За два дня пребывания в Мурманске уполномоченный при президенте России по правам ребенка Павел Астахов успел посетить много различных образовательных и социальных учреждений, где учатся и воспитываются сироты, дети с проблемами здоровья, а также встретился с теми, от кого зависит их настоящее и будущее. Провел совещания с руководителями правоохранительных и силовых структур, а также с руководством и представителями минобрнауки и минздравсоцразвития региона, где рассказал о предварительных итогах проверки.

Алименты вырастут

По словам Астахова, хотя Мурманская область по вопросам защиты детства выглядит неплохо, но почивать на лаврах рано. Конечно, есть плюс в том, что региону оказывают большую помощь соседи - Финляндия, Швеция и Норвегия. Проекты их общественных организаций у нас «прижились», и отдача налицо. Многим региональным программам, как считает уполномоченный, они придали ускорение.

Павел Алексеевич поинтересовался у областной прокуратуры, насколько выросло количество преступлений против детей. Оказалось, что в нынешнем, неполном, году таких было 554, в прошлом - 512. На вопрос о причинах уполномоченному ответили, что надо, мол, анализировать. «Для этого и погоны на плечах, чтобы анализировать! - не скрывал эмоций детский омбудсмен. - Мы должны отчетливо представлять: то ли волна насилия растет, то ли раскрываемость преступлений против детей стала лучше. Нужно четко знать, почему больше всего ребенок подвергается насилию в семье? В чем кроются причины - в пьянстве, безработице или еще в чем-то?» Астахов особо подчеркнул, что ждет конкретных ответов на поставленные вопросы, причем в самое ближайшее время.

Порадовала уполномоченного деятельность судебных приставов, сумевших на 45 процентов повысить взыскание алиментов с нерадивых родителей, в том числе и с помощью возбуждения уголовных дел.

Как известно, недавно в Госдуме рассматривались поправки к Семейному кодексу, предусматривающие, что тот родитель ребенка, который оставил семью (как правило, это отец), должен будет не только выплачивать фиксированные алименты, но и участвовать в реальных затратах на образование. Эти поправки конкретизируют понятие «расходы на содержание ребенка». Суды часто трактуют их только как средства на питание и одежду. Теперь же предлагается исходить и из удовлетворения интеллектуальных, духовных и нравственных потребностей. Как отмечается в сопроводительных документах к законопроекту, это позволит распределить бремя обеспечения потребностей ребенка.

В России каждая третья семья считается неполной. Около 15 миллионов мужчин обязаны платить алименты. Их размер, как правило, привязан к официальной зарплате и никак не учитывает реальных расходов на воспитание ребенка. Сегодня судебная практика складывается так, что помимо алиментов можно добиться от отца лишь частичной компенсации расходов на лечение. Возможно, предлагаемые поправки изменят такой узкий подход.

Взрослая жизнь для них - испытание

Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка поинтересовался у руководителей судебной системы, сколько семей в области лишено родительских прав, а сколько ограничено в правах. Однако точного ответа не получил. Свой интерес Павел Алексеевич объяснил так:

- К сожалению, у нас на местах, по большому счету, нет заинтересованности в возврате детям кровных родителей, в регионах нет системы работы в этом направлении, но по закону она должна проводиться. Если суд восстановил мать в родительских правах, это не значит, что органы опеки и попечительства и социальные службы должны прекращать работу с данной семьей. Риски остаются, трудности и проблемы тоже. У каждого есть право иметь семью. Дети должны получить этот шанс, - отметил Астахов.

Здесь есть разные пути, в том числе устройство ребят в приемные семьи, опекунство, патронат. И если две первые формы в нашем регионе развиты хорошо, то патронат почему-то не работает. Хотя соответствующий закон в Мурманской области принят. Только семья дает социализацию ребенка, подчеркнул уполномоченный. Попадая во взрослую жизнь, многие сироты нуждаются в социальной реабилитации и поддержке. Выпускники интернатных учреждений не умеют распоряжаться деньгами, не привыкли сами добиваться поставленной цели. В этих детях изначально не воспитывалось чувство ответственности. «Государство должно обеспечивать защиту ребенка, который выпускается из интерната или приюта», - подчеркнул Астахов и сказал, что в Мурманской области хорошо развиваются постинтернатные учреждения. Такое сопровождение ребят во взрослую жизнь продолжается до того момента, пока они по-настоящему не повзрослеют, не начнут работать, не научатся распоряжаться деньгами, дорожить собственным жильем.

Павел Алексеевич сказал, что дал поручение прокуратуре разобраться, почему у мурманского сироты Алексея Полянского образовалась задолженность по жилищно-коммунальным услугам - более 170 тысяч рублей, хотя в своей квартире он не жил ни одного дня. «Надо не только разобраться в причинах, но, если это необходимо, помочь ему рассчитаться с долгом», - сказал Астахов и выразил надежду, что в городе найдутся люди, у которых появится такое желание и возможность.

Кстати, в редакцию «Мурманского вестника» не раз с подобными жалобами обращались сироты и их опекуны, которые искренне не понимали, какой может накопиться за ребенком долг за квартиру, если он живет в детдоме, приюте или интернате. Или другая ситуация. Сирота приходит в свой дом и видит, что тот находится в безобразном состоянии и его необходимо основательно ремонтировать. Чья это обязанность? «Следить за этим должны органы опеки и муниципалитеты, и спрашивать нужно с них», - считает Астахов. По его словам, сейчас в Госдуме рассматривается вопрос об освобождении детей-сирот от коммунальных платежей.

Есть и еще одна проблема - сохранение жилья за сиротами, которые, выходя во взрослую жизнь, часто по наивности или глупости теряют полученные квартиры. Подобное случилось и с Яной М. Пользуясь неопытностью девушки, черные риелторы лишили сироту жилья, сейчас она с маленькими детьми вынуждена ютиться в социальной гостинице. Решение суда в отношении мошенников не выполняется с 2008 года. И такие случаи, к сожалению, не единичны. Астахов распорядился довести дело до конца и помочь молодой матери обрести свое жилье. При этом он также отметил, что социальные гостиницы, кризисные центры, подобные тому, что действует в Мурманске, должны быть в каждом муниципальном образовании, чтобы женщины и дети, оказавшиеся в сложной ситуации, могли получить там крышу над головой и помощь. «Благополучие ребенка вырастает из благополучия его матери», - подчеркнул уполномоченный.

Пока Павел Алексеевич знакомился с Мурманском, его помощники проверяли работу детских социальных учреждений в Мончегорске, Кольском районе и, в принципе, остались довольны условиями жизни ребят, в том числе сирот и инвалидов. Однако подметили и недостатки, о которых они подробно рассказали на совещании, а также дали несколько рекомендаций. Например, в отношении сохранения жилья за сиротами. В других регионах страны хорошо работает такая форма, как договор безвозмездного пользования жилым помещением, который заключается с выпускником интернатного учреждения на 5 лет. При этом социальный работник периодически следит за состоянием жилья, проверяет условия жизни своего подопечного, и, если убеждается, что молодой человек не способен к самостоятельной жизни, его переводят на полное гособеспечение, а квартиру передают другому сироте.

А был ли конфликт?

Рабочий день вторника Павел Алексеевич начал с посещения Мурманского центра социальной помощи семье и детям. Накануне он говорил журналистам, что у него есть жалобы от бывших руководителей и работников центра, которые попали под сокращение. «Любая оптимизация должна проводиться так, чтобы не повредить детям, - сказал Астахов. - Грустно, когда сокращаются ставки психолога, социального работника - тех специалистов, которые в первую очередь обязаны заботиться о том, чтобы права ребенка были защищены до тех пор, пока он не достигнет совершеннолетия и не сможет сам за себя постоять. Оптимизация должна быть с человеческим лицом».

Однако, как оказалось в действительности, то, на что жаловались некоторые, в основном бывшие работники и небольшая группа родителей, с оптимизацией ничего общего не имело. Новый директор Любовь Кононенко постаралась навести определенный порядок в посещении центра детьми, которые имеют проблемы со здоровьем. Численность детей в группах, в том числе и ночного пребывания, была уменьшена, как того требует СанПиН. Теперь ночевать могут только иногородние ребята и те, чьи родители работают посменно. Всем, кого новые порядки почему-то не устраивают, предложили выбрать другие детские учреждения, например первую специальную школу-интернат. Там ребятам будет предложена реабилитация, лечебные процедуры, образовательные услуги. Мало того, детей туда привозят и отвозят домой на специальном автобусе. Кто-то из родителей, познакомившись с условиями в школе-интернате № 1, остался доволен и перевел ребенка. А несколько человек, хотя и решили остаться в центре, продолжают жаловаться в различные инстанции, вплоть до суда. Однако суды, в том числе и Верховный, не усмотрели нарушений прав ребенка в мурманском центре.

Конечно, любой родитель или опекун обязан отстаивать права своего ребенка. А специалисты социального ведомства должны предоставить ему полную информацию и сделать все, чтобы ребятам было комфортно в детских учреждениях. Именно поэтому Павел Астахов, к которому обратились недовольные, предложил в ближайшее же время провести круглый стол для родителей и опекунов с участием заместителя губернатора по социальным вопросам, министра минздравсоцразвития, прокурора области, других специалистов и выяснить все наболевшие вопросы.

Хочется добавить, что буквально на другой день в «Мурманский вестник» позвонили несколько мам ребят-инвалидов и сообщили, что они сами, по собственной инициативе написали письмо уполномоченному при президенте РФ по правам ребенка, где рассказали, какие отличные условия для их детей созданы в школе-интернате № 1 и детском саду № 39. В интернате работают хорошие специалисты, в том числе и медики, там есть оборудование, компьютеры для ребят и многое другое. И пока дети там находятся, мамы со спокойной душой могут работать. Под письмом, кстати, стоит сто подписей. «Родители и опекуны, которые жаловались Астахову, ошибаются, называя первую школу-интернат психоневрологической, у нее совсем иной статус, и посещают ее те, у кого есть проблемы со здоровьем, в том числе и с такими диагнозами, как церебральный паралич и аутизм», - сказала Валентина Полякова, одна из авторов письма.

Забыть об амбициях ради детей

Недавно в «Мурманский вестник» обратилась мама двух девочек, одна школьница, вторая ходит в детский сад. Лейла приехала из Азербайджана десять лет назад, имеет в Мурманске постоянную регистрацию, а вот девочек прописать не может. Нет прописки у детей, значит, мама не может получать на них никаких положенных по закону выплат, нет у них и медицинского полиса. А без него девочки не могут рассчитывать на бесплатную медпомощь, они часто болеют, и им необходимо лечение. Из небольшой зарплаты дворника Лейла не в состоянии выделить хоть какие-то средства на визиты к платным специалистам. Женщина не раз обращалась к депутатам, руководителям администрации Мурманска и вместо реальной помощи получала только советы - найти жилье и прописаться. Был бы в нашей области уполномоченный по правам ребенка, вопрос наверняка бы сдвинулся с мертвой точки.

Однако депутаты облдумы дважды рассматривали вопрос об утверждении уполномоченного по правам ребенка и оба раза не смогли прийти к единому мнению. Как это нередко бывает, политические игры помешали законодателям определиться по существу проблемы защиты прав детей, которая в нашем регионе стоит достаточно остро.

По этому поводу на встрече с журналистами Павел Астахов сказал буквально следующее:

- Честно говоря, я ехал с печальным настроением, прочитав те дискуссии, которые велись в вашем законодательном собрании по вопросу учреждения в области должности уполномоченного по правам ребенка. Такого я просто нигде не встречал, когда из-за своих политических амбиций некоторые депутаты начинают рассуждать, что это никому не нужная должность, которая требуется для пиара одной из партий. Большей глупости не придумать. Ребенку все равно, какая партия инициировала или принимала этот закон. Наша защита детей связана с принятием Конвенции по правам ребенка, ратификацией ее Россией. Тем более что мы наблюдаем рост преступности против детей в последнее время. Насилие в отношении ребенка - это самое страшное, что происходит в нашем обществе сегодня. И как можно не понимать этого...

И еще на один момент просил обратить внимание Павел Алексеевич - это выборы кандидатуры уполномоченного по правам ребенка. Она должна быть на сто процентов надежна и проверена во всех отношениях. В этом, согласитесь, должен быть заинтересован не только защитник детства, но и все мы - жители Кольского края.

Публикации по этой теме:

Павел Астахов все видит и всех слышит. Детский омбудсмен вчера побывал в специализированных интернатах и Доме ребенка "Мурманский вестник" от 16.11.2010

Людмила ЛОПАТКО