Да, пролетит - в будущем мае. И примет тем самым участие в параде, посвященном 65-летию Победы. А сегодня найденный на Мурмане и восстановленный по инициативе Северо-Западного социологического научно-исследовательского центра «Социум» самолетик По-2, крылатый рядовой великой войны, доказывает, что есть еще порох в пороховницах, гостям и участникам Московского авиационно-космического салона. Все это стало поводом к разговору с Валерием МАРАРИЦЕЙ, руководителем «Социума», а также Мурманского отделения национальной коллекции летающих раритетов «Крылатая память Победы».

- Наш По-2 будет над Красной площадью - это можно расценивать как результат вашей работы. А с чего все начиналось?

- Начиналось еще в 1991 году. Я был тогда депутатом Мурманского областного совета. Повстречался с представителями фирмы Сикорского. Они говорят: «У вас тут самолеты лежат. Давайте их реставрировать!» И я тогда официально продал им три самолета. Все они сейчас летают. Это были самолеты, останки которых мы разыскали в сопках - Ил-2, «харрикейн» и английский бомбардировщик. Решением облсовета они были объявлены собственностью жителей Мурманской области - оно до сих пор действует. Мы их продали и получили для «Социума» компьютер, а для области - детское отделение урологии. Поднимали самолеты общими усилиями - совместно с поисковиками и военными… Официально это в нашей области было сделано впервые. Кое-кто не понимал сути, меня обвиняли тогда едва ли не в продаже Родины, но время все ставит на свои места. Я оказался прав: те самолеты летают. Неважно где - в Англии, Америке, Франции, но летают! Один из восстановленных нами Ил-2 стал первым отечественным самолетом, который оказался в одном из музеев Соединенных Штатов. Он, правда, не летает - статический экспонат…

- А сколько сейчас в России таких восстановленных крылатых раритетов?

- У нас есть четыре действующих самолета, пятнадцать находятся в работе. Степень их сохранности была разной. Иногда находили лишь отдельные фрагменты и детали, а иногда почти целый экземпляр. Через мои руки за эти годы прошло более двадцати самолетов. В середине девяностых мы однажды подняли из озера в Печенгском районе абсолютно целый «мессершмит». Последним почти три года назад подняли «харрикейн» под Полярным. Уникальный экземпляр! Он был подарен ВВС Великобритании командующему авиацией Северного флота генерал-майору Кузнецову. Единственный подобный случай за всю войну! На нем летал и командующий, и другие летчики. В последнем бою у этого самолета пробили бак. Пилот не дотянул до Полярного пять километров, сел на озеро. Провалился под лед, ушел на глубину 29 метров. Мы его обнаружили и подняли. Сейчас его восстановление стоит более четырех миллионов долларов, и, конечно, таких денег нам пока не раздобыть… В 1992-м нашли английский бомбардировщик, одну из тех машин, которые в 1943 году англичане перегоняли по ленд-лизу в Советский Союз. Установили имена членов экипажа. Позже в Англии удалось найти двух сыновей одного из пилотов.

Мы, кстати, отыскали в Североморске женщину, которая воевала на По-2. Привезли на аэродром, выкатили наш самолет из ангара. Как она плакала! Фюзеляж поцеловала, говорит: «Все то же самое!» Вера Поликарповна Кириллова - она умерла уже, к сожалению… Она, кстати, на своем По-2 принимала участие в Параде Победы 1945 года - самолеты изобразили в небе слово «Сталин», и ее машина была как бы точкой после него.

- А на Западе сколько таких летающих раритетов?

- Только частных авиационных музеев - сотни. У одного моего друга есть такой музей - несколько самолетов. Взлетная полоса, ангар: пришел - покатался, взлетел - прилетел. А знаменитый музей Питера Даймонда! Более сорока летающих машин, огромное хозяйство: ангары, топливное и обслуживающее оборудование, механики… Но он миллионер, может себе это позволить.

- У нас есть такие музеи?

- Есть у Вадима Задорожного в Москве. Он тоже миллионер - занимается производством косметики и создал первый российский частный авиационный музей. Там пять или шесть самолетов, два из них летают. Есть коллекционер в Питере, владелец истребителя И-153. Но самолет он содержит в Швейцарии. Потому что здесь его на аэродромах буквально раздевают: обслуживание стоит огромных денег, в Швейцарии оно обходится дешевле… А мы пытаемся о патриотизме говорить. Государство! Дайте аэродромы, площадки, ангары - там людей будет, уверяю вас, не протолкнуться. Это же можно и нужно использовать для воспитания молодежи. Ведь когда на 60-летие Победы мы выставили наш По-2 в Мурманске на стадионе «Строитель», папы и мамы с детьми в очереди стояли, только чтобы сфотографироваться рядом с легендарной машиной!

- А сколько стоит восстановление такого самолета, как По-2, до полетного состояния?

- 120-150 тысяч долларов… Если бы мы его продавали куда-нибудь в Англию, он стоил бы значительно дороже.

- Вы вот рассказывали про миллионеров - их и наших, а у вас-то откуда на все это удовольствие деньги находятся?

- Не воруем, не волнуйтесь. Что-то зарабатываем, что-то просим. Это совместный труд многих людей. Бывший губернатор Юрий Евдокимов, кстати, очень активно помогал, с большим пониманием относился к нашей работе. Средства приходят из разных источников.

- Расскажите о проекте «Крылатая память Победы», как возникла идея его создания?

- Проекту воссоздания летающих раритетов уже несколько лет, и наш По-2 вошел в коллекцию под номером один. Самолет летал на авиационных шоу в подмосковных Монине и Жуковском. Идея создания коллекции была моя. Чтобы обосновать, что она нужна стране, нам пришлось очень нелегко. «Какой раритет! Да вы что?! Какая ценность, какая история - о чем вы говорите?» - такой нередко была первая реакция на мое предложение. Причем коллекция - это же не просто привел самолет, как лошадку в стойло: у каждого есть свой собственник. Но если мы организуем полеты, какое-то шоу, то все съезжаются вместе. А тут и страховка необходима, и специальный бензин - его производят вручную: кустарное производство… Для своего По-2 мы бензин, особую смесь, делаем сами. Тоже все непросто - сжатый воздух для этого нужен.

Ладно бензин - главная проблема в другом: ведь были сожжены все технологические чертежи По-2. Чертежей самолета, выпущенного тиражом 40 тысяч экземпляров, не осталось! Нигде. И знаменитого штурмовика Ил-2 - первой модели, той, что с деревянным хвостом, чертежей нет. Даже в КБ Ильюшина, где его родили! Пришлось воссоздавать их по фрагментам самолетов. Это жуткий факт. В любой стране мира такая документация хранится сотни лет, а у нас - вот так… Поэтому мы, по существу, восстанавливаем самолеты с нуля. По-2, И-15, И-153-бис, ДИТ (двухместный истребитель тренировочный), на котором летал сын Сталина Василий…

Сейчас пытаемся договориться об аэродроме в Сафонове, принадлежащем Министерству обороны. Там ведь разруха полная. Просим: отдайте! Мы там сделаем реставрационную базу. Построим ангар, где будем содержать самолет: реставрировать и хранить. И летать. Эта идея нашла понимание в Минобороны и правительстве страны. Решено создать подобные базы в Мурманской и Новосибирской областях, на Дальнем Востоке, в Москве и Питере… Мы назвали два места - Сафоново и Кола. С развитием нефтегазовой отрасли взлетные площадки региону все равно понадобятся. Перспектива здесь, как мне представляется, на годы вперед.

Те четыре действующих самолета, что у нас есть, уже летают на авиасалоне МАКС, который проходит сейчас в подмосковном Жуковском. Президент Дмитрий Медведев после беседы с внуком Чкалова принял решение, что 9 мая 2010 года наши «летающие легенды» пролетят над Красной площадью. Будут участвовать в параде. Наш, мурманский, По-2 - над Красной площадью, представляете?!

- Помимо участия в МАКСе, что в ближайших планах авиареставраторов?

- Намечены две экспедиции. Есть немецкий самолет, который находится в болоте, и наш - в озере, на глубине метров в шесть. Нужны деньги на подъем. Но сейчас кризис, никто не дает. Хотя кризис, конечно, как говаривал персонаж Булгакова, в головах… Ведем переговоры с двумя банками - нашим и норвежским. Они проявили интерес, однако пока думают. Боюсь пока об этом говорить; когда появится результат, тогда можно будет вернуться к этому разговору…

- Каким в целом видится вам будущее проекта «Крылатая память Победы»?

- Первый этап мы прошли, пора бы браться за второй. Но нужно, чтобы к этому делу подтянулись и коммерсанты, и военные, и главы администраций. Если власть останется равнодушна, ничего не получится… К сожалению. Понятно, что у власти сейчас забот и без нас хватает, и все-таки мы рассчитываем на поддержку. То, что сегодня еще можно спасти, вернуть людям, завтра окажется утрачено безвозвратно. Чертовски хочется продолжить начатое. Ведь пятнадцать проектов в работе!

Фото:
Наш По-2 над аравийской пустыней.
Фото:
На авиашоу в Саудовской Аравии. 2009 г.
Дмитрий КОРЖОВ