Вот уже седьмой год, как в Мурманске успешно работает городская общественная организация «Прикосновение исцеляющей лапы». Ее создатели - известные в городе кинологи Ирина Максимова и Татьяна Пашкова вместе со своими четвероногими питомцами приходят на помощь детям, оказавшимся в самой трудной ситуации - на онкологической койке, в Доме ребенка, коррекционном детском саду или школе.

Радостью надо делиться

- Что заставляет вас заниматься этим совсем не легким делом? - спрашиваю у руководителя «Исцеляющей лапы» Ирины Максимовой. - Денег вам за это не платят, хлопот выше головы.

- Собака - это радость, а радостью надо делиться, - отвечает Ирина.

Дети есть дети, где бы они ни находились. И в онкологическом отделении детской больницы, и в инвалидном кресле они одинаково радуются приходу мурманских канистерапевтов (от латинского canis - собака) и их подопечных мохнатых «докторов». В холле городской детской больницы, где проходит очередное занятие, ребячий смех не умолкает. Сегодня дети участвуют в соревновании - кто дольше не отдаст цвергшнауцеру Ежевичке мягкую игрушку - бегемотика. Ребята носятся по холлу, волоча игрушку на длинном шнуре, а за ними, как черная молния, буквально летит мохнато-хвостатый клубок. Бац! Ежа на крутом повороте не успела тормознуть и не слабо приложилась мордой к косяку. «Ну, все, - мелькает у меня в голове - игре конец». Однако мужественная терьерша лишь мотнула бородатой башкой и снова помчалась за игрушкой.

- Сегодня чемпион Саша! - объявляет Ирина Максимова. Давайте ему похлопаем. Сейчас будем Ежу правильно выгуливать. Но она растрепалась, надо ее причесать. Кто помнит, как это делается?

- Я! Я! Я!!!

Ребячьи руки тянутся наперебой, как в школе. Наконец выбранный счастливчик берет специальную расческу, а остальная детвора окружает его плотным кольцом. Совсем непростое это дело - правильно расчесать жесткошерстного цверга. Как, впрочем, и вторую участницу занятий - йоркширского терьера Плюшу. С Плюшкой даже сложнее - шерстка у йорка длинная, мягкая, шелковистая, по структуре очень схожа с человеческими волосами, а пальцы у ребятишек, особенно самых маленьких, не очень-то ловкие. Вижу, как один из малышей принялся чесать Плюшку против шерсти, да еще и дернул за шелковую прядь - нечаянно, но ощутимо. «Вот сейчас гавкнет, а то и цапнет!» - в смятении жду я реакции йорка. Но Плюша лишь прикрывает глаза, ничем не выдавая ни боли, ни испуга.

- У нас очень жесткий отбор среди собак на право работать с детьми, - подчеркнула уже после занятия Ирина Максимова. - Из десяти животных лишь одна способна на абсолютно несобачье поведение: там, где любая другая псина рефлекторно дернется, отпрянет, а то и залает от испуга или неожиданности - наши проявляют поистине нечеловеческое терпение и выдержку.

Кстати, настоящее имя Плюши - Ай-Люли Очень Важная Персона. И это понятно - йоркширы считаются гламурными собаками, не зря их, как престижную сумку от Гуччи, прихватывают на светские тусовки столичные шоу-звезды. А вот мама Плюши - еще более крохотная Мини-Шоп-Блонди, привезенная из столичного питомника с мировым именем (ее Ирине подарили друзья), для работы с детьми абсолютно не годится, до того неприступный и свирепый имеет нрав. «Мам, если бы наша Пуська (домашнее имя Мини-Шоп. - Н. А.) была бы овчаркой, она бы всех в доме сожрала, кто вздумает пошевелиться», - сказал как-то Ирине сын. Это о собачке, которая значительно меньше кошки.

Третья участница занятий - вообще крошка. Это чихуахуа Кнопка. Ее ребятишки обожают гладить, тискать, дрессировать и с неохотой передают друг другу. Надо видеть, как шелковая Кнопа с глазами, которые кажутся больше мордочки, доверчиво ходит по рукам, а особо ласковых малышей нет-нет да и лизнет в щеку. А ведь кинологи знают: чихуахуа - это собака, в крошечном теле которой живет отважная и гордая душа волкодава. Но здесь - в больнице ли, в детском ли доме - собаки работают. А на работе дисциплина и выдержка превыше всего.

Вместо таблетки - любовь

Канистерапия не случайно один из самых востребованных видов зоотерапии - она доступна, и собаки подходят для нее лучше, чем остальные животные. Особенно действенно хвостатые «доктора» помогают пациентам, которые тяжело идут на контакт - детям, страдающим синдромом Дауна, ДЦП, эпилепсией, аутистам и особенно детям-сиротам. Ведь как бы заботливо ни относились к оставленным родителями малышам (настоящих сирот нынче мало), сотрудники детских домов, какими бы игрушками их ни развлекали и как бы нарядно ни одевали - сироты все равно ощущают дефицит ласки и душевного тепла. И тут четвероногие гости со своими хозяевами-кинологами просто неоценимы. Они помогают ребенку оттаять, преодолеть страх перед окружающим миром, обрести уверенность и оптимизм.

В Мурманском областном специализированном Доме ребенка канистерапевты работают второй сезон. Тут они ведут не просто развлекательные, но и развивающие занятия, благо у Ирины Максимовой первое образование - высшее педагогическое.

- Где у Маши ушки? А покажи ушки у собачки! Какого цвета у Плюшки бантик? Красного? А посмотрите-ка вокруг, где еще красный цвет? А это ваша старая знакомая Ежа. Давайте ее похвалим. Хорошая. А еще? Красивая, ласковая, умница. А еще она умеет танцевать. Давайте посмотрим, как Ежа танцует вальс.

Дети на занятиях совсем маленькие - от двух до трех с половиной лет. Большинство из них настоящую живую собаку впервые увидели на занятиях «Исцеляющей лапы». Здесь они узнали, что бежать от собаки нельзя, надо просто встать и стоять спокойно. «Собака ведь не полезет на дерево, - резонно объясняет Татьяна Пашкова, - вот и ты, если встанешь столбиком, не будешь ей интересен». Даже занятие по расчесыванию и другому уходу за животными полезно тут особенно, оно тренирует моторику пальцев, устраняет спастику, холодные детские пальчики от поглаживаний мягкой шерсти теплеют, становятся более гибкими и ловкими. А еще у ребятишек улучшается координация движений, память, они многое узнают о братьях наших меньших, получают навыки заботы о ком-то. Прежде чем начать причесывать Плюшку, маленький Максимка провел расческой по своей ручке - почувствовал, какая расческа жесткая, и, уже причесывая йорка, стал обращаться с собачкой, словно она рюмочка стеклянная - нежно, бережно, осторожно. Мальчик явно понял, что не только собака ему нужна, но и он ей нужен, необходим и уже почти любим ею.

С маленькими собаками дети играют и занимаются в просторном игровом холле. С большими гуляют во дворе и обожают кататься на санках, запряженных огромной псиной. Они их не просто не боятся, иных и за собак-то не принимают. Скажем, с лабрадором Соней, которая ростом с них самих, ребятишки ведут себя, как с большущей мягкой игрушкой - на флегматичную, спокойную Соню можно забраться, побарахтаться с ней в сугробе, ну а уж запрячь в санки - самое то.

Поведение собак, даже тщательно отобранных, кинологи постоянно контролируют. У Ирины Максимовой несколько лет успешно работала на занятиях цвергшнауцер Анчутка. Но со временем стала стареть и проявлять некоторую возрастную сварливость. Как-то раз Ирина заметила, что в ответ на неосторожный толчок ребенка-инвалида в коррекционной школе Анчутка еле слышно заворчала. Больше Максимова ее на занятия не брала.

А вообще, цверги из питомника Ирины «Ай-Люли» проявляют порой чудеса терпения.

- Мы работали в коррекционной школе, - рассказывает Ирина, - и один из подростков умышленно ли, нечаянно ли - сильно пнул нашу Маську. Так, что она отлетела. Я думаю, ну все, Мася отработала, к детям больше не подойдет. Но она полежала, встала, отряхнулась и отправилась к детям. Правда, хвостик опущен, блеск из глаз пропал - видно, что удручена и обижена. Однако дело есть дело.

А я видела собак после занятия в детской онкологии. Мы разговаривали с кинологами, а псюхи, пару минут назад носившиеся по ковру наперегонки с детьми, буквально валялись на нем, вывалив языки. Полежав, Кнопка побрела к своей сумке и забралась в нее. Ее примеру последовала вымотанная до предела Плюшка. К Ежевичке подошел с игрушкой в руке оставшийся в холле мальчик. Не пациент, просто зашедший к кому-то в гости. Пригласил ее поиграть, тряся игрушкой прямо перед черным кожаным носом. Ежа равнодушно отвернулась. Она работала с больными детьми. А этот был здоров.

Потом, когда я прочла, что в мире уже есть собаки, по запаху определяющие ранние стадии рака, нисколько не удивилась.

Четвероногим зарплата, а люди перетопчутся

В 90-х годах прошлого века в США министерством здравоохранения официально разрешено присутствие собак в клиниках в качестве медперсонала. С тех пор многие госпитали имеют в штате собак, которые получают зарплату и пользуются социальными привилегиями. У нас в России канистерапия начала практиковаться с 2003 года, когда в Москве заработали сразу два лечебных кинологических центра - некоммерческий фонд «Ордынцы» и группа «Солнечный пес». С этими организациями, а особенно с «Ордынцами», мурманских канистерапевтов связывают теплые дружеские и деловые отношения, они даже перенимать опыт туда ездили.

Хотя если сравнивать их работу... В штате «Ордынцев» - психологи, педагоги, логопеды, коррекционники - не просто получают зарплату, все они за счет своей организации приобрели вторую специальность - кинолога. А наши мурманчанки, работающие в «Исцеляющей лапе», не только не получают ни копейки - вся их деятельность на чистом энтузиазме - волонтерская, но и свои не очень-то богатые средства вкладывают. Собаки должны прибыть на занятия чисто вымытые (специальный шампунь - 990 рублей и столько же стоит бальзам для шерсти). Обязательно причесанные - цена специальных расчесок от 1000 до 1400 за штучку. А уж сколько стоят прививки, глистогонные и другие необходимые медико-гигиенические средства, лучше не уточнять. Мешок корма обходится в 2500 рублей, его хватает месяца на два.

Спонсоры у мурманской организации есть, но их мало. К примеру, 5 тысяч рублей выделил «Росатом», на них канистерапевты купили две сумки-переноски, которые стоят, конечно, дороже, но не экономить же на самом дорогом, своих питомцах. Еще 5 тысяч «Росатом» дал на приобретение инвентаря для дрессировки, «Исцеляющая лапа» планирует открыть клуб юных дрессировщиков, тем более что кинолог Татьяна Пашкова имеет в этом деле немалый опыт и высокую квалификацию. Еще один спонсор - «Евророс» - перечисляет канистерапевтам ежемесячно по тысяче рублей. Тоже подспорье. Все. Список благотворителей на этом кончается. Раз-два - и обчелся. Такое чувство, что в Мурманске только двум энтузиасткам-кинологам все это надо. Ну и еще детям - больным, обездоленным сиротством - перед которыми канистерапевты и их мохнатые питомцы распахивают окно в большой, наполненный любовью и преданностью мир.

* * *

А помните картину Решетникова «Опять двойка»? Сколько раньше на нее смотрела - видела: стоит мальчишка-двоечник. Понурый. Укоризненно и безнадежно смотрит на него мать. Осуждающе - сестра, явно отличница. Ехидно - младший братец, наверняка - в предвкушении ремня, которого задаст балбесу отец.

И только дворняжка, водрузив недотепе лапы на грудь, преданно и с восторгом вглядывается в его лицо. «Ты пришел! Какое счастье! Подумаешь, какая мелочь - пара в дневнике. Главное, ты здесь, ты есть, и я тебя люблю!»

Посоветовать, что ли, нашим канистерапевтам повесить эту картину как символ их деятельности в офисе их организации?

Хотя... У них и офиса-то нет. Ну, тогда в квартирах, что ли. Только мужья, опасаюсь, будут протестовать. Они с этой волонтерской работой, наверное, скоро забудут, как жены выглядят.

Фото: Ещенко С. П.
Йорк Плюшка детям лучший друг.
Нина АНТОНЯН