Введенская: О проблемах, которые мы сегодня обсуждаем, правомерно говорил в обращении к Федеральному Собранию президент России. О том, что необходимо законодательно ужесточить ответственность за затягивание рассмотрения гражданских дел, за неисполнение судебных решений, обеспечить открытость судебной системы. Надо сократить сроки рассмотрения дел, ввести дополнительные меры ответственности, возмещать ущерб при нарушении прав граждан на судопроизводство в разумные сроки.

Большинство положительных решений Европейского суда по правам человека в отношении россиян приняты именно по причине несвоевременного исполнения судебных актов. Например, 15 января 2009 г. Евросуд вынес постановление по делу инвалида-чернобыльца. В нем, в частности, говорится, что в России сложилась практика, не совместимая с Конвенцией по правам человека. Судебные решения не исполняются, у потерпевших отсутствуют эффективные средства правовой защиты внутри государства.

Мало того, в соответствии со статьей 44 Конвенции, Европейский суд обязал Россию в течение шести месяцев от вступления в силу постановления установить эффективное внутреннее средство или комплекс средств правовой защиты. Необходимо обеспечить полное восстановление нарушенных прав человека. Только за последние 15 месяцев (данные по апрель 2009) Российская Федерация, выполняя решения Евросуда, заплатила свыше 400 миллионов рублей россиянам за неисполнение судебных решений.

Кузнецов: Как практик скажу, что я не видел еще ни одного судебного решения, вынесенного на территории Российской Федерации, в котором бы была ссылка на нормы международного права и Конвенции. Хотелось бы, конечно, чтобы эти нормативные акты наконец заработали и у нас.

Введенская: Что, по вашему мнению, мешает российской правовой системе приблизиться к общеевропейским стандартам? И почему после постановления Европейского суда работа по делам о неисполнении решений местных судов не приводит к сокращению типичных жалоб?

Кузнецов: В июле этого года к нам в Мурманск приезжали эксперты Совета Европы, эксперты Европейского суда. Они действительно говорили о том, что довольно много случаев обращений россиян, связанных с неисполнением решений судов. Большинство жалоб от граждан нашей страны, как правило, там выигрываются. Что касается статистики по Мурманской области, то на настоящий момент нет информации о том, сколько северян обращались в Евросуд по обсуждаемой проблеме.

Введенская: А в чем же причина неисполнения решений судов?

Кузнецов: Мне кажется, приставы просто перегружены делами. К нам, адвокатам, обращается много граждан, недовольных их работой. Но когда начинаешь обращаться к руководству ФССП, работа возобновляется: делаются запросы, производятся розыскные действия. А так нередко дело ограничивается возбуждением исполнительного производства, и все.

Ширяев: То есть вы считаете, что, когда граждане пишут на нас жалобы, только тогда мы и работаем? А как же быть с тем, что 50 процентов с лишним от общего числа исполнительных листов выполнено?

Кузнецов: Я основываюсь на обращениях людей к адвокатам. Я не говорю о работе всех приставов.

Публикацию подготовили Людмила ЛОПАТКО, Ольга НУРЕЕВА, Татьяна ВАСИЛЬЕВСКАЯ