Могла ли предположить Надежда Рулева, каким кошмаром обернется для них с дочерью-инвалидом переезд на новое место жительства, в дом 28в на проспекте Кирова… Вроде и район тихий, и дворик уютный, весь в зелени, и даже опорный пункт милиции - рукой подать.

Подыскивая жилье, мы обычно смотрим на то, в каком состоянии квартира, на каком этаже, на доступность транспорта. И редко кто интересуется, какие соседи тебе достанутся. Хотя, с другой стороны, эта информация относительна: сегодня одни люди живут с тобой рядом, а завтра, глядишь, на смену им вселились другие.

Впрочем, и те, кто проживает в этом доме на Кирова с незапамятных времен, не предполагали, что две сестрички из злополучной 47-й квартиры, Марина и Татьяна, которых соседи помнят еще послушными пионерками, могут превратиться в пьющих особ. Им стакан водки стал дороже родных детей.

Шли годы, Таня вышла замуж и ушла из дома. Хозяйкой квартиры стала Марина. Пристрастилась к выпивке, не работала, двоих детей вынуждены были забрать в детдом. Квартира со временем превратилась в настоящий притон, где собирались пьяницы со всего района и разного рода темные личности. Крики, драки, шум круглые сутки… Соседи то и дело вынуждены были звонить в милицию.

Сегодня квартира находится в ужасающем антисанитарном состоянии. А четыре года назад там случился пожар, хорошо, что пожарные вовремя подоспели. С тех пор жильцы дома, а среди них немало пожилых и больных людей, живут в постоянном страхе. Квартиры у многих приватизированы, и случись что, люди останутся без жилья - попробуй по нынешним ценам купить новое!

В 47-й отключены газ и свет, но к электричеству «умельцы» как-то сами подключились. Об этом свидетельствует громкая музыка, которая несется и днем, и вечером по всем этажам. Давно уже разбита сантехника, и фекалии вместе с мусором летят в окно.

Как утверждают в ЖЭУ-3 Октябрьского округа, задолженность за квартиру у Михайловой перевалила за 250 тысяч. На квиточках, которые высыпаются из почтового ящика и валяются на полу, можно прочитать, что за газ долг около 9 тысяч, за воду - примерно 50 тысяч рублей. Недавно с непутевой хозяйкой пытались встретиться судебные приставы. Потоптались у дверей, покурили и ни с чем ушли. Домофон-то у Марины не работает, звонка нет, а доступ в квартиру перекрывает добротная металлическая дверь.

Как оказалось, ее поставил недавно для любимой, надо понимать, свояченицы муж ее сестры - Седов. Этим летом родственники продали свою квартиру на улице Генералова и перебралась к Марине на Кирова, 28в. Так с тех пор и живут вместе. Металлическую дверь поставили после того, как соседи в очередной раз вызвали милицию, устав от громких звуков мощного музыкального синтезатора, которым «баловался» по ночам Седов. С ним в РОВД побеседовали, утром отпустили. После чего он сделал вывод, что греметь может только в определенное время, но на всякий случай забаррикадировался новой дверью.

Старшую дочь Седовых недавно забрала бабушка, которая пытается с помощью комиссии по делам несовершеннолетних лишить их родительских прав и установить опеку над внучкой. Дело находится сейчас в Первомайском суде, где уже установлено, что девочка в семье подвергалась жестокому обращению. Свои синяки в школе она объясняла тем, что «играла с братиком»… Горе-родителям предъявлено обвинение по двум статьям Уголовного кодекса РФ. Мальчик пока находится в приюте.

- Почему же за столько лет не встал вопрос о выселении Марины Михайловой? - спросила я соседей.

- К участковому инспектору обращаемся постоянно, но нас всякий раз уверяют, что сделать ничего невозможно, потому что в квартире прописаны дети Михайловой. И когда они станут совершеннолетними, то поселятся здесь. Не понимаем, как такой женщине можно доверить детей, она же им жизнь угробит! Да и Михайлова заявляет, что выселить ее нельзя, закон на ее стороне.

Интересно, что такой же ответ я получила, обратившись в опорный пункт.

- Не можем мы ее выселить, квартира приватизирована и дети прописаны.

По моей просьбе в Мурманском городском комитете по образованию навели справки, и оказалось, что 19-летний сын Марины на правах сироты (ведь мать, напомним, была лишена родительских прав) уже получил жилье от города. Девочка же, которой исполнилось 18, состоит на учете на предоставление квартиры, а пока живет в детдоме.

Почему милиция не располагает такими сведениями - непонятно. К тому же и Жилищный кодекс РФ позволяет по суду выселить собственника, который систематически не платит за жилье, имеет большую задолженность, нарушает права и законные интересы соседей и бесхозяйственно обращается с жилым помещением. В милиции попытались «перевести стрелки» на соседей, мол, нужны письменные обращения.

- Сколько можно писать? - возмутились Надежда Рулева и Иван Непейвода. - У нас есть даже ответ из УВД по Мурманской области, в котором написано: «Для решения вопроса о выселении жильцов указанной квартиры из занимаемой жилплощади в МРИВЦ направлены соответствующие материалы». После этого прошло уже два года, сил больше нет терпеть пьяниц и дебоширов.

А Иван Васильевич в сердцах добавил:

- Несколько месяцев назад в 47-й квартире поселились Седовы. Фактически посторонние люди, поскольку здесь не зарегистрированы. Они не работают, угрожают соседям физической расправой… И никто не принимает мер для их выселения! Ведь никакие предупреждения на них не действуют. А каково нам жить рядом с этим вертепом? Когда нас кто-нибудь услышит?

И правда, когда? Проще, конечно же, проводить конкурсы среди законопослушных плательщиков, говорить о многомиллионных долгах горожан, чем применить закон к тем, кто давно это заслужил.

Людмила ЛОПАТКО