- Вы только правильно поймите: не домашний арест, а ограничение свободы! Это два совершенно разных юридических термина, - такими словами встретила журналистов, прибывших вчера на брифинг, пресс-секретарь областного управления Федеральной службы исполнения наказаний Ольга Столярова. Речь шла о новом законе, который вступил в действие 10 января и внес ряд изменений в Уголовный и Уголовно-исполнительный кодексы РФ. В результате список наказаний пополнился еще одним: ограничением свободы. Именно его многие российские СМИ ошибочно окрестили «домашним арестом». А между тем «домашний арест» и «ограничение свободы» - абсолютно различные понятия.

- Домашний арест - это мера пресечения, которая может применяться в отношении подозреваемого и обвиняемого во время предварительного следствия. То есть до суда, - пояснила начальник отдела по руководству уголовно-исполнительными инспекциями УФСИНа Тамара Кочановская. - А ограничение свободы - это вид наказания, которое выносится подсудимому после признания его виновным.

Новая санкция может назначаться на срок от двух месяцев до четырех лет за преступления небольшой и средней тяжести (в качестве основного наказания), а также от шести месяцев до двух лет - как дополнительное наказание. Примечательно, что ограничение свободы не распространяется на военных, иностранцев, апатридов (лиц, не имеющих гражданства) и тех, кто не располагает постоянным местом проживания на территории Российской Федерации.

- Хочу отметить, что ограничение свободы отнюдь не должно вызывать у осужденного чувства безнаказанности, - заявила Тамара Кочановская. - Ведь суд может отменить либо дополнить ранее установленное наказание. Так, за злостное нарушение режима осужденным ограничение свободы может быть заменено на лишение свободы из расчета один день заключения - за два дня ограничения. Соответственно за примерное поведение и хорошее отношение к труду ограниченный в свободе человек может получить, как сейчас модно говорить, «бонусы» от уголовно-исполнительной инспекции. Речь идет, к примеру, о таких поощрительных мерах, как разрешения уезжать на выходные, праздники и в отпуск.

Контролировать местонахождение осужденных будут специальные электронные браслеты. Эксперимент с их использованием в настоящий момент проводится в Воронеже.

- В целом результаты неплохие, - сообщила руководитель уголовно-исполнительных инспекций. - Но есть и отрицательные моменты. Передача информации идет через телефонную линию в квартирах осужденных. И родственники часто жалуются, что она постоянно занята, в результате до них никто не может дозвониться.

В Мурманской области таких браслетов еще нет. Однако в УФСИНе готовы к работе с земляками, которым ограничат свободу. Единственное, что смущает, так это нагрузка, что ляжет на плечи сотрудников инспекций. Их в Мурманской области 16, и служит там всего 53 человека. В среднем нагрузка на одного - восемьдесят осужденных. И в наступившем году, как огорчили мурманских уфсиновцев в их главке, штаты увеличивать не планируется.

Сергей БЕРДНИКОВ