трущоб» с местным колоритом снимай. В Мурманске для чумазых голопузых детей холодно. Но зато если одеться, как на зимнюю рыбалку, закрутиться в десять слоев теплых и грязных тряпок, то очень даже можно и холодным мурманским летом, и зимой попрошайничать. И ведь уже начали земляки побираться, да как активно! И что же делать, когда тебе под ноги эдакий комок грязи с человеческой ладошкой метнется?

Подавать или не подавать? Этот вопрос каждый решает для себя сам. Частенько этот вопрос решает не разум, а спинной мозг. Перед носом, как метроном, раскачивается не очень чистая рука и прямо в подсознание на ультразвуке транслируется жалобное «пааадааатииии!». Естественное желание в такой ситуации - сунуть в эту руку первое, что в кармане попадется и отвязаться поскорее. Но давайте не будем сразу поддаваться уличному гипнозу, а подумаем - кому это нужно? Если явление существует, да что там существует, процветает, видимо, в нем заинтересованы все участники - и берущие, и дающие?

Сначала разберемся с этими так называемыми нищими. Кто это у нас так жалобно скачет по улицам, особенно перед дорогими магазинами и кафе? Нищие, сирые, убогие, божьи люди, голь перекатная? Как правило, нет! Попрошайка и нищий - вовсе не одно и то же. Вот вам невыдуманный примерчик из жизни. Благополучная семья, бабушка живет в отдельной квартире, накормлена, одета, телевизор имеется - пенсия капает, дети помогают… Но поди ж ты - скучно старушке! И вот надевает она на себя что-то вроде мешка из-под картошки и идет побираться. Не ради денег, не от нищеты, а почему? Со сложными мотивами такого поведения пусть разбираются психологи… А между тем детям ее каждый знакомый-встречный-поперечный выговаривает: «Что ж вы бабушку-то совсем забросили, даже на хлебушек ей не даете, и не стыдно вам?» Дети, окончательно взбесившись, бабульку изловили и посадили под замок (с усиленным питанием, разумеется). Так вот, она, не выдержав и пару дней, дабы вновь приступить к любимому развлечению, исхитрилась тайком вылезти на улицу со второго этажа через окно по водосточной трубе, и это в семьдесят с чем-то там лет…

Очень часто можно наблюдать, как побираются совершенно здоровые, трудоспособные, нормально одетые люди. Новинка последних лет - побирающаяся молодежь студенческого возраста. Эти даже не утруждают себя изобретением душещипательной истории, просто канючат - дай денег, не хватает на билет, срочно надо, дай на пиво, дай десятку, дай, дай, дай… И в то же время я знаю множество примеров, когда люди, действительно попавшие в тяжелую ситуацию, не то что не опускаются до попрошайничества, но и гордо отвергают безвозмездную помощь - «спасибо, мы сами выкрутимся».

Не хочу сказать, что мы живем в эпоху тотального социального благополучия, но давайте признаемся честно - сейчас мы живем в один из наиболее спокойных периодов в истории России. От голода вроде бы никто не умирает, кору с деревьев не едят, каннибализмом не занимаются. Более того, гости из менее благополучных стран эшелонами прибывают в Россию, чтобы здесь работать и зарабатывать. И тот, кто хочет, несмотря на все кризисы, всегда найдет, куда приложить свои силы. В современных экономических условиях можно честно работать. А можно жить на разные халявные средства - строить финансовые пирамиды, заниматься спекуляциями на финансовом рынке или вот попрошайничать, например. То есть попрошайничество для современных попрошаек - вовсе не единственно возможная попытка выжить, а скорее наиболее удобная в силу глубокой личной распущенности форма получения прибыли.

Ну, с теми, кто берет, думаю, все ясно. А теперь самое неприятное - о тех, кто дает. Рассмотрим попрошайничество в виде самой что ни на есть примитивной экономической модели. Они берут у нас деньги, мы им платим. Платим за какую-то услугу, видимо? А за какую? Так вот, мы покупаем у них иллюзию того, что сделали доброе дело. Эрзац-благодарность за нашу имитацию человеческого участия и милосердия.. Точно так же, как в средние века покупали индульгенции, якобы прощающие любые грехи, мы покупаем немного успокоения для совести. Но от совести десяткой не откупишься.

Давайте будем последовательными! Если мы такие все из себя милосердные самаритяне, то чего мелочью откупаемся? Давайте доводить дело до конца! Поднимайте это тело с земли, спросите, как его зовут, приведите домой, накормите, отмойте, на работу устройте… Только вот, скорее всего, сбежит от вас и от всех ваших благодеяний это тело за первым же поворотом. Потому что не любовь и забота им нужна, а ваши деньги. На бутылку и на пожрать.

В общем, конвейер запущен. Одни добывают деньги на иллюзию счастья в форме алкогольного бреда, другие покупают виртуальное псевдоочищение души. Спрос рождает предложение. Попрошайки существуют, потому что мы голосуем за них рублем. А настоящей христианской любовью здесь и не пахнет. Подаете? Чего ради?

Василий РЯБКОВ