Вечером она пошла к участковому. «Поговорите с матерью, может, хоть вас послушает! Сил моих нет, каждый вечер пьянки, перед людьми стыдно!» - нервы женщины были на пределе. У нестарой еще матери-пенсионерки - вторая молодость, что ни вечер, в квартиру, где она жила вместе с дочерью, заявлялся новый поклонник, да не с пустыми руками. Водка лилась рекой. Потом скандалы, мордобой, битье посуды... Поговорить с родительницей начистоту не удавалось - та всякий раз успевала заложить за воротник, и разговор по душам превращался в очередной скандал. Да и вообще они давно забыли, как это - слышать друг друга.

Отчаявшись разменять крошечное жилье или урезонить родительницу, женщина скрепя сердце решилась заявить на нее в милицию. Пара визитов участкового - и авось на какое-то время кавалеры забудут дорогу в их квартиру. Человек в погонах выслушал, пообещал прийти с утра. Обнадеженная дочь отправилась домой, но с порога вновь ввязалась в перебранку с набравшейся мамашей. Градус ссоры повышался, посыпались взаимные оскорбления. В тот вечер самые близкие люди, к сожалению, давно возненавидевшие друг друга, словно решили высказать обиды, накопившиеся за всю жизнь... Она плохо помнила, как в руках оказался нож. Схватила что подвернулось. Потом, в реанимации, мать жила еще несколько часов, но спасти ее врачам не удалось, слишком сильным и точным оказался удар.

Последняя рюмка

А вот другая история. Веселая компания гуляла так, что за неделю, пока длился запой, никто не обратил внимания, что у мужчины пробито легкое - сожительница спьяну ткнула не то ножом, не то шампуром для шашлыка. Заметили это лишь врачи «скорой помощи». Впрочем, роковую роль сыграло не опасное ранение, а все та же водка. За два дня, проведенные в больнице, мужчину не смогли привести в чувство, принятая доза алкоголя оказалась губительной.

Таинство смерти, превратившееся в фарс, судьба, укладывающаяся в строчки криминальной сводки. Бессмысленность этих страданий и смертей поражает порой даже бывалых оперативников.

Мать с дочерью пили вместе. Вдруг дочери показалась обидной реплика мамаши, схватив за горлышко разбитую бутылку, она недолго думая ткнула родительницу в глаз.

Пара взрослых мужчин - не озверевших малолеток - забили третьего подлокотником от кресла. Тело выволокли в подъезд да там и бросили.

А вот и вовсе дикий случай, тоже мурманский. Ночью в Ленинском округе милиционеры остановили двоих, тащивших... верхнюю половину человеческого тела. Целиком труп, видно, показался слишком тяжелым, поэтому ноги отпилили, упаковали в сумку и оставили в квартире одного из убийц (убитый был его соседом), а туловище вынесли сразу. При этом мужики были настолько пьяны, что толком ничего не могли объяснить оторопевшим патрульным. Пришлось вначале дать им проспаться.

Абсурдность этих кровавых историй может сравниться с изысками Квентина Тарантино, вот только режиссер наполнял свои безумные картины вроде «Криминального чтива» черным юмором. Его отморозки скорее смешные, чем страшные. Когда же подобные сюжеты встречаются наяву - не до смеха.

Разговор с начальником лучше ЛТП

Мурманск - благополучный, интеллигентный город. Люди в основном работающие, образованные и даже криминал, что называется, в рамках. Но в последние месяцы от количества выявляемых тяжких и особо тяжких преступлений оперативники хватаются за голову. Причем это не гангстерские разборки и не «игры в жмурки» доморощенных бандитов. Кровавые драмы множатся именно в быту, в семье. Почти 90 процентов - «по пьяни».

Впрочем, в этом мы не сильно отличаемся от остальной России. По официальным данным, в стране 80 процентов убийств совершается лицами в состоянии опьянения. Алкоголь ежегодно уносит примерно 700 тысяч жизней. Считается, что водка - причина смерти каждого четвертого россиянина. По данным Роспотребнадзора, потребление 100-процентного этилового спирта составляет 18 литров на душу населения в год. Это более чем вдвое превышает порог, за которым начинается деградация нации. По употреблению горячительных напитков мы впереди планеты всей. И таких «успехов» достигли за какие-то полвека: накануне Великой Отечественной на гражданина Страны Советов приходилось ровно в десять раз меньше чистого алкоголя.

Социологи спорят, где корень проблемы: пьют оттого, что плохо живут, или наоборот. У правоохранителей своя версия: сталкиваясь ежедневно с последствиями алкоголизации населения, они делают вывод, что государство отвернулось от падшего человека.

- Пьющий человек у нас остался наедине со своей проблемой, - считает Сергей Колбушков, начальник отдела по организации деятельности участковых уполномоченных милиции и подразделений по делам несовершеннолетних УВД по Мурманской области. - Да, существует ряд добровольных организаций, где могут помочь, вроде общества анонимных алкоголиков, но они, по определению, ориентированы на тех, кто сам готов исправиться, кто осознает свою беду. А осознание - уже полдела. Между тем известно, что большинство сильно пьющих не считают себя больными.

Сергей Валерьевич сетует: в прошлом остались товарищеские суды и принудительное лечение от алкоголизма. Пусть такие методы кажутся варварскими, однако на смену им не пришло никаких иных. Люди в погонах все же пытаются как-то влиять на граждан группы риска: тем, кто имеет постоянный заработок, в случае правонарушения сообщают о случившемся на работу. Эта практика обычно эффективна - никому не нужны сотрудники с проблемами, и одного разговора с разъяренным начальником хватает надолго. Такая мера на некоторых действует лучше ЛТП.

Моя хата с краю

Однако статистика свидетельствует, что две трети совершивших «пьяные» убийства - не работающие. Многие, впрочем, находятся в поле зрения стражей порядка - речь о тех, кто, систематически употребляя спиртное, докучает соседям, нарушает общественный порядок, попадается «по хулиганке». Однако закон предоставляет весьма скудные механизмы воздействия на таких субъектов.

Чтобы привлечь к уголовной ответственности, к примеру, дебошира, воспитывающего жену кулаком, нужно ее добровольное заявление. Но выносить сор из избы доселе считается постыдным, женщины терпят, повторяя: «Бьет, значит, любит». Либо все же обратившись в милицию, потом забирают заявление, поддавшись на уговоры или угрозы домашнего тирана. Для жертв насилия в нашей области существуют кризисные центры, правда, пользуются их услугами далеко не все.

Между тем многие убийства оказываются лишь финалом долгой череды истязаний и унижений. А подчас на преступление идет сама женщина, решив таким образом разрубить узел семейных мучений. Так, в апреле в Апатитах мать двоих детей зарезала мужа, чтоб избавиться от его издевательств.

Подчас обуздать распоясавшегося выпивоху могут соседи, вовремя вызвав милицию, но…

- Граждане вызывают патрульных, лишь когда дело касается их самих, - сетует Сергей Колбушков. - Либо шум за стенкой мешает спать, либо пьяные к ним в двери ломятся. Тогда, конечно, набирают 02. А в иных случаях - полное безразличие. Порой возмущает человеческое равнодушие. В семье годами творятся безобразия, весь подъезд об этом знает, но никто не реагирует! Недавно женщину средь бела дня в собственной квартире забили насмерть, она кричала, звала на помощь, многие слышали, но никто не откликнулся!

Буря в стакане водки

О водочной беде, захлестнувшей Россию, давно звонят во все колокола. Законодатели предпринимают различные попытки решения проблемы. Одной из них стал запрет на продажу спиртного в ночное время, обернувшийся… разгулом подпольных «винокурен». Самогонщики, подрастерявшие было клиентуру, вновь подсчитывают барыши. В прошлом году МВД пресекло деятельность 449 нелегальных точек по изготовлению спиртового суррогата. Кроме того, растет производство зелья в промышленных масштабах.

Выявляются сотни тысяч нарушений акцизного законодательства, поддельные акцизные марки обнаруживают тоннами. По данным комитета по безопасности Госдумы, количество реализуемых спиртных напитков в стране на 80 процентов больше, чем их производство. И если в Москве объем контрафактной и суррогатной продукции составляет около четверти, то в субъектах Федерации эта цифра возрастает вдвое. За год производится не менее 600 миллионов литров только самогона.

Недавно ход конем сделал губернатор Кировской области Никита Белых. Он предложил проект регионального закона, налагающего полный запрет на выработку и хранение домашнего алкоголя и фактически приравнивающий пиво к спиртным напиткам - теперь с открытой банкой или бутылкой будет запрещено появляться в общественных местах. К слову, предыдущий антиалкогольный закон, повысивший штрафы за распитие спиртного на публике, дал результат: за первый квартал этого года в Кировской области на треть снизилось количество преступлений, совершенных в нетрезвом состоянии.

Впрочем, в масштабе страны подобные инициативы вряд ли найдут отклик. В частности, недавнее предложение о повышении пивных акцизов вызвало протест многих губернаторов. Мотивация простая: алкоголь - источник бюджетных доходов, поэтому любые строгости могут ударить по экономике. Правда, никто не подсчитал, как бьет по ней «пьяная» преступность и смертность, которой, кстати, в основном подвержены мужчины трудоспособного возраста. О демографии и говорить не буду.

Может, в этом корень проблемы, у которой есть и экономическая, и этическая стороны. Бюджет в значительной степени зависит от производства, ввоза, реализации и потребления алкоголя. И запрещать его либо ужимать «в правах» невыгодно. Помню, какая буря в стакане (хочется сказать не воды, а водки) поднялась в начале двухтысячных по поводу ограничения рекламы алкоголя. Возмущались не только водочные короли, но и руководство телеканалов, подсчитавшее убытки. Реклама все же была ограничена. К сожалению, только этим проблему не решить. И, возможно, ее не решить вовсе, покуда страна живет на водочные деньги. И умирает.

Татьяна БРИЦКАЯ