Рассказав о Франклине Рузвельте и Уинстоне Черчилле, было бы несправедливо обойти вниманием Иосифа Сталина. Как бы мы сейчас его ни оценивали, но он являлся руководителем великого государства, одним из лидеров антифашистской борьбы, виднейшим мировым политиком. При этом необходимо особо подчеркнуть, что ни в одном историческом труде о Сталине нет упоминания о тех проблемах Кольского Севера, которыми он занимался.

Он Русский Север знал неплохо

Русский Север Сталин знал сравнительно неплохо: отбывал ссылку в Сольвычегодске (Архангельская губерния); накануне революции 1917 года был на поселении еще севернее - в Туруханском крае. В начале Гражданской войны ему по поручению Ленина приходилось заниматься проблемами обороны Мурмана. Да и в 20-е годы, будучи Генеральным секретарем ЦК ВКП(б), Сталин не стоял в стороне от проблем Кольского Севера, особенно после того, как в Ленинграде стал вершить дела человек «своей команды» Киров (с 1926 года).

Первая пятилетка положила начало как индустриализации СССР, так и перевооружению Красной Армии и флота. Как пишет в своей монографии «Сталин и арктический щит» историк Юрий Жуков, уже в 1931-м Сталин одобрил «Программу строительства военно-морского флота», рассчитанную на все тридцатые годы. В ней была поставлена боевая задача: «…удержание Мурманска, недопущение противника в Белое море и действие подлодками на основных коммуникациях противника».

Решающую роль в укреплении обороноспособности Мурмана сыграла записка Сталина «Об охране северного побережья». При его непосредственном участии 15 апреля 1933 года комиссия обороны утвердила «Перечень мероприятий для обеспечения перевода военных судов из Балтийского моря в Белое море». А двумя днями ранее новое соединение морских сил республики, по своему боевому составу названное пока Северной военной флотилией, получило и руководство. Командующим и военным комиссаром флотилии стал Захар Закупнев.

Северная флотилия теперь могла выполнять боевые задачи. Охранять если не всю акваторию Баренцева моря, то хотя бы подходы к Мурманскому побережью и горлу Белого моря. К тому времени было определено и место для военно-морской базы.

Так написано в 2008 году у Жукова, но в книге почему-то упущен факт приезда Сталина на Кольский полуостров в июле 1933-го.

В поездке Ленинград - трасса Беломорско-Балтийского канала - Кандалакша - Мурманск генсека сопровождали Киров и Ворошилов, а на Кольском полуострове - первый секретарь окружкома ВКП(б) Абрам Абрамов и председатель окрисполкома Петр Горбунов.

Никаких воспоминаний главные участники того правительственного визита не оставили, что касается мурманских участников вояжа (Абрамова и Горбунова), то они были репрессированы в 1937 году. Но капитан буксира «Буревестник» Андрей Чухчин рассказал о поездке в статье «Незабываемый рейс».

Буксир дошел до Сеть-Наволока, и был кратковременный заход в Екатерининскую гавань. Эпизод пребывания Сталина в Полярном отражен в биографической хронике вождя. В одной из статей первого тома Кольской энциклопедии также рассказывается об этом событии.

В 2009 году память о приезде Сталина на Север была восстановлена - в Полярном установили новую мемориальную доску с текстом: «Здесь был 22 июля 1933 г. основатель и создатель Северного флота великий Сталин».

В течение нескольких часов «прогулки» по Кольскому заливу решались основные и принципиальные вопросы военно-политического и хозяйственно-экономического развития Мурмана. На краю земли, на территории ранее безоружного и политически нейтрального северо-западного уголка Союза ССР было решено создать укрепленный плацдарм с мощным военным флотом, береговой базой, авиацией и сухопутными гарнизонами. Северный флот должен был прикрыть Советское государство как от фашизма Гитлера, только что пришедшего к власти в Германии, так и от посягательства стран западной демократии в лице Англии, США, Франции.

…На обратном пути в Мурманск на «Буревестнике» обсуждались и мирные проблемы: о форсировании строительства гидростанций на Ниве и Туломе, об электрификации северного участка железной дороги, о финансировании геологоразведочных работ и освоении новых видов полезных ископаемых (никель, медь, редкоземельные элементы, железная руда), о строительстве судоремонтного завода.

В центральных газетах 26 июля 1933-го появилась краткая информация об этом визите.

В том же году «Правда» в № 287 опубликовала поздравление вождя, связанное с Кольским краем: «17 октября 1933 г. И. В. Сталин, В. М. Молотов, К. Е. Ворошилов и Л. М. Каганович поздравляют работников советской подводной техники - эпроновцев с успешным подъемом с морского дна в Арктике ледокола «Садко».

Важно еще раз отметить, что эта кратковременная поездка, а затем осмотр бухт и побережий Кольского залива были напрямую связаны с укреплением обороноспособности северо-западных рубежей СССР (создавался Северный военно-морской флот, укреплялась граница с Финляндией). Но это по сути дела последнее «турне» великого вождя по стране было связано и с международной политикой - в Германии пришли к власти фашисты во главе с Адольфом Гитлером, который давно уже твердил о необходимости расширения жизненного пространства.

Репрессии на флоте

Возвращаясь к монографии Жукова, хочется отметить, что как-то необычно им трактуются репрессии на Северном флоте в 1937-1938 годах.

В интерпретации историка, по указанию Сталина как члена Комитета обороны СССР в мае 1938 года в Полярный прибыл тогдашний нарком ВМФ Петр Смирнов. «Нарком вынужден был принять самые жесткие меры: арестовать 33 командира, а 13 уволить, снять с командования Северным флотом К. И. Душенова, заменив его капитаном 1-го ранга В. П. Дроздом, только что вернувшимся из Испании, приобретшим там боевой опыт как советник республиканских ВМС. Кроме того, П. А. Смирнов обратился в Комитет обороны с просьбой усилить Северный флот».

Комитет откликнулся немедленно мероприятиями по усилению флота. А 28 июля Политбюро приняло еще одно, более простое для исполнения решение: «Для усиления обороноспособности Мурманска и надежного прикрытия базы Северного морского флота разрешить наркомату обороны сформировать в 1939 году в районе Мурманска 104-ю особую горно-стрелковую дивизию». Тем же решением и в те же сроки предусматривалось размещение на Кольском полуострове двух полков ВВС - истребительного и бомбардировочного.

Что касается сухопутной и авиационной составляющих этих мероприятий, то тут все правильно, а вот относительно ареста и увольнения 33 военных моряков нужно уточнить. Это была не просто административно-командная мера наказания, а политическая акция Политбюро ЦК ВКП(б) и НКВД. Командный состав Северного флота обвинили в государственных преступлениях и всех «заговорщиков» во главе с Душеновым репрессировали по 58-й статье. Подробнее об этом рассказано в моей книге

«ГУЛАГ на Мурмане».

Роковая ошибка вождя

1939-й - год начала Второй мировой войны, продолжавшейся шесть лет и унесшей 50 миллионов (а по последней информации даже 80 миллионов) человеческих жизней. В СССР он начался эйфорией соревнования в честь очередного, восемнадцатого, съезда партии большевиков.

В день открытия съезда - 23 февраля - была сделана первая промышленная плавка на комбинате «Североникель» и в Москву отправлен первый слиток заполярного никеля. Отныне танковая броня становилась действительно крепкой (никель шел в качестве добавки при выплавке специальной броневой стали). Об очередных трудовых победах рапортовали и строители Кандалакшского алюминиевого завода.

На XVIII съезде ВКП(б) вновь напомнили о себе Сталину рыбаки Мурманска. Выступая с приветствием, капитан траулера Андрей Стрельбицкий заверил, что экипажи рыболовных судов ощущают приближение войны и готовы в любой момент выступить на защиту морских рубежей СССР. Об этом же говорил на съезде и Иван Папанин.

Но ни Стрельбицкий, ни Папанин не знали, в каком состоянии находился Северный флот, каковы береговая оборона Кольского полуострова, пограничные посты и полки стрелковой дивизии.

А международная обстановка продолжала усложняться, и именно в 1939-м Сталин совершил роковую ошибку - стал искать пути сближения с Гитлером, а не с Англией и Францией. Но это произойдет чуть позже, а весной и летом он предложил усилить сухопутные силы, дислоцированные на Кольском полуострове. В марте был создан Мурманский пограничный округ. Чтобы разместить возросший численно в два раза Северный флот, Политбюро 20 июля утвердило готовившееся более года в НК ВМФ и Комитете обороны постановление «О строительстве морской базы Ваенга на Северном театре».

…Пакт о ненападении (23 августа 1939 года), а также договор Германии и СССР о дружбе и границе (28 сентября того же года) отразились на ситуации в Заполярье. Гитлеровская Германия из потенциального врага номер один сразу официально превратилась в дружественную державу. В Мурманске в связи с началом Второй мировой войны укрылся от британских ВМС немецкий лайнер «Бремен». Осенью в Кольском заливе спасалось более тридцати германских судов.

В районе Западной Лицы немцам предоставили территорию для военно-морской базы. Причем решался этот вопрос на самом высоком государственном уровне. Форсировалось строительство береговых батарей на острове Моржовец в горле Белого моря и у селения Поной на западном побережье Кольского полуострова. Они должны были в случае начала войны не допускать подхода вражеских кораблей к Молотовску и Архангельску.

Срочно вооружили несколько траулеров и буксиров, а также пароход «Профсоюз» наркомата морского флота, приписанные к Мурманску и Архангельску.

Эти меры дополнили еще и такими, которые свидетельствовали о фактическом введении на Севере СССР военного положения. Первой из них стало решение Политбюро от 17 сентября «Об объявлении запретной зоны для плавания иностранных судов в горле Белого моря». 25 октября последовало еще одно правительственное решение - «О режиме в Кольском заливе», в результате был закрыт «проход в Кольский залив для всех иностранных граждан и тем более военных судов».

И только спустя несколько десятилетий стал ясен сговор Гитлера и Сталина о совместной политике в Северной Европе. Оказывается, тогда обсуждались три пункта для размещения немецкой военно-морской базы - Териберка, Мурманск, Западная Лица. Выбор пал на Западную Лицу, и держалось все это в строжайшей тайне.

В общем, 1939-й был «горячим» годом: шел раздел сфер влияния, строились далеко идущие планы, форсировалось развитие военной промышленности. Контролировал всю эту многогранную работу сам Сталин. На Кольский полуостров были посланы армейские сухопутные, а потом и авиационные силы. И тут уже проглядывали не только оборонительные, но и наступательные тенденции и настроения.

21 декабря 1939 года Иосифу Виссарионовичу исполнилось шестьдесят лет. Весь мир приветствовал советского руководителя. В газетах было напечатано и послание нового сталинского «друга» - Адольфа Гитлера.

(Продолжение следует.)

Алексей КИСЕЛЕВ