Казалось бы - кино и немцы. Кучка людей, одетых в костюмы красноармейцев и гитлеровцев, прыгает по холмам и пытается убить друг друга. Притом, будто в приступе отчаянного безумия, выкрикивая: «Иди, я прикрою!». Чем прикрою? От кого? Зачем вообще все это?

То и дело из-за куста на черно-белом фоне сопки вырывается струя пламени, направленная даже не в сторону противника, а просто в дерево или камень. Грохот, взрывы, ругань и крики боли - то ли симуляция, то ли действительно кто-то ногу подвернул или взрыва испугался.

Так это выглядит со стороны. Военно-историческая реконструкция, посвященная одной из бесчисленных битв Великой Отечественной. Оказавшись внутри, облаченный в костюм рядового РККА (Рабоче-крестьянской Красной Армии), я не могу ответить на вопрос: зачем? Что я здесь делаю и почему жду несколько месяцев следующего вымышленного боя - для меня так и остается тайной. Видимо, права латинская поговорка: людям надоедает есть, пить, спать и танцевать быстрее, чем воевать. Быть может, этого и не хватает в рутинной городской жизни?

Здесь не будет песен у костра и пошлых анекдотов. Здесь не имеет значения, какое место ты занимаешь в обществе. Умение правильно завязать вещмешок важнее, чем умение управлять автомобилем. Пока подсумки не будут на расстоянии двух пальцев от пряжки - в строй не встанешь. Да и вообще, без знания военной истории здесь делать нечего. Здесь она обретает новый оборот. Черно-белые фотографии оживают, легендарные битвы снова поражают ужасающей красотой событий.

Именно такой битве посвящена была и эта реконструкция - одной из первых побед Красной Армии на Кольском полуострове - взятию высоты Круглая. Но этот исторический факт лишь основа для сюжета. Все остальное делается прямо на поле. Никаких репетиций. Военная реконструкция - это прежде всего театр. Только не для зрителей, а для участников. Для тех, кто находится в центре событий. Для тех, кто отважился на собственной шкуре испытать то, что чувствовали солдаты на войне.

- Нам предстоит подняться по отвесному склону на высоту более двухсот метров, - рассказывает мне один из «сослуживцев», «красноармеец» Александр Булькотин. - Притом противник уже наверху, окопался и ждет. А вот нам еще карабкаться и карабкаться... Мне уже жалко пулеметчиков, тащить «Максим» в гору удовольствия не доставит!

Пока зрители скучают, ждут начала и фотографируют малочисленные подразделения Красной Армии, в небольшом полевом лагере участникам скучать не приходится. Артиллеристы расставляют минометы, нацеливают их в свободное пространство на склонах, дабы не зацепить взрывпакетами тех, кто сегодня изображает противника. Готовятся пулеметчики - заливают воду для охлаждения ствола, забивают холостые патроны в ленту, устанавливают щитки. Спокойно только на сопке. Там укрепления уже построены, мины на горных тропах расставлены, оружие к бою готово.

Начало представления - построение красноармейцев. К радости зрителей, на площадку выезжают два раритетных автомобиля - ГАЗ-64 и не менее легендарный ГАЗ-М-1, больше известный как «эмка». На этих машинах прибыли чины верховного командования - «генерал» и «офицер НКВД». Перед бойцами они не только произнесли торжественную речь для укрепления боевого духа, но и зачитали известный приказ № 227 «Ни шагу назад». При этом энкавэдэшник настолько вошел в раж, что слушать его стало по-настоящему страшно.

После напутственных слов пришло время переходить к основному действию. Но нельзя забывать, что, как и на войне, в реконструкции у всех есть своя задача.

- Командиры отделений, пройти в палатку! Бойцы, приводите оружие в боевое состояние! - отдал команды «политрук» одного из подразделений 52-й стрелковой дивизии.

Пока младшие командиры обдумывали план наступления, рядовые красноармейцы готовились к бою. Патроны плавно загружались в обоймы, проверялись прицельные планки, подтягивались ремни. Это последняя возможность облегчить сражение. Дальше времени не будет ни на что. Даже перезарядиться по-нормальному не получится - на сопке, по пояс в снегу, под огнем противника уже не до эстетики и удобства. Лишь бы до вражеских укреплений добраться и спуститься вниз. Без травм. И с победой.

- Построились, смирно! - кричит во все горло «политрук».

- Что там еще? - слышатся недовольные возгласы красноармейцев, уютно расположившихся среди деревьев. В безопасном месте близ враждебной высоты.

- Бой начнется с артподготовки, - продолжил командир подразделения. - Так что без приказа не рыпаться, чтоб свои же не накрыли. Фронтальной атаки не будет, с фланга зайдем.

Команда «Налево!», и в путь - вслед за командиром отделения. Скрываясь от вражеских глаз за скудной северной растительностью, мы проходим строем к наиболее удобному для подъема склону сопки. Дальше последнее построение и рекомендации командующих отделений.

- Как только минометный огонь стихнет - выступаем, - говорит один из командиров с петлицами ефрейтора. - Цепью пойдем. И патроны берегите, новых вам на гору никто не доставит...

Дальше он сказал что-то еще, наверняка очень важное, да вот только за грохотом взрывпакетов последние слова было уже не разобрать. Сразу после того как взрывы закончились, поступила команда выдвигаться на позиции. Командиры - вперед. Дальше - рядовые. Цепочкой, один за другим. Рукой придерживая винтовку, другой цепляясь за деревья, пытаясь удержать равновесие на камнях и не провалиться по пояс в снег. Через 50 метров такого подъема хочется выбросить оружие и каску, чтоб не мешались. Да и шинель, которая совсем недавно спасала от холода и ветра, теперь не только казалась бесполезной, но вдобавок стесняла движения и путалась под ногами. Общему антуражу мешало разве что гоготание ликующей толпы, которая была вне себя от радости после минометного обстрела. Повезло им, подумал я, что у «немцев» минометы только для вида расставлены...

Преодолев главный подъем, мы вышли на первую линию обороны «оккупантов». За мешками с песком расположился пулеметный расчет, который сразу начал поливать нас длинными очередями. Завязалась перестрелка, которая длилась несколько минут. Только после того как все «немцы» были «убиты», пулемет стих. Казалось бы, можно выдвигаться дальше, но не тут-то было! Раздался новый взрыв - это сработала дымовая мина. До того как порыв ветра отнес дым в сторону, идти было нельзя. Слишком опасно - все-таки не видно вообще ничего. Можно не то что в своего выстрелить, но и со скал скатиться.

Кстати, о стрельбе. На инструктаже перед каждой реконструкцией участников всегда предупреждают о том, что ближе пяти метров в человека стрелять запрещено - можно серьезно ранить. Несмотря на то, что патроны холостые, порох в них используется самый настоящий. Да и вылетающие после разрыва патрона сколы тоже весьма опасны.

- Третье отделение, обойти врага с тыла! - кричит ефрейтор, выкарабкиваясь из снега, в котором увяз по самые подсумки.

Глотая дым, мы поднялись выше, следом подтянулись уцелевшие бойцы второго отделения и отставшие от своих из первого. Остальные выжившие отвлекали врага и наступали в лоб, прямо на главное пулеметное гнездо «фрицев».

Зайдя с тыла, мы открыли огонь, расстреливая последние патроны в обойме. И как раз вовремя - те, кто вел фронтальную атаку, «полегли» почти все. Дальше дело было за малым. Ошарашенные нашим появлением «немцы» сопротивление оказать уже не успели. Один из «оккупантов» сдался в плен.

После водружения Красного знамени на вершине сопки, там, где располагалось главное немецкое укрепление, снова началась стрельба. Со стороны это наверняка выглядело как ликование красноармейцев, палящих в воздух. Но на самом деле мы отстреливали оставшиеся в подсумках патроны.

Дальше было, пожалуй, даже самое сложное - спуститься по отвесным скалам вниз. Причем со всем вооружением - винтовками, пулеметами, включая не только относительно легкие MГ-34, но и внушительные по массе «Дегтярев» и «Максим», ну и, разумеется, немецкими минометами. Представление окончено. Внизу толпы зрителей, желающие сфотографироваться с «солдатами» Великой Отечественной, и «разбор полетов» - получилось ли воссоздать сражение.

- Я не знаю, как советские солдаты штурмовали эту высоту, как им удалось победить, - делится впечатлениями одетый в костюм солдата-эсэсовца Сергей Шелковников. - Все подходы прекрасно просматриваются и простреливаются. Да и вообще, проводя реконструкции в сопках, понимаешь весь масштаб этой трагедии и почему было столько погибших. Такие мероприятия только укрепляют веру в храбрость красноармейцев и уважение к ветеранам.

- Это первая реконструкция, в которой я принимаю участие, но могу сказать точно - таких ощущений испытывать еще не доводилось, - говорит «красноармеец» Кирилл Веденеев. - После подъема в гору думал - все, дальше не пойду, но как только мы открыли огонь, я на самом деле почувствовал не только прилив сил, но и гордость за то, что ношу эту форму. Все было здорово, очень рад, что довелось в таком поучаствовать.

- По масштабу - это первая подобная реконструкция в Долине Славы, - подводит итог командир военно-исторического клуба «Заполярный рубеж» Олег Переверзев. - И она удалась. Мы не только смогли собрать здесь технику и большое количество оружия, устроить минометный обстрел и обеспечить практически нескончаемую канонаду, но и сделать самое главное - почувствовать себя очевидцами той страшной эпохи. Ведь именно для этого мы здесь все собрались.

Это лишь первые впечатления. «Разбор полетов» будет продолжаться еще долго, окончательные итоги объявят перед следующей реконструкцией. Она будет приурочена к 22 июня. Состоится на высоте Пограничная, близ реки Титовка. Во время традиционного инструктажа участникам укажут на все недоработки. Ведь цель у всех одна - максимально воссоздать минувшие события, приоткрыть тем самым завесу времени, заглянуть в прошлое. Ну и выплеснуть в кровь адреналин, куда уж без него.

Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Алексей ОСЕТРОВ