Совместный проект газеты «Мурманский вестник», региональной общественной организации «Центр защиты прав и свобод», областной прокуратуры и Адвокатской палаты Мурманской области совсем не случайно получил название «Мы - вправе». Все «Досье...», поступающие к нам на экспертизу, рассматриваются с точки зрения прав человека.

Опытные юристы, правозащитники не только дадут профессиональные юридические советы, но и помогут бороться с нарушениями ваших личных и гражданских прав и свобод.

Участники проекта: Наталья Николаевна Введенская - руководитель проекта, автор идеи, председатель Центра защиты прав и свобод; Виктория Михайловна Зарецкая - генеральный директор юридического центра «Персона Грата», заместитель председателя центра; Алексей Николаевич Попко - прокурор отдела прокуратуры Мурманской области; Роман Валерьевич Кузнецов - вице-президент Адвокатской палаты Мурманской области.

Дело о переселении из ЗАТО

Я - вдова инвалида войны, реабилитированная, ветеран труда и труженик тыла, имею инвалидность 2-й группы. После смерти мужа в июне 1997 года приехала к детям в Полярный. В августе 2002-го зарегистрировалась по месту жительства. Сын через год выходит на пенсию и уезжает в деревню. Внучка с мужем, военнослужащим, скоро должны получить сертификат и тоже покинут Полярный.

Мне по состоянию здоровья требуется сменить климат на среднюю полосу. Так как я уже жила на Крайнем Севере 11 лет, то считаю, что имею право на получение жилья по программе переселения из ЗАТО. Обратилась в администрацию города, но получила отказ на том основании, что я не работала в Полярном. Правильно ли мне отказали?

Анна СИГАЧЕВА, Полярный.

После смерти мужа я была вынуждена в декабре 1997 года переехать с Украины к дочери в Заозерск. Прописку и паспорт гражданина РФ получила только в мае 2005 года. Своего жилья не имею, живу с семьей дочки. Я блокадница, инвалид и ветеран Великой Отечественной войны. Узнав об указе президента РФ об обеспечении жильем ветеранов войны, обратилась в администрацию ЗАТО Заозерска с просьбой предоставить мне жилье по программе переселения из ЗАТО. Но мне отказали, мотивировав тем, что я не прожила в гарнизоне десяти лет, хотя у меня есть нотариально заверенное свидетельство, подтверждающее мое проживание в Заозерске с января 1998 года.

В постановке на учет по программе переселения из районов Крайнего Севера мне также отказали в связи с отсутствием стажа в ЗАТО. Но как я могла заработать стаж, если приехала на Север в 73 года и будучи к тому же инвалидом 2-й группы 3-й степени? Мне 84 года и вряд ли смогу ждать еще 10 лет, когда подойдет очередь на квартиру. Прошу вас помочь мне.

Людмила ЖУРУК, Заозерск.

Кузнецов: По сути, оба этих обращения на одну тему - как выехать из ЗАТО. Я обратился к нашему законодательству, в частности, к постановлению правительства РФ от 11.01.2001 г.

№ 23. Там говорится, что право на первоочередное обеспечение жильем за пределами ЗАТО в случае переселения имеют те, кто проработал там 10 и более лет и утратил со своей организацией служебную связь; военнослужащие по достижении ими предельного возраста пребывания на службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями; безработные, которые не могут найти работу и нуждаются в соцзащите. К сожалению, Сигачева и Журук не подпадают ни под одну из трех категорий. Именно поэтому обе женщины и получили отказы от администрации ЗАТО.

Они также высказывают желание выехать на постоянное место жительства на юг, в среднюю полосу. Однако данный документ не обязывает администрации закрытых территориальных образований предоставлять им жилье за пределами области.

Правда, Сигачева пишет, что ее родные скоро получают сертификат и уезжают. Можно признать ее членом семьи внучки, тогда Анне Прокопьевне будет предоставлена возможность получить жилье вместе с родственниками и выехать в другой город. Закон это не запрещает.

Лопатко: На какой закон ей можно ссылаться?

Кузнецов: ФЗ «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей» от 25.10. 2002 г. № 125. Нужно, чтобы родственники указали в заявлении, что Анна Прокопьевна является членом семьи. Если администрация ЗАТО не согласится, то это следует обжаловать в судебном порядке, при этом надо ссылаться на ФЗ «О прожиточном минимуме в РФ» от 10.10.1997 г. А там сказано, что под семьей подразумеваются лица, связанные родством (свойством), вместе проживающие и ведущие совместное хозяйство.

Попко: Согласен. Анна Прокопьевна ссылается еще на то, что жила и работала в районах Крайнего Севера в 50-е годы. В данном случае этот факт значения не имеет, потому что речь в постановлении идет конкретно о ЗАТО. Тем более что в каждом закрытом административном образовании действует свое положение о переселении, где регламентируются порядок и условия предоставления жилья.

Кузнецов: В законе о ЗАТО написано, что жилищные субсидии предоставляются гражданам, прибывшим в районы Крайнего Севера не позднее 1 января 1992 г. Такое же право сохраняется и за теми, кто прибыл туда из районов Крайнего Севера, если у них есть общий стаж в РКС не менее 15 календарных лет. И к тому же не имеют жилья в других регионах или получали субсидии на покупку квартиры. Эти женщины приехали позже, трудового стажа в ЗАТО у них нет.

Не надо забывать и о том, что по Семейному кодексу РФ трудоспособные дети и внуки обязаны брать на себя ответственность за то, чтобы обеспечить старость родителей, и должны заботиться о них - в данном случае получить сертификат с их учетом и вместе выехать.

Попко: Даже в материальном отношении им это будет выгодно, потому что на каждого члена семьи положены квадратные метры.

Зарецкая: Действительно, эти женщины по действующему закону не могут претендовать на переселение из ЗАТО.

Введенская: Законодатель должен предусматривать многообразие жизненных ситуаций и регулировать их. К сожалению, последние поправки в Федеральный закон «О ветеранах» да и Указ президента РФ № 114 об обеспечении жильем ветеранов Великой Отечественной не учитывают ситуации Анны Прокопьевны и Людмилы Ильиничны. А ведь она достаточно типична.

Очевидно, депутатские советы на местах, правозащитники должны обращаться к президенту РФ, в Госдуму с просьбой внести в законы об обеспечении жильем ветеранов, инвалидов войны и их семей поправки, в соответствии с которыми эти категории граждан будут иметь право на предоставление жилья за пределами ЗАТО без учета существующих сегодня ограничительных норм.

Дело об алиментах

В декабре 2002 года мы с мужем развелись. Я одна воспитываю дочь. Пока бывший муж работал в Мурманске, он по решению суда регулярно выплачивал одну четвертую часть зарплаты. В настоящее время он живет в Набережных Челнах, деньги на ребенка не присылает и с дочкой никаких отношений не поддерживает. Не могу получить от Исламова даже согласие на то, чтобы вывезти ребенка на отдых за границу.

Я обратилась в управление судебных приставов Татарстана, мне ответили, что было возбуждено исполнительное производство и установлено, что Исламов имеет машину «Тойота». Но никаких действий со стороны пристава, которая занималась моей жалобой, затем не последовало, и сейчас она находится в декретном отпуске.

Больше никаких ответов я не получала. Подскажите, что я еще могу сделать, чтобы получить алименты на ребенка, и могу ли я лишить Исламова родительских прав?

Ольга ИСЛАМОВА, Мурманск.

Кузнецов: По законодательству алименты можно получать как в твердой сумме, так и в процентном отношении к заработку. Ольга Владимировна, судя по ее письму, выбрала второй вариант. Я бы посоветовал ей, если муж не имеет постоянной работы, обратиться в суд, чтобы изменить порядок выплаты алиментов - ежемесячно взыскивать определенную сумму. Если бывший супруг не будет платить добровольно, то его с помощью судебных приставов можно привлечь к уголовной ответственности.

Лопатко: Но я бы хотела обратить на ту часть письма, где пишется о том, что после обращения к судебным приставам выяснилось, что у Исламова есть машина, и на этом вся деятельность пристава закончилась - она ушла в декрет. И что, дело закрыто?

Попко: Здесь вопрос стоит о бездействии судебных приставов. Я бы посоветовал Исламовой обратиться с жалобой на них в прокуратуру по месту нахождения исполнительного листа, в Набережные Челны. Судебные приставы должны были взять с бывшего супруга обязательство о выплате алиментов на ребенка, предупредить его об уголовной ответственности и даже возбудить уголовное дело.

Введенская: А что бы вы ответили на второй вопрос - о лишении родительских прав?

Попко: Это, конечно, крайняя мера, и решать суду. Я бы посоветовал Ольге Владимировне обратиться в органы опеки и попечительства. Его сотрудники помогут собрать необходимые документы для лишения родительских прав, запросить нужные характеристики. Мнение девочки, ей 12 лет, тоже будет учитываться в суде.

Кузнецов: Кстати, суд обязательно смотрит, платит ли человек алименты, помогает как-то ребенку, поддерживает ли с ним отношения. В первую очередь маме надо собрать документы, что отец злостно уклоняется от уплаты алиментов. В суд могут быть приглашены представители органов опеки, воспитатели детсада, соседи, родственники.

Зарецкая: 69-я статья Семейного кодекса говорит о том, что лишить родительских прав можно, если родители уклоняются от воспитания, содержания ребенка, уплаты алиментов. Суд вправе установить факт злостного уклонения от алиментов. Я обратила внимание еще на один момент в письме. Ольга Владимировна пишет, что отец не дает согласие на вывоз ребенка на отдых за границу. Согласие для этого не требуется, кроме случаев, когда родитель обратился в миграционную службу с заявлением о запрете вывоза ребенка за границу. И еще надо знать, что некоторые страны требуют согласия на ввоз ребенка на свою территорию.

Попко: Если у мамы письменно зафиксирован отказ отца на вывоз ребенка за границу, то это тоже аргумент для суда. Доказательство того, что родитель препятствует развитию и укреплению здоровья дочери. Возможен и такой вариант: когда отец убедится, что дело дошло до Уголовного кодекса и ему грозит не только конфискация машины, а и лишение свободы, он сам может отказаться от воспитания ребенка. Суд наверняка это учтет.

Лопатко: А должен ли он будет и после лишения родительских прав платить алименты своему ребенку?

Кузнецов: Конечно, эта обязанность родителей записана в законе.

Введенская: Слово «алименты» происходит от латинского alimentum, что означает «пища, пропитание». Алименты - не роскошь, они нужны на самые насущные потребности незащищенного человечка, их получение - гарантия того, что он будет иметь необходимый для поддержания жизни минимум до того времени, когда сможет обеспечивать себя сам.

Понятно, что, не уплачивая алименты в течение восьми лет, бывший муж Ольги Владимировны злостно нарушает все правовые и нравственные нормы по отношению к своей дочери. Злостность определяется сроком и причинами неуплаты алиментов. При этом отсутствие дохода не является уважительной причиной.

Думаю, что Ольге Владимировне надо добиваться возбуждения в отношении бывшего супруга уголовного дела по статье 157 УК РФ. Для этого следует обратиться с заявлением в органы внутренних дел либо в прокуратуру.

И еще. Если служба судебных приставов в Набережных Чалнах бездействует, обращайтесь в управление Федеральной службы судебных приставов России. Телефон доверия (495) 620-65-97, тел/факс (495) 620-65-37, справочная (495) 620-64-00. Адрес: 107996 г. Москва, ул. Кузнецкий мост, 16/5, строение 1.

Дело о компенсации дорожных расходов

Мы - неработающие пенсионеры. В августе прошлого года ездили по путевке на отдых в Болгарию. Сдали проездные документы в Пенсионный фонд, оплатить дорогу нам отказали. Обратились в суд, который урезал компенсацию проезда в пять с лишним раз, сославшись на какие-то ортодромические расстояния. Согласиться с этим мы, конечно же, не можем. Просим разобраться.

Супруги ТАРАНИЧ, Мурманск.

Кузнецов: Существуют правила компенсации расходов на оплату стоимости проезда пенсионеров, проживающих в районах Крайнего Севера от 1.04.2005 г. № 176. Там речь идет об оплате расходов на дорогу только на территории РФ.

А если наши пенсионеры пожелали отдохнуть по путевке за границей, то здесь используются другие правила, и вычислить расходы на дорогу может только специалист, так как в данных случаях применяется так называемая ортодромия - кратчайшая линия между двумя точками на поверхности вращения. Значения ортодромических расстояний между международными аэропортами представляет ФГУП «Госкорпорация по ОрВД». Поэтому суды туда и обращаются, как было и в случае с супругами Таранич.

С учетом полученных расчетов была определена стоимость перелета до Варны из Санкт-Петербурга и обратно, она составила 1555 рублей 30 копеек, умноженная на два. А вот расходы на дорогу по территории РФ были оплачены полностью, как того требует закон: проезд в плацкартном вагоне пассажирского поезда до Питера и обратно. Понятно, что полученная сумма супругов не устроила - она значительно меньше той, что они заплатили за дорогу. Но таков закон. Я бы посоветовал всем, тем более пенсионерам, чьи доходы невелики: прежде чем собираетесь на отдых за границу, выясните все вопросы в турфирме.

Попко: С решением суда я полностью согласен, оно аргументированно и законно. Надо сказать, что с применением методики Госкорпорации по ОрВД оплачивается дорога за границу не только пенсионерам, а и государственным, муниципальным служащим, бюджетникам.

Кузнецов: Если бы супруги Таранич летели в Варну через Сочи, а не через Санкт-Петербург, компенсация за дорогу была бы значительно больше - за счет стоимости билета на наш черноморский курорт.

Введенская: Короче говоря, права Веры Ивановны и Виталия Александровича не нарушены. Таков закон. Но если они все-таки продолжают сомневаться в справедливости нормы закона и ее соответствии Конституции РФ, то могут обратиться в Конституционный суд.

В любом случае, если вы захотите отдохнуть за рубежом, то надо знать, что дорогу вам оплатят по территории России до определенной пограничной точки. Детали обязательно уточняйте в турагентстве.

Дело о неполученной соцпомощи

Моя внучка с сыном прописаны в квартире матери, где зарегистрировано 6 человек, а проживают они у меня, одинокой престарелой пенсионерки. Зарплата у нее 6 тысяч плюс алименты - полторы тысячи. При таких мизерных доходах внучке, конечно же, положена соцподдержка, но ее не дают, так как совокупный доход всех прописанных в материнской квартире выше нормы. Есть ли выход из этой ситуации?

Т. И. КУЗЬМЕНКО, Мурманск.

Попко: К сожалению, к данному обращению не приложены никакие документы, неизвестно даже, где работает молодая женщина, и потому непонятно, отчего ее зарплата ниже прожиточного минимума.

Зарецкая: Также не ясна ситуация, почему внучка с сыном прописаны у матери, а живут у бабушки. Может быть, логичнее было бы зарегистрироваться им на бабушкиной жилплощади?

Введенская: Рассматривать такое обращение, не подтвержденное никакими документами, практически невозможно. Недаром же мы всякий раз обращаемся к читателям с просьбой присылать копии всех документов, если они хотят, чтобы юристы могли рассмотреть конкретные факты и дать консультацию. Надеюсь, мурманчанка Кузьменко при повторном обращении к нам все это учтет.

Дело о персональных данных пациента

В стоматологической поликлинике Оленегорска теперь требуют заполнить некую сигнальную карту и указать, какими болезнями пациент болеет: аллергия, ишемия, гипертония, гепатит, диабет и прочее. Не является ли это нарушением гражданских прав и вмешательством в личную жизнь? Обязан ли я заполнять подобные карты? И почему бы стоматологам не запросить мои данные в поликлинике, где я лечусь?

Николай СТЕПАНОВ, Оленегорск.

Зарецкая: Запросить данные они не имеют права, поскольку сведения, которые просит предоставить стоматологическая поликлиника, относятся к персональным данным гражданина. В Конституции РФ, в статьях 23 и 24, говорится о неприкосновенности частной жизни , а также о том, что сбор, хранение информации о личной жизни без согласия человека не допускаются. На основании этих статей принимался Федеральный закон «О персональных данных» от 27.07.2006 г. № 152, где тоже сказано, что данные о здоровье собираются только с согласия самого человека. Кодекс об административных нарушениях, статья 13.11 предусматривает за это ответственность.

Любой человек вправе отказаться предоставить о себе какие-либо персональные данные, если не хочет.

Кузнецов: Однако тут есть серьезный вопрос. Отказавшись дать информацию об имеющихся заболеваниях, человек подвергает опасности свое здоровье. У него может быть аллергия на определенные лекарства или в момент посещения стоматолога резко подскочит давление, случится сердечный приступ... И что должен делать врач, который не знает о здоровье пациента? Он даже не сможет оказать ему помощь.

Попко: В данном случае у пациента поликлиники просто просят согласия предоставить сведения о своем здоровье. Требовать же никто не имеет права.

Введенская: Стоматологическая поликлиника Оленегорска предлагает пациенту дать письменное согласие на обработку персональных данных, в том числе и составляющих врачебную тайну. Думаю, в данной ситуации следует проявлять осторожность. Во-первых, потому что Закон «О персональных данных» несовершенен, содержит немало неурегулированных правовых норм. В этом смысле он в худшую сторону отличается от конвенции Совета Европы «О защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных».

Во-вторых, в статье 9 Закона «О персональных данных» впервые вводится понятие «цель сбора персональных данных», а критерии, которым эта цель должна соответствовать, не оговариваются.

И в-третьих, статья 10 - о специальных категориях персональных данных, к которым относится информация о состоянии здоровья, - не содержит ограничений на сбор этих данных. Здесь отсутствуют критерии оценки необходимости защиты жизни и здоровья, не установлены соответствующие гарантии, как требует Европейская конвенция, которая действует на территории России - она ратифицирована нами в 2005 году.

Короче говоря, я бы подписала заявление о согласии только в случае, если в нем четко будет обозначено куда, зачем, когда и какая информация будет передаваться третьим лицам. Это относится и к сигнальной карте пациента стоматологической поликлиники Оленегорска, которую, как пишет Николай, «требуют в категорической форме заполнить», что противозаконно.

Дело об обрезанной антенне

В прошлом году мне без моего согласия подключили антенну «Море ТВ». Я за нее не платила три месяца, так как телевизора у меня не было, и антенну мне обрезали. Теперь телевизор я приобрела, готова даже оплатить трехмесячную задолженность, но с меня требуют еще 500 рублей - за повторное подключение. Как мне поступить?

Ольга ПЛЮСНИНА, Мурманск.

Попко: Есть указ президента РФ об общероссийских общедоступных обязательных телерадиоканалах, которые бесплатны для потребителя. В данном случае мы видим несоблюдение закона. У мурманчанки Плюсниной сняли общедомовую антенну, провели свою. Но при этом фирма должна была оставить за жильцом право смотреть «Первый канал», «Россия 1», «Россия К» и другие обязательные каналы, как того требует закон. Второе: раз за свои услуги «Море-ТВ» берет деньги, следовательно, должен быть заключен договор. Из письма ясно, что его не было, значит, и повторного подключения быть не должно.

Зарецкая: Женщине можно посоветовать обратиться в прокуратуру за защитой своих прав.

Попко: Я бы рекомендовал для начала написать заявление непосредственно в «Море-ТВ» о подключении к антенне. Возможно, Плюсниной и не откажут. А получив письменный отказ, Ольга Викторовна уже может обратиться за помощью в Октябрьскую прокуратуру.

Зарецкая: Плюснина пишет, что готова оплатить задолженность за три месяца. Но делать этого не следует. Не было договора, и услуга не оказывалась, так за что платить? Кстати, если ей нужны только обязательные общероссийские каналы, она вправе обратиться за защитой своих прав в антимонопольный комитет.

Введенская: Компания «Мурманские мультисервисные сети» (или «Море-ТВ») грубо нарушила Конституцию РФ, Гражданский кодекс, Закон «О защите прав потребителей» и ряд других законодательных актов. Поэтому, Ольга Владимировна, обратитесь в прокуратуру по месту жительства или в суд и требуйте восстановления ваших нарушенных прав.

Проект «Мы - вправе!» продолжается. Пишите нам о своих проблемах и не забывайте присылать все подтверждающие документы, указывайте адреса и телефон, свой электронный адрес, чтобы мы могли быстро с вами связаться.

Напишите, что вы предприняли для изменения ситуации и кто из официальных лиц не оказал вам поддержку.

На конверте обязательно укажите: проект «Мы - вправе!».

Наш телефон 23-13-02.

Подготовила Людмила ЛОПАТКО.

Фото: Ещенко С. П.
Виктория Зарецкая.
Фото: Ещенко С. П.
Роман Кузнецов.
Фото: Ещенко С. П.
Наталья Введенская.